Легенды уральской политики. Беседа седьмая. Виктор Серков: «Мне очень важно мнение людей»

Сегодня собеседник спецпроекта «УралПолит.Ru» «Легенды уральской политики» – человек, который стал первым избранным сити-менеджером областного центра в истории УрФО. Придя в политику рядовым депутатом в 1990 году, он в итоге стал главой Кургана, сломав долгое противостояние столицы Зауралья и областных властей, а Курган впервые получил целевые миллиардные вложения на развитие. Сегодня об этом и многом другом в эксклюзивном интервью нашему изданию рассказал ныне председатель Общественной палаты Кургана Виктор Серков.

Глава города Кургана в 2009–2012 гг., заслуженный работник здравоохранения Российской Федерации.

Виктор Владимирович Серков родился 4 февраля 1950 года в поселке Головнино Южно-Курильского района Сахалинской области. В 1974 году окончил Пермский государственный медицинский институт, получив квалификацию санитарного врача. В течение пяти лет работал в нем ассистентом кафедры общей гигиены.

С 1979 по 1991 годы Виктор Владимирович работал в Курганской городской санитарно-эпидемиологической станции заведующим отделом гигиены питания, заместителем главного врача. С 1991 по 2005 годы Серков был заместителем главы Администрации города Кургана, первым заместителем мэра города Кургана, директором департамента социальной политики. С апреля 2005 года по июнь 2008 года был руководителем Администрации города Кургана, затем в течение года – советником Губернатора Курганской области.

В октябре 2009 года Виктор Владимирович был избран депутатом Курганской городской Думы V созыва по одномандатному избирательному округу № 12, на заседании Курганской городской Думы избран Главой города Кургана.

Серков имеет почетное звание «Заслуженный работник здравоохранения Российской Федерации», награжден Почетной грамотой Правительства Курганской области и Благодарственными письмами Губернатора Курганской области.

14 ноября 2012 года на заседании Курганской городской Думы Виктор Владимирович объявил о досрочном прекращении полномочий. Депутаты поддержали решение о досрочном прекращении полномочий главы города Серкова в связи с отставкой по собственному желанию с 19 ноября 2012 года.

«Тогда такая романтика была»

– Виктор Владимирович, вы ведь пришли в политику в начале 90-х. Было такое желание?

– Да, было. Иначе я бы не избирался депутатом в 1990 году, работая замглавного врача Курганской городской санэпидемстанции. Избирался депутатом Курганского городского Совета народных депутатов. Это был первый демократический призыв. И я избирался от демократического крыла – ты помнишь, это были Сережа Битков, Алексей Иванов, Светлана Мехнина, Саша Антошкин. Избрался достаточно легко. Тогда такая романтика была…

– Ну и что получилось?

– У меня была достаточно хорошая работа в городском совете. Сейчас существуют платежи за загрязнение окружающей среды. Я тогда возглавил комиссию по экологии и мы разработали реально этот фундаментальный документ, приняли его на сессии городского совета. Это было первое решение горсовета, по которому предприятия были обязаны платить за это. Мы собрали много данных, расчетов, труд большой был. Решение и сейчас действует. А тогда нужно было не только собрать и учесть мнения разных специалистов, но и убедить всех депутатов, а их было не 25, как сейчас, а несколько десятков. Правда, я работал в совете не до конца созыва, меня забрали в горисполком.

– И чье это было предложение?

– Горисполкома. И мне сразу поручили социальный блок, а потом года четыре проработал замом по социальным вопросам. А потом стал первым замом руководителя администрации. Но об этом подробно говорить не хочу. Скажу только, что я руководил всеми выборными кампаниями, их было три и мы все выиграли.

– Если сравнивать выборы тогда и теперь…

– По сравнению с сегодняшними кампании были попроще. Впрочем, две последние – в 2000 и 2004 годах – были достаточно тяжелые. Потому что в конце 90-х стали зарождаться политтехнологии, черный пиар и т. д. Еще одна сложность была в том, что у нас была большая конфронтация с областной властью. И это мне никогда не нравилось. Потому что я всегда сторонник поиска компромиссов. Потому что всегда решается общая задача, а от этой конфронтации всегда страдает только город, его жители. Паны дерутся, а чубы у совсем других трещат. И последние кампании были совсем оголтелые, особенно в 2004 году, когда Дудич участвовал в выборах.

