​«Этот иск – попытка меня разорить». Спор в зауральском суде вскрыл закулисный бизнес в лесной отрасли

В сомнительной сделке всплыло имя экс-вице-губернатора Зауралья

20 ноября в Щучанском районном суде Курганской области в рядовом споре по поводу займа всплыли факты и обстоятельства, которые показывают размах закулисной деятельности в лесной отрасли. Подробности – в материале «УралПолит.Ru».

В понедельник в Щучанском районном суде начался процесс по иску москвички Ольги Бондаревой к жителю Щучья Фаязу Нургалину. Истица в заявлении, поступившем в суд 5 октября, указала, что по договорам займа от 26 июня и от 19 июля 2014 года Фаяз Нургалин получил от нее дважды по 2,9 млн рублей и до сих пор не отдал деньги. С учетом набежавших процентов она также просила взыскать с Нургалина еще свыше около 1,5 млн рублей.

В суде, заседание которого вела судья Наталья Лушникова, эти требования озвучил представитель Ольги Бондаревой Константин Миронов.

Но Фаяз Нургалин заявил в суде, что «никогда не видел Ольги Бондаревой и никаких денег у нее не брал». И просил вызвать в суд Ольгу Бондареву лично. Константин Миронов отметил, что Ольга Бондарева извещена о заседании, но просила рассмотреть дело в ее отсутствие и с участием представителя и предъявила нотариально заверенную и действующую доверенность на право представлять интересы истицы. И предъявил расписки, из которых следовало, что Нургалин брал деньги.

На вопрос судьи, известны ли ему обстоятельства, при которых заключались договоры займов и где они заключались, Миронов точно ответить не мог, заметив: «Я не уточнял, да и задачи не было».

Тогда Фаяз Нургалин сообщил, что в июне 2014 года в Москве на встрече с экс-вице-губернатором Курганской области Анатолием Гавриловичем Бондаревым подписал соглашение о намерениях по организации сотрудничества. Речь шла о расширении поставок продукции лесопиления из Красноярского края в Республику Таджикистан и другие страны Средней Азии.

В соглашении говорилось, что Ольга Анатольевна Бондарева, сторона №1, оказывает содействие в привлечении средств для расширения поставок леса, а Фаяз Нургалин, сторона №2, принимает на себя обязанность по своевременной закупке, транспортировке, таможенному оформлению и сдаче-приемке продукции покупателям. При этом по соглашению доходы сторон распределялись следующим образом: при цене поставки кубометра древесины в Таджикистан по 8 тысяч рублей доля первой – стороны 1200 рублей, доля 2 стороны – 800 рублей с каждого кубометра.

Причем, сообщил Нургалин, соглашение от имени дочери Ольги подписал сам Анатолий Бондарев, хотя в документе проставлены ее данные, как и договоры займа – и первого, помеченного той же датой, что и соглашение, от 26 июня, и второго от 19 июля – подписаны не Ольгой Бондаревой, а ее отцом.

«Расписки я давал, но на самом деле деньги мне для расширения поставок оба раза наличными давал сам Анатолий Гаврилович, – признался в суде Нургалин. – И эти деньги я возвратил, у меня есть его расписки и другие документы». Он предъявил суду эти расписки. И сообщил, что «подписал соглашение под давлением со стороны Бондарева», расценив как давление тот факт, что (цитата) «меня обманывали, что есть такой человек Ольга Бондарева, но я ее так никогда и не видел».

Из расписок следовало, что Анатолий Бондарев принял от Фаяза Нургалина для передачи Ольге Бондаревой в рамках соглашения от 26 июня 2014 года в одном случае 1 млн 748 тысяч рублей, в другом 400 тысяч рублей. Кроме того, Нургалин предъявил копии платежных поручений о переводах Анатолию Бондареву из Таджикистана по системам «Золотая корона» и «Контакт» 198 500 рублей, 510 400 рублей, 199 350 рублей, 189 350 рублей, 498 400 рублей. Были и другие переводы. «Я все деньги по займам вернул, даже с переплатой», – утверждает Нургалин.

«Ольга Бондарева – ненадлежащий истец», – заявил Нургалин и попросил суд назначить почерковедческую экспертизу, чтобы установить подлинность подписей под документами. Он же заявил, что «через некоторое время Бондарев заявил, что я его обманываю и потребовал платить с кубометра по 1700 рублей, но я и так со своей доли в 800 рублей оплачивал налоговые платежи и другие расходы моего предприятия «Сибирский лес». Он меня оскорбил таким отношением, а ведь я ежемесячно привозил ему в Москву деньги наличными, а иногда и два раза в месяц. По ежемесячным отчетам, а я все показывал, речь шла о сумме свыше 1 млн рублей. И по ним, очевидно, никакие налоги не платили. Мы встречались на разных вокзалах Москвы. С меня требовали до 5 числа последующего месяца везти деньги, а ведь это сложно – и отгрузить, и получить, и обналичить деньги. И я через несколько месяцев решил прекратить с ними сотрудничество. Когда я заявил Бондареву об этом, он сильно рассердился, но я настоял – привез ему часть денег и потребовал расписки. А часть денег на его банковскую карту переводил с карты моего сына».

Напомним, Анатолий Бондарев работал заместителем губернатора Курганской области с 2005 по 2011 год. В 2010 году в отношении Анатолия Бондарева было возбуждено уголовное дело — вице-губернатор подозревался в оказании содействия столичной компании ЗАО «УК БМК», которую он учредил, в получении государственного заказа на разработку программы модернизации систем теплоснабжения в шести районах области. Вину Бондарева установил суд, и в июле 2011 года экс-вице-губернатору был вынесен приговор — 2 года колонии общего режима. Сам Анатолий Бондаоев заявлял, что его уголовное дело «является заказным, следствие проведено с явным обвинительным уклоном, доказательства обвинением притянуты за уши».

По словам Нургалина, еще находясь в колонии, Бондарев звонил ему и переписывался по электронной почте, интересуясь перспективами возможного сотрудничества, а после освобождения из колонии приезжал в Щучье. И в итоге после серии переговоров было подписано вышеуказанное соглашение.

«Я уже ничего не должен, и этот иск – это мошенничество, попытка меня разорить», считает предприниматель. И обещал в дальнейшем открыть новые подробности этого недолгого партнерства.

Суд приобщил к делу копию соглашения о сотрудничестве и расписки Нургалина и Бондарева. И отложил заседание на 1 декабря для представлений сторонами дополнительных доказательств по делу.

Фаяз Нургалин заявил, что готовит уточненное письменное ходатайство о затребовании документов из банков по перечислению денег Бондареву, и о почерковедческой экспертизе. Он настаивает на явке Ольги Бондаревой в суд. На вопрос Натальи Лушниковой сможет ли Миронов обеспечить присутствие истца, Константин Миронов высказал предложение о судебном поручении в суд Москвы по этому поводу.

Фото: Club-rf.ru 

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...