И никого не стало. Все участники конфликта вокруг Ерихова покинули КГУ

Михаил Ерихов
Курганская общественность продолжает следить за громким судебным процессом в отношении бывшего и.о. ректора Курганского госуниверситета Михаила Ерихова, который обвиняется в превышении должностных полномочий, а также присвоении и растрате средств вуза. Подробности скандальной истории – в материале «УралПолит.Ru».

«Долг и.о. ректора превысил полмиллиона рублей»

Свои показания по делу дали на этой неделе бывшие соратники Михаила Ерихова по КГУ – экс-проректор по учебной работе Борис Шалютин и бывший главный бухгалтер, проректор по финансово–правовым и кадровым вопросам Александр Галиниченко, которые проходят по уголовному делу в качестве потерпевших. Ерихов пригласил их в состав управленческой команды летом 2015 года, а спустя полгода сократил их штатные единицы, то есть, попросту говоря, уволил. На прошедшем судебном заседании потерпевшие выдвинули свою версию того, что произошло за эти полгода.

По словам Александра Галиниченко, ситуация «определенного конфликта с и.о. ректора» возникла после того, как он стал указывать Михаилу Ерихову на необходимость погашения задолженности перед университетом.

«Эта задолженность складывалась из двух составляющих: там были частично деньги, выданные под отчет в размере, если я не ошибаюсь, 150 тысяч, и деньги, которые регулярно выдавались на командировочные расходы», – пояснил в ходе заседания Галиниченко.

По его словам, долг начал образовываться после командировок и.о. ректора в Москву и Санкт-Петербург. Ситуация, когда из 100 тыс. выданных на командировку, Ерихов отчитывался за 40-60 тыс., повторялась систематически. Судьба остальных денег главбуху была не известна, но в соответствии с нормами бухгалтерского учета они автоматически переходили в разряд задолженности командированного перед организацией.

В момент, когда размер долга превысил 500 тыс. рублей, Галиниченко начал настаивать на его погашении. И.о. ректора стал погашать его из зарплаты, но, по словам бывшего главбуха, делал это малыми частями и редко, поэтому задолженность не уменьшалась, а из-за продолжающихся командировок увеличивалась. Часть недостачи была связана с представительскими расходами, аргументирует защита бывшего руководителя вуза. Во время командировок Ерихов «проводил встречи с влиятельными людьми». Если бы он приглашал их, по его выражению, «в пирожковые», серьезный человек на встречу бы не пришел. А значит, КГУ не смог бы «наладить новые деловые контакты и получить импульс к развитию». Однако, в вузе не было принято положения о том, чтобы учитывать отчеты представительские расходы для оплаты и эта сумма автоматически переносилась в графу задолженности.

Отметим, что для зауральского вуза речь идет о достаточно большой сумме. На сайте университета пустует раздел противодействия коррупции, где указываются сведения о доходах ректората, но по данным Минобрнауки, предшественник Ерихова Роман Синдерев задекларировал за 2014 год чуть больше 1,9 млн рублей. После того, как главбух неоднократно, но безрезультатно требовал от и.о. ректора погасить долг, он решил действовать более активно и сообща с другими сотрудниками ректората.

«Он не достоин быть ректором»

Борис Шалютин во время допроса сообщил, что в конце декабря Галиниченко и проректор по инновационному развитию КГУ Олег Филистеев пригласили его на частную беседу. Они рассказали проректору по учебной работе о финансовых нарушениях и.о. ректора, после чего троица выработала план действий и приступила к его воплощению.

Филистеев переговорил с теми членами Ученого совета КГУ, с кем находился в доверительных отношениях, а Шалютин – со многими остальными. Они условились вынести на очередное заседание Ученого совета ходатайство о назначении Министерством образования и науки РФ скорейших выборов ректора. В качестве причины этого в беседах с членами Ученого совета они указывали на то, что нынешний руководитель вуза якобы не достоин возглавлять КГУ, поскольку нарушает бухгалтерскую дисциплину.

