Борис Дубровский: «Давайте будем понимать, почему я здесь оказался»

На итоговой пресс-конференции челябинский губернатор рассказал о доставшемся ему наследстве

Итоговая пресс-конференция губернатора Челябинской области оказалась, по признанию многих ее участников, не похожей на многие подобные мероприятия, в которых ежегодно в декабре принимали участие Борис Дубровский и его предшественники. В отличие от прошлых лет нынешнее общение главы области с представителями средств массовой информации проходило в камерной и достаточно доверительной атмосфере. Борис Дубровский не стремился удержать дистанцию. От расположившихся полукругом журналистов 36 изданий его кресло отделяла всего пара метров.

О чем спросили главу Южного Урала журналисты – в итоговом материале экспертного канала.

О приятном

«Мы – один из немногих регионов, которые в срок к 1 октября, как было положено, в соответствии с федеральной программой, запустили в работу перинатальный центр, – рассказал Борис Дубровский, предваряя вопросы журналистов. – Уже больше 1100 женщин в этом перинатальном центре стали счастливыми мамами. И тройня там родилась.. Если бы мы этого не сделали, не было бы какой-то жизни... Еще из хорошего… что наши спортсменки неплохо выступили на Олимпиаде в Рио, привезли медали… Мы провели первенство России по фигурному катанию среди юниоров в начале года, потом этап кубка мира по фристайлу, и сейчас заканчивается чемпионат России по фигурному катанию...

Я думаю, что все были очень рады, особенно любители хоккея, что Кубок Гагарина магнитогорский «Металлург» привез в Челябинскую область. «Трактор», за который болеет весь Челябинск, и «Металлург», за который болеет весь Магнитогорск, – это всегда бескомпромиссная борьба. Но когда «Металлург» вышел в финал, я знаю, что за него болели все. Этот кубок – символ объединения всех нас, что тоже очень важно, понимание общности целей, гордости за достижения, чувство сопричастности. Любой из вас может сказать, что этот кубок – мой. Вот то, что для меня было важно".

О падении производства

«Нас не радуют 96 процентов индекса промышленного производства. Очевидно, это – не тот показатель, который мы хотели получить… Есть качественные изменения, которые видны не до конца тем, кто анализирует статистику. Мы плюсом 11 миллиардов рублей в бюджет получили по сравнению с доходами прошлого года, это порядка 10 процентов. Если мы утверждали бюджет 2016 года с дефицитом более 8 миллиардов рублей, то мы закончим текущий год с дефицитом на уровне миллиарда, не более. Это показатель, который нельзя не замечать, который отражает динамику качественных изменений. Эти качественные изменения приведут точно к тому, что на будущий год мы покажем плюс, в том числе и по индексам.

На шесть процентов поднялась средняя заработная плата в регионе. Но поскольку существуют инфляционные процессы, происходит снижение доходов населения. Это точно является проблемой, которая присутствует в области, мы ее чувствуем и понимаем. Опять же я считаю, что в будущем году мы не допустим снижения объемов производства, это наши прогнозы… Мы понимаем, как мы будем работать над развитием малого и среднего предпринимательства, улучшением инвестиционного климата, чтобы уровень качества жизни, доходы населения на будущий год не снижались».

О сельском хозяйстве

«Это та отрасль, которая в региональной экономике постоянно показывает положительную динамику. Этот год тоже не будет исключением, мы ожидаем от семи до девяти процентов роста. АПК региона показывает динамику ежегодного роста и обеспечивает более 11 процентов от внутреннего регионального продукта… Мы второе место держим по мясу всех видов по России, и каждый раз удивляются окружающие, потому что никто не оценивает Челябинскую область как агрорегион. Когда мы выступаем на выставке «Золотая осень», когда я гордо стою у стенда Челябинской области, все стараются пробежать, считая, что мы, Южный Урал, тут чужие на агропромышленной выставке. Я все время объявляю какому-нибудь руководителю и презентую наши достижения, все удивляются результатам. В этот раз премьер-министр России Дмитрий Анатольевич Медведев остановился, посмотрел и увлекся проектом, который делают в «Чурилово», – биозащита растений. Действительно – это то, чего нет в России… Эта ниша, она будет за «Чурилово», потому что они первые здесь начали работу...

Я тоже считал, что сельское хозяйство никакой перспективы не имеет в Челябинской области, думал, что это «колхоз 100 лет без урожая». А когда я в это погрузился, когда увидел экономику этих хозяйств, технологии, которые там реализованы, я понял, что это отрасль, на которую надо обратить внимание. Поскольку этот тренд федеральный – создание продовольственной безопасности. И то, что мы вторые по производству мяса, – это никакая не случайность, это период инвестиций, который начал давать свои результаты. Цифры, допустим, по свинине, рост год от года более 40 процентов – это динамика, которая очевидна, ее надо слышать и понимать. Это потому что используются технологии, которые позволяют этого добиваться. Я почувствовал, что в сельском хозяйстве есть быстрая отдача, действительно быстрая. Мы поддержали наших крестьян в закупке новой техники, проанализировали, что техника очень старая. Есть федеральная программа, плюсом мы дали деньги, в итоге так обновились, что в этом году когда новая техника зашла на поля, ее было достаточно, и получили 2 миллиона тонн».

