«Дикая клевета»: известную правозащитницу обвинили в организации копейского бунта

​В деле о прогремевшем на всю страну четыре года назад бунте в копейской колонии наметился новый поворот

В деле о прогремевшем на всю страну четыре года назад бунте в копейской колонии наметился новый поворот. Вину за организацию беспорядков заключенных бывшие сотрудники тюремного ведомства возлагают на бывшую активистку Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), правозащитницу Оксану Труфанову. Об этом в ходе продолжающегося судебного разбирательства заявил бывший заместитель начальника исправительной колонии № 6 (ИК-6) Константин Щеголь. Примечательно, что и осужденный экс-начальник колонии Денис Механов изначально держался версии, согласно которой бунт – дело рук правозащитников, а его дело – месть криминалитета. Сама Оксана Труфанова предположения о своей причастности к беспорядкам категорически отрицает.

Подробности – в материале экспертного канала.

В 2012 году заключенные Копейской колонии № 6 в забрались на вышку в промзоне и на крышу одного из корпусов и растянули простыни, на которых были написаны призывы о помощи. Сообщения о беспорядках прошли по всем СМИ, событие получило федеральный резонанс. Заключенные копейской колонии жаловались на пытки, издевательства и поборы со стороны администрации.

Спустя два года Копейский городской суд признал бывшего начальника исправительной колонии № 1 Дениса Механова виновным в превышении должностных полномочий (статья 285 УК РФ) и незаконном изготовлении оружия (статья 223 УК РФ) и приговорил его к трем годам условного заключения с испытательным сроком в три года.

Суд пришел к выводу, что начальник колонии вымогал деньги у родственников заключенных под видом пожертвований. Кроме того, глава ИК-6 заставил одного из осужденных под угрозой ШИЗО ковать кинжалы и сабли на продажу. Прокурор в прениях запросил для Механова пять лет колонии общего режима, сам экс-начальник ИК-6 не признал вину и заверил, что его преследование организовано криминалитетом.

Примечательно, что тогда же правозащитница Оксана Труфанова уже назвала условный приговор Денису Механову «плевком обществу и правозащитникам».

В эти дни в Челябинском областном суде идет процесс над «организаторами бунта», то есть заключенными, некоторые из которых жаловались на действия администрации. Показания по делу дают в том числе и сотрудники ФСИН.

В прошедшую пятницу, 16 декабря, в Челябинском областном суде выступал бывший заместитель экс начальника ИК-6 Копейска Механова – Константин Щеголь. Как следовало из его слов, именно Труфанову стоит считать организатором событий четырехлетней давности.

«Якобы я одна заходила в колонию и передала обвиняемому Евгению Терехину телефон (и, видимо, дала указания), после чего он скоординировал весь протест», – рассказывает сама Оксана Труфанова.

На свой странице в социальной сети «Фейсбук» Труфанова говорит о том, почему на нее возлагают вину за бунт. «Следователи написали в заключении, передавая дело в суд, что в нем фигурирует еще два неустановленных лица. Все эти годы мы думали-гадали, кто же эти лица. И вот интрига начинает раскрываться. Как только я потеряла мандат члена в ОНК, тут же стала фигурировать в показании сотрудников пыточной колонии, – написала она. – То, что говорит на суде этот человек и другие сотрудники – полное вранье, это дикая клевета».

Оксана Труфанова также утверждает. будто в настоящий момент готовит к публикации в одном из московских СМИ базу данных по смертности в некоторых колониях в период с 2008 по 2012 годы, в том числе по предполагаемым убийствам. «Полагаю, что вновь возобновившееся преследование связано именно с этим – сотрудники до сих пор работают в системе исполнения наказаний – и не только в Челябинской области, а некоторые пошли на повышение».

Оксана Труфанова действительно в конце 2016 года лишилась места в ОНК, состав комиссии в целом претерпел очень значительные изменения. В частности, ряд людей, активно защищавших южноуральских заключенных: Оксана Труфанова, Валерия Приходкина, Татьяна и Николай Щуры, Дина Латыпова – были лишены мандатов профессиональных тюремных контролеров.

Сама же ИК-6 в 2016 году снова попала в федеральные ленты новостей.

В мае стало известно, что в колонии № 8 прошли обыски, которые в официальном сообщении были названы «следственными действиями». Сообщалось, что интерес силовых ведомств к учреждению может быть связан с коррупционными преступлениями со стороны руководства колонии. В ИК работали полиция, сотрудники следственных органов и ФСБ. СМИ тогда же упоминали о версии об аферах с квартирами осужденных.

«Это обычная колония общего режима с не очень большим количеством осужденных, – рассказал журналисту информационного холдинга «УралПолит.Ru» Николай Щур, бывший член ОНК. – Раньше учреждение считалось колонией, где много били, хотя в последнее время, после бунта в копейской ИК-6, избиения прекратились. Из учреждения долгое время не поступает жалоб».

О небольшом количестве жалоб из колонии заявлял и бывший руководитель ОНК Челябинской области Александр Юрин. «Особенность этой колонии – слишком мало жалоб. Это плохой признак среди правозащитников. Там заключенные живут по своим правилам. Последние пару лет на колонию просто сыпятся несчастья. Произошел крупный пожар, одно время была волна самоубийств, – сообщил нашему журналисту Юрин. – Это та колония, где заключенным проносили наркотики. По сути, работа общественников в этой колонии потеряла смысл, так как заключенные сами не хотят отстаивать свои права».

Наркотики и низкий уровень оказания медицинских услуг – две главные проблемы этой колонии, считает Оксана Труфанова. «С 2013 года мы не наблюдаем масштабных жалоб в этом учреждении. Правда, там способствуют передаче наркотиков, мы видели это, когда приезжали в учреждение, – рассказала правозащитница. – Это плохая колония в том, что касается медчасти, врачи не хотят обеспечивать лекарствами и лечить заключенных, но никаких пыток там теперь нет».

Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...