А у нас такая специфика была – выборы проходили одновременно с губернаторскими. И получалось так, что между выборами отношения города и области были просто отвратительные, а в выборную кампанию всегда находили точки соприкосновения и где-то даже помогали друг другу. Мне просто повезло, что выборную кампанию у Олега (Олега Богомолова – губернатора Курганской области с 1996 по 2014 год. – Прим. редакции) всегда возглавлял Александр Иванович Бухтояров. Он очень здравый человек и мы всегда находили общий язык. И на выборах никогда не мешали друг другу.

– Вспомним кампанию Алексея Дудича.

– Он, насколько я помню, не работал на губернатора, вел свою кампанию, вел ее достаточно агрессивно, используя все, что угодно.

В октябре 2004 года Михаил Гурко попросил главаря ОПГ «Локомотив» Дмитрия Попова запугать заместителя главы администрации города Кургана Виктора Серкова, а именно «потрясти его за шиворот и сказать, чтобы сидел дома» (28 ноября выборы в областную Думу, 19 декабря выборы губернатора). Гурко передал преступникам всю информацию о вице-мэре. Когда Серков вышел из квартиры и начал спускаться, его догнал Сергей Авраменко и ударил его молотком.

Это было неприятно, но я это пережил. А расчет был очень простой. Я возглавлял штаб, руководил кампанией. А Анатолий Федорович тогда уходил в отпуск, и я, как первый зам, должен был его заменить. Они убивали двух зайцев. У главы города возникали сразу две проблемы: во-первых, кто будет руководить выборами, и во-вторых, кто будет руководить городом. Но у них не получилось. Я уже через день или два начал работать.

– Не могу не спросить о фигуре Михаила Гурко, который стоял за этим нападением. Он был в ближнем круге губернатора, вхож к нему. Почему? Либо это была дутая величина?

– То, что нападение организовал Михаил Николаевич, установлено судом. Понятно, что это было связано с выборами, это, как говорится, секрет Полишинеля. Мне кажется, что Олег Алексеевич просто ошибался в этом человеке. Причем, очень серьезно. Надо сказать, и не только в нем. Это одна из ошибок, не более того. Не могу судить, какие у них были взаимоотношения, я просто не знаю. Но думаю, что он не разобрался в Гурко. И кстати, Александр Иванович Бухтояров меня всегда предупреждал, чтобы я с Гурко был осторожен.

«У нас город слухов»

– Если вернуться к выборам в городе, к формированию системы власти в местном самоуправлении. Депутаты тогда влияли на политику исполнительной власти?

– Да, депутаты всегда оказывают влияние. Просто кажется, что они вот сидят там и голосуют и все. Но это иллюзия. А кухня заключается в том, что на публику, на заседание городской думы выносятся уже определенные согласованные решения. И главное происходит на заседаниях комиссий, рабочих встречах с администрацией, там творится такое.

– А если сравнить открытость работы власти прежних лет и теперь?

– Город у нас маленький. Что-то утаить невозможно. И еще одна особенность – у нас город слухов. Причем самых невероятных. Но это тогда, когда что-то до конца не объяснишь, или что-то непонятно. Или когда у кого-то возникает желание сделать гадость человеку.

– С этим было связано желание города иметь свой информационный телеканал?

– А я и тогда считал и сейчас считаю, что это не нужно. Это просто лишняя трата бюджетных денег. Достаточно одной газеты. То есть, должен быть один официальный рупор, через который мы доводим и официальные документы, и мнения администрации. Это обязательно. Но для такого города этого вполне достаточно – и электронной версии, и печатной версии газеты. Где все желающие могут посмотреть точки зрения администрации и депутатов. Наша городская газеты «Курган и курганцы» появилась в то горячее время и у меня всегда были хорошие отношения со всеми редакторами – Валерием Портнягиным, Ольгой Серебряковой и другими. Отношения рабочие, партнерские. Я вообще считаю, что по большому счету газетой, средством массовой информации нельзя руководить. Можно изложить свою точку зрения. Ее могут принять, могут не принять. Если хочешь, чтобы ее приняли, то убеди человека. А приказывать редактору – ты давай делай так, а вот так не делай, потому что я начальник, а ты дурак- вещь совершенно бесперспективная. И ненужная. Если ты человека не убедишь, то ты получишь то, что получишь.