Про саммиты ШОС и БРИКС

«Мы продолжаем бороться за право принимать саммиты ШОС и БРИКС. Была поддержка Президента, я ее не придумал, у меня она есть. У нас сомнений нет в том, что мы сможем подготовиться к 2020 году, подготовить инфраструктуру к проведению мероприятий подобного уровня. Мы изучили опыт проведения этих мероприятий, в частности, в Уфе, как они это сделали, какие нужны условия. У нас есть перечень дефектов, которые мы должны устранить, мы над ними работаем. Я надеюсь, что мы покажем динамику, которая убедит всех, что к 2020-му году, когда Россия будет председательствовать в ШОС, когда она будет принимать это мероприятие, мы будем готовы…

Да, у нас нет пока места, где мы могли бы принять такого уровня мероприятие. У нас вообще ничего нет, к нашему стыду и огорчению. Каждый раз мы приспосабливаемся: то лед растопим, то в какой-нибудь цех зайдем. У нас нет ни одного серьезного концертного зала. Поэтому такой центр нам точно нужен, который может трансформироваться под подобного рода мероприятия, в других периодах может работать как концертный зал, как выставочный центр, под проведение спортивных мероприятий.

Я рассматриваю ШОС не как цель, а как средство. Цель другая – сформировать аэропортовую, выставочную, дорожную инфраструктуру. Как знать, вполне возможно, что в России вообще не будут проводить ШОС в 2020-м году. Но это не является поводом ничего не делать».

О реформе МСУ и выборности глав

«Мы только начали в ней [существующей системой выборов глав] работать. Говорить, что я ею разочарован, я не могу. Мне казалось, что она позволяет делать отбор профессиональных людей. Дальше все-таки выборы. Депутаты выбраны в территориях, они являются представителями народа? Мы признаем это?

Так же, как и я ответственен перед заксобранием, я перед ним отчитываюсь. Депутаты могут мне сказать: «Тут тебя занесло, давай-ка вернись, подумай и приходи». Вот и вся история...

До конца не очень понятно, что такое профессия главы. Он кто? Хозяйственник или политик? Должны быть профессиональные навыки постановки задачи, бюджетирования, поиска ресурсов, оценка приоритетов и работа над теми задачами, которые он перед собой ставит. Профессионализм здесь гораздо важнее, чем возможность давать интервью и выступать на публике. Этот аргумент лежал в основе того, когда я принимал это решение…»

О кредите доверия главе Челябинска

«Как только мой личный кредит доверия к Евгению Николаевичу будет исчерпан, он сразу прекратит работать первым руководителем в городе. Раз он работает им, значит, кредит доверия есть. А оценки горожан – они ведь разные.

Что касается текущего состояния города. Знаете, я тоже живу в этом городе, и я тоже не удовлетворен его состоянием. Я тоже считаю, что Челябинск, столица Южного Урала, должен быть в другом состоянии. Мне обидно, когда я приезжаю в Екатеринбург на совещание к полпреду и вижу, что это город стал таким не за три-четыре года, а за последние 20 лет, когда была совсем другая динамика развития, когда управляли им совсем другие люди, которые были мотивированы совсем на другие результаты… У них это получилось лучше, чем у нас, потому что никто не отделял свое развитие от развития той территории, в которой ты живешь. Очень везет тем, у кого акционер какого-нибудь крупного предприятия живет в этом городе. Не в Израиле, а у себя на родине...

У меня складывается глубокое впечатление, что те, кто управлял в Челябинске, никогда не связывал свою жизнь с этим городом. А я вам обещаю, что я связываю свою жизнь с Челябинской областью. Раньше я не связывал свою жизнь с Челябинском. А мне президент сказал: «Иди и работай». Теперь я ответственно связываю свою жизнь с Челябинском. И он не стал хуже после тех, чьи фамилии я не хочу сейчас называть, чтобы не втягиваться в эту историю. Я вас убеждаю, город такой был всегда. Где хоть один выставочный центр? А сколько земли отдано под торговые центры? Кто их строит? А «Гринфлайт» – чей?

Коллеги, давайте будем понимать те проблемы, с которыми столкнулся Тефтелев и вся моя команда, давайте будем понимать, почему я здесь оказался. Потому что люди, которые оценивают объективно ситуацию, поняли, что, если она будет развиваться в том же направлении, когда ее надо «доесть» и разбежаться, то получится проблема, которую надо будет решать позже, но уже другими способами. И вот я здесь, с вами. Мне стыдно, что я не успеваю за три года сделать из Челябинска Екатеринбург или Москву. Извините меня, пожалуйста. Но мне не стыдно, что весь тот период, когда я жил в Магнитогорске, компания, которая там работала, сейчас лучшая компания в мире по металлургии. В России точно. Она кормит всю область. 20–25 % налоговых поступлений – это наш труд, мой труд. Магнитогорск в совсем другом состоянии, потому что там всегда был хозяин. Это ощущение сопричастности, которого в Челябинске по ощущениям никогда не было. Челябинск всегда расценивался как место, где можно заработать...

У меня такая мотивация. Я хочу сделать хорошо. Я не могу на тройку и Тефтелеву на тройку не позволю».

Об РМК и Томинском ГОКе

«...Когда я погрузился в проект, увидел технические моменты, которые... мы начали обсуждать со специалистами. Это, конечно же, гидрометаллургия, которая хоть и соответствует лучшим доступным технологиям, но несет риски для территории, и так нагруженной экологически.

Второй момент – это складирование отходов, которые возникают при обогащении... И когда мы настоятельно предложили коллегам все-таки сосредоточиться на складировании отходов в Коркинском разрезе, мне показалось, что это очень хороший компромисс. Но он стоит денег… для РМК... Это все очень непросто: либо рядом складывать эти отходы, либо качать их по трубопроводу в Коркинский разрез, за несколько километров. Это совершенно конкретная масштабная задача. И меня радует, что коллеги поняли все это, поняли, что нужно это сделать, если хочешь реализовать такой проект, если хочешь находиться в мире с людьми, которые здесь живут».

Фото с официального сайта губернатора Челябинской области

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Погода, Новости, загрузка...