В итоге Ученый совет прошел, ходатайство в Минобрнауки было принято, а конфронтация в ректорате КГУ вышла на новый уровень.

Александр Галиниченко стал настойчивее требовать от Ерихова погасить задолженность. Борис Шалютин, наделенный правом первой подписи, отказался подписывать документы о направлении и.о. ректора в очередную командировку, пока тот не вернет долг. В ответ Михаил Ерихов лишил Шалютина права первой подписи и наделил им проректора по научной деятельности Юрия Нурулина. А уже в начале следующего года в отношении Ерихова было возбуждено уголовное дело.

«В феврале, если я не ошибаюсь, произошла выемка документов в бухгалтерии и у кадровиков Курганского госуниверситета. Проверена была касса, кассовая книга. В результате проверки документов было понятно, что существует достаточно большая задолженность со стороны и.о. ректора перед Курганским госуниверситетом», – описал дальнейшие события Галиниченко.

На одном из предыдущих заседаний прозвучало, что материалы, касающиеся нарушений Ерихова, были подобраны в отдельные папки, будто специально подготовлены главбухом Галиниченко для следователей. Потом прошли обыски в квартире и на рабочих местах Михаила Ерихова, управляющей делами ректора Ольги Кардиналовой и Александра Галиниченко. Министерство образования и науки РФ вызвало и.о. ректора КГУ в Москву.

Однако, результаты консультаций в Москве оказались достаточно необычными. Согласно данным прослушки телефона Михаила Ерихова, несколько человек, предположительно из Минобрнауки и силовых структур, настоятельно рекомендовали ему избавиться от инициаторов смуты Шалютина и Галиниченко. Первого вообще назвали «проходимцем, которого нужно гнать, потому что он и предыдущего ректора мордовал: то подставлял, то воровал, то подбрасывал».

Туманные перспективы

Вернувшись из Москвы, Михаил Ерихов издал приказ о сокращении в составе ректората должностей проректора по учебной работе и проректора по финансово–правовым и кадровым вопросам, которые занимали Шалютин и Галиниченко соответственно. В результате, первый перешел на прежнюю должность заведующего кафедрой философии КГУ, а второго уволили и с должности главбуха, потому что при трудоустройстве он не сдал декларацию о доходах на предыдущем месте работы. Представители защиты Ерихова обратили внимание и на то, что общий стаж Галиниченко в качестве бухгалтера составляет лишь пять лет, и усомнились в его квалификации.

Александр Галиниченко впоследствии через суд восстановился в должности главного бухгалтера КГУ. Он добился выплаты ему зарплаты за время вынужденного отсутствия на работе и компенсации морального ущерба, которую суд оценил в 5 тыс. рублей

Борис Шалютин тоже подал на КГУ гражданский иск. Он хотел восстановиться в должности проректора по учебной работе, поскольку она, по его мнению, является в учебном учреждении системообразующей и ее сокращение – нонсенс. Однако в ходе судебного разбирательства Шалютин отозвал свой иск, потому что провел встречу с новым и.о. ректора Олегом Филистеевым и достиг с ним неких договоренностей.

В настоящий момент все участники конфликта покинули Курганский госуниверситет. С Михаилом Ериховым расторгло трудовой договор Министерство образования и науки РФ. Александр Галиниченко после восстановления в должности по суду ушел в отпуск, а потом уволился сам. Сейчас он является руководителем Службы по работе с государственными программами и проектами Департамента образования и науки Курганской области. Что касается Бориса Шалютина, то накануне Нового года он был уволен из КГУ за двухдневный прогул. Курганский городской суд рассматривает его иск о восстановлении в должности, но в связи с тем, что кафедра философии, которую Шалютин возглавлял, в ходе структурной реорганизации КГУ упразднена, перспективы возвращения Шалютина в университет туманны.

«УралПолит.Ru» будет следить за ходом событий и держать своих читателей в курсе развития резонансного судебного процесса.

Персоны:

Места:

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...