С другой стороны нельзя свою газету использовать в продвижении каких-то вредных вещей. Вот пример. У нас, когда в течение многих лет руководитель города бодался с губернатором, выясняя, что старше – яйца или курица, то он понуждал и газету этим заниматься. Создавалась иллюзия, что один человек радеет за интересы горожан больше, чем другой человек. А выходило все по-другому, просто шло сведение личных счетов. От этого никто не выигрывал. Но мы теряли время, кадры, ресурсы, и многое другое.

– На этом фоне напомню судьбу журналиста Владимира Кирсанова…

– Я знал его очень хорошо, он нам во второй выборной кампании очень сильно помог. Работал грамотно, хорошо. Я знал двух братьев Кирсановых. Один был прекрасный радиожурналист, в конце 80-х делал острые передачи, талантливый человек был. А с Володей мы вместе работали. Он участвовал в наших выборных кампаниях.

Главный редактор газеты «Курганские вести» Владимир Кирсанов вышел из дома утром 17 мая 2001 года, но не доехал до редакции. С тех пор его никто не видел. 21 мая 2001 года по этому факту прокуратура Кургана возбудила уголовное дело по статье 105 УК РФ – «Убийство». А 30 мая 2001 года документы Владимира Кирсанова (паспорт, военный билет и редакционное удостоверение) были обнаружены в реке Тобол в районе Центрального универсального магазина в Кургане. Следствие рассматривало и отрабатывало разные версии убийства журналиста. Версия о том, что преступление совершено в связи с профессиональной деятельностью Владимира Кирсанова, конечном итоге стала основной. Владимир Кирсанов был оппозиционным журналистом и автором острых материалов о действующей тогда власти, писал про проблемы социально-экономического развития области, а также резко критиковал губернатора Олега Богомолова. Тело Владимира Кирсанова до сих пор не найдено.

«Продолжать конфронтацию не вижу смысла»

– А как произошло, что вы стали руководителем администрации города?

– Произошло очень просто. После выборов 2004 года мне предложили стать руководителем администрации. Предложил глава города, но я поставил условие, что соглашусь на эту должность, если это согласует Богомолов. Если губернатор не согласует, я не пойду. Потому что продолжать эту конфронтацию я просто не вижу смысла и считаю, что это просто вредно. Условие было принято. Я сходил к Олегу Алексеевичу, сказал ему, что хочу участвовать в выборах сити-менеджера, подать заявление и спросил, как он на это смотрит. Он сказал: «Подавай».

Серков и Богомолов поняли друг друга

А дальше все поменялось. Я смог выстроить хорошие отношения с областной администрацией, с губернатором, но у меня сразу испортились отношения с главой города. Там очень много личного и сейчас я бы не хотел об этом говорить. Но создавалась невыносимая обстановка для работы, причем на мелочах. А потом мне заявили прямо – увольняйся, нам не по пути. Но я сказал, что буду работать дальше. И мне стали объявлять выговоры – один, второй, третий, я обжаловал все в суде и выиграл. И кончилось это все в 2008 году больницей.

А дума меня тогда поддерживала. И когда я был вынужден уйти, на последней сессии, когда утверждали отставку, а меня на ней не было, депутаты сказали мне добрые слова. Меня поблагодарили за работу, по-хорошему расстались.

– А какие тогда были отношения с силовиками?

– Здесь у меня позиция четкая. Муниципальная власть должна помогать федеральным органам исполнять свои обязанности. Ты можешь по-разному относиться к их руководителям, но в голове должно сидеть одно – эти люди поставлены государством, чтобы у тебя в регионе и в городе было хорошо. Поэтому создай по возможности им условия для нормальной плодотворной работы. И мы им помогали. Но это не значит, что они нам что-то были должны. И мне не нравится, что позже было принято решение, что федералы не могут использовать городские деньги для решения своих вопросов. А мы на городской думе имели право и выделяли средства, когда им нужно было – на поощрение участковых, к примеру, на покупку раций, на другие цели. Более того, за счет городских денег мы содержали целый антинаркотический отдел при ГУВД. Тогда впервые создали этот отдел. Вместе с Половниковым провели реформу – создали территориальные ТОМы. Это тоже потребовало городских денег. И не понимаю, почему сейчас мы не можем это делать. Потому, что это нужно не начальнику ГУВД, а для города, для его жителей.

Силовики исполняют свои обязанности. У них есть начальство, они получают указания и исполняют, находят нарушения, их по результатам должны оценить. Другое дело, как это подавать. Делать, на мой взгляд, это надо спокойно. Сесть вместе и решить, как добиваться результата в интересах города, и не должно быть ожесточения друг к другу.

Руководителям сейчас вообще стало сложнее работать. У нас раньше было мало денег, но было больше возможностей для маневра. А сейчас ни денег, ни маневра. Взять недавний пример с Брагиным. Я считаю, что Андрей Потапов поступил абсолютно правильно, взяв котельную в работу по подготовке к зиме. Он год уговаривал Брагина, я удивляюсь его терпению. Он даже был готов выделить деньги из бюджета.

Вспомню свой случай, срок давности, наверное, уже прошел. У КЗКТ был бассейн, а завод уже стал разваливаться. У нас родилась идея – я смог уговорить совет директоров КЗКТ бесплатно передать бассейн городу. А потом я его продал. И этими средствами мы закрыли очень большие долги по энергетике всей бюджетной сферы. В результате бассейн работает. А КЗКТ нет.

Сейчас говорят, что мало мест в детсадах. Но мало кто помнит, что в 90-х половина детсадов в Кургане принадлежала заводам. И мы прилагали огромные усилия, чтобы забрать их в собственность города. И, что успели забрать, работает до сих пор.

Сейчас очень многие вопросы зарегулированы законами и нормативными актами. С точки зрения государственной дисциплины это хорошо. С точки зрения инициативы муниципалитетов это очень плохо. Руководители города обложены, как волки красными флажками. Муниципалы боятся проявить какую-то инициативу. Боятся нарваться на статью УК РФ. В наше время была неплохая муниципальная программа по сносу аварийного жилья. В ней вообще не было денег. Мы приняли решение, что новое строительство в центре города возможно только при сносе старого жилья. И мы несколько лет так работали. Снесли много аварийного жилья. Например, в районе ТЦ «Пушкинский», других районах. А сейчас изменилось законодательство и этой темы все боятся. Я, к примеру, даже подписывал постановление о запрете точечной застройки в городе. Но оно вошло в противоречие с федеральным законодательством. Хотя почему мы в своем городе не можем ввести такой запрет, пусть даже до особого распоряжения, не можем вводить правила для НАШЕГО города в интересах НАШИХ жителей? Или вспомним этот пресловутый ФЗ-44. Есть вещи абсолютно абсурдные… Все это сдерживает развитие.

Федеральный закон не может быть универсальным для всех городов страны. И эти противоречия надо решать с учетом особенностей каждого города.

– Проблемы энергетиков, ресурсоснабжающих организаций постоянно в центре внимания все последние годы. Решение по «Курганводоканалу» с арендой его активов и инвестпрограммой было правильным?

– Думаю, что да. Потому что тогда «Курганводоканал» уже умирал, и отдавали его в аренду не энергетикам, были ведь и другие предложения. У нас был открытый конкурс. Я настоял на этом. Мы не просто взяли и отдали предприятие в аренду. В разработке конкурсной документации участвовали депутаты, проект очень тщательно прорабатывался. Документацию предварительно вплоть до прокуратуры показывали. Все было открыто и гласно. Это был пример частно-государственного партнерства. Одним из условий конкурса было погашение задолженности «Курганводоканала».

В договоре была заложена и инвестиционная программа, но потом начались какие-то сбои. Здесь должна быть совместная работа администрации области, города и арендаторов. Постоянная, спокойная, конструктивная. Очевидно, что тариф на воду надо поднимать, причем это было надо делать давно и постепенно. А то загнали в угол «Курганводоканал», а теперь «Водный союз» таким же образом загоним.

– Администрацию и вас лично давно и долго критиковали за ликвидацию МУПа по пассажирским перевозкам и организацию «Регионавтотранса».

– У людей короткая память. МУП был полным банкротом. Мы только на заправке ГСМ его парка тратили в год 300 миллионов. У нас было 600 перевозчиков, хаотично двигавшихся по городу. Переход к коммерческим перевозкам надо было упорядочить. И мы пригласили по конкурсу специалистов из Новосибирска (в КМИ тогда отказались), которые разработали программу пассажирских перевозок. Она была основана на анализе пассажиропотоков. Создание «Регионавтотранса» было также шагом к частно-государственному партнерству. Мы увеличили срок договора на маршрут до пяти лет. Сейчас из 600 перевозчиков осталось около 20. И эта система работает до сих пор. С минимальной нагрузкой на бюджет – затраты на перевозки сегодня 50-60 миллионов. А тарифы у нас не выше, чем в Челябинске или Тюмени. То есть частный бизнес может работать и на город, и на себя. А в других столицах Урала тоже придут к этому.

Другое дело, что есть в Кургане проблемы с подвижным составом. А с ликвидацией троллейбусной сети возникла необходимость разработать новую маршрутную сеть. И это надо сделать быстро.

«Мы никогда не были друзьями. Мы просто поняли друг друга»

– После ухода осенью 2008 года с поста сити-менеджера был год в областном правительстве…

– Меня пригласил губернатор и я год работал его советником. Мне было интересно посмотреть, как работает система областного управления. Было поучительно, потому что с позиции муниципалитета кажется – ну что там стоит выделить два-три миллиона на нужды города? Но потом понимаешь, что на областном уровне все гораздо сложнее. И дело даже не в конкретной сумме денег, отношения с областью надо выстраивать для того, чтобы она в принципе вкладывала в город больше. И когда я работал главой Кургана, ежегодно область вкладывала в город несколько миллиардов. Мы совместно построили целый комплекс в Молодежном парке, виадук по улице Бурова –Петрова, перинатальный центр и сделали много других полезных вещей, например, берегоукрепление Тобола. Никогда, ни до, ни после, область не вкладывала в Курган столько средств. Потому что у главы города Серкова были хорошие отношения с губернатором Богомоловым. Мы никогда не были друзьями. Мы просто поняли друг друга. И грамотно работали. Город тоже шел навстречу области, ведь областной бюджет формировался большей частью за счет Кургана. И на совещаниях с главами городов и районов губернатор говорил: «вы не на меня смотрите, а на Серкова, потому что вы существуете на деньги города». Я доволен, что традиция совместной работы с областью продолжается нынешней городской властью. Не надо подставлять друг друга, когда всем плохо, надо помогать.

– А как случилось стать главой Кургана?

– Очень просто. Позвонил председатель МКС «Единой России» в УрФО Игорь Баринов (а я как раз перенес операцию на легком, мне удалили его часть), и сказал, что есть такое мнение «Единой России», чтобы я возглавил город. Причины, которые на это побудили, я не знаю. А потом последовал звонок из полпредства. Был на приеме у полпреда Николая Винниченко. Я сначала посопротивлялся, потому что у меня не было этого в планах, мне как раз подходило 60 лет, думал уйти на пенсию. А губернатор сказал: «Берись и работай».

96 процентов депутатов поддержали выдвижение Серкова на пост главы Кургана

Губернатор вручил Виктору Серкову портфель на инаугурации

Но мне, кроме того, о чем уже говорил выше, было понятно, что долго я работать не буду. Потому что в 60 с лишним лет можно управлять областью, но не городом, где ежедневно нужно крутиться, как белка в колесе. Мне было важно подготовить смену. И думаю, подготовил ее. По крайней мере, в администрации сейчас работают все люди, которые были в моей команде. И в конце 2012 года я передал полномочия Павлу Кожевникову.

– Не было желания с учетом вашего политического опыта выйти на федеральный уровень власти, в ГД, другие структуры?

– Нет, никогда. Потому что есть собственная самооценка. Ты сам про себя знаешь – чего ты можешь, а чего – нет.

– Но сейчас вы возглавляете Общественную палату Кургана и не первый срок. Интерес к такой работе чем вызван? Не исчез интерес к политике?

– Для меня очень важно мнение людей. Общественная палата объединяет людей, которые представляют интересы очень разных групп населения. У них за спиной стоит пласт общественности и они – рупор этой общественности. Моя задача – все эти мнения сформировать, обобщить и донести до власти. Не давить своим мнением, а организовать выработку единой позиции. И сформулировать ее в окончательном документе, чтобы этот вопрос можно было решить. В этом у меня опыт есть. Я знаю, как это сделать лучше, чем другие.

– Не жалеете, что пошли во власть?

– Жалею, потому что на профессиональном поприще я достиг бы большего. Профессию я выбирал осознанно и был хороший санитарный врач.

– А что особенно запомнилось как успешный результат работы?

– Много чего. Но хочу напомнить наводнение 2000 года, которое угрожало городу в такой же степени, как и в 1994 году. В 2000 году уровень паводка в Тоболе было под 10 метров. Но если в 1994 году районы Мало-Чаусово и другие были под водой, то в 2000-м мы закрыли Курган от этой беды полностью, за исключением может быть нескольких домов. Большая была работа…

– Спасибо за интервью.

Персоны:

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...