«Без зрения и работы». Экс-сотрудник «дочки» «Уралкалия» второй год не может получить компенсацию за травму

Ремонт железной дороги
Ремонт дороги обошелся рабочему очень дорого

В Соликамском городском суде выявлен очередной серьезный факт нарушения действующего трудового законодательства российским калийным монополистом ПАО «Уралкалий». Сотрудник дочернего предприятия калийного монополиста лишился здоровья в результате несчастного случая, и работы, поскольку частично утратил трудоспособность. Однако, несмотря на доказанную халатность и вину непосредственного начальства, работник не может найти справедливость и получить компенсацию за полученный физический и моральный ущерб. Подробности – в материале «УралПолит.Ru».

Как выяснилось в ходе судебных разбирательств, этому бывшему монтеру пути «Вагонного депо «Балахонцы» Сергею Старикову 27 мая 2016-го года в составе своей бригады на станции Соликамск-2 был выдан наряд-задание на одиночную смену шпал на шестом пути. При выдаче наряда задания, мастер предприятия не удосужился проверить рабочую форму и безопасность оборудования места предстоящих работ своего подчиненного. Буквально через три часа коллега Старикова промахнулся после второго удара кувалдой по костылю и попал по рельсу. При этом его напарнику Старикову что-то попало в правый глаз. Боль была нестерпимая, в результате чего пострадавшего экстренно доставили в травмпункт. После осмотра здесь врачом он был отправлен в отделение офтальмологии березниковской больницы, а оттуда транспортирован в краевой центр.

Как выяснили офтальмологи, попавшее в глаз «что-то» привело к серьезной травме. Согласно имевшемуся в судебном деле медицинскому заключению от 31.05.2016 года ГБУЗ «Пермская краевая клиническая больница» Старикову С.А. установлен диагноз «контузия тяжелой степени, проникающее склеральное ранение с внутриглазным инородным телом, гифема, гемофтальм, афакия правого глаза S05.4. Травма относится к категории тяжелая».

На предприятии, которое является, по данным СПАРК, 100%-ной «дочкой» «Уралкалия», срочно была проведена проверка по случившемуся ЧП. Согласно составленному акту Н-1 о несчастном случае на производстве, «работы по забиванию костылей проводились работниками неисправным инструментом, без применения индивидуальных средств защиты глаз – защитных очков, в присутствии мастера». При этом комиссией по расследованию несчастного случая на производстве «факта грубой неосторожности пострадавшего не установлено».

Проще говоря, производственный участок, предоставленный для работы несчастному Старикову изначально был не готов для работы и более того – был опасен для людей. Кроме того, работника снабдили «неисправным инструментом», забыв при этом снабдить индивидуальными средствами защиты.

По сути, речь идет о небрежном отношении к организации работы на железнодорожных путях, которые сами по себе являются участком повышенной опасности. При всей корпоративной солидарности, проявляемой в таких случаях работодателем, а в «Уралкалии» – особенно, комиссия вынуждена была назвать виновных лиц, допустивших нарушение требований охраны труда – ими стали «мастер путевых работ службы пути ООО «Вагонное депо Балахонцы» и начальник службы пути ООО «Вагонное депо Балахонцы».

Согласно документа мастер и другие вышеназванные руководители предприятия несут «ответственность за отсутствие контроля за соблюдением подчиненными работниками правильности применения средств индивидуальной защиты и состояния применяемого ударного инструмента при проведении работ по замене шпал на участке службы пути в городе Соликамск», В тексте говорится, что комиссия признает «неудовлетворительной организацию производства работ», поскольку «отсутствовал контроль за соблюдением подчиненными работниками правильности применения средств индивидуальной защиты и состояния применяемого ударного инструмента руководителями ООО «Вагонное депо Балахонцы». Именно это и стало причинами несчастного случая на производстве.

В материалах суда отсутствует информация, как наказали прямых виновников в компании, позиционирующей себя, как социально ответственной. А вот Сергея Старикова вскоре после случившегося ЧП, после которого он стал по сути инвалидом по зрению, уволили. Приказом от 19.10.2016 № 82 Сергей Александрович уволен согласно п.8 ч.1 ст.77 ТК РФ. Проще говоря, это означает, что он отказался от перехода на другую работу в связи с медицинскими показаниями.

И еще, согласно материалам суда, в частности, справки МСЭ от 07.10.2016 г. в связи с несчастным случаем на производстве с 7 октября по 1 ноября 2016 года «Старикову С.А. установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 30%, и на момент процесса с момента получения травмы он находится под наблюдением врача-окулиста. В своих показаниях суду приглашенный врач-офтальмолог пояснила, что «последствия травмы правого глаза у монтера пути необратимы, зрение правого глаза не восстановлено».

Несмотря на это, как уже сказано выше, Стариков был уволен. Причем на таких условиях, что вынужден был обратиться в суд за защитой своих прав. Не только трудовых, но и простых человеческих.

Работодатель после несчастного случая на производстве просто уволил его, не предоставив возможности трудиться. Хотя предприятие имело возможность направить его на учебу с предоставлением другого места работы, но не предприняло никаких действий в этом отношений. Физическая боль, связанная с причиненным увечьем – постоянные боли, повышенное глазное давление, постоянное лечение – тоже не в радость. Стариков потерял возможность продолжать активную общественную жизнь – он был известен на предприятии, среди друзей, как человек, активно занимающийся спортом, организующий туристические походы на природу, рыбалку, охоту, слыл сторонником велоспорта. В результате тяжелой травмы он стал меньше времени проводить с детьми, помогать им осваивать школьную программу и играть. Сам факт внешнего увечья и то, что он перестал быть кормильцем для своей семьи нанесли ему моральный ущерб.

Казалось бы, это прописные истины и не нужно их повторять и доказывать. Но в ходе судебных тяжб и рассмотрения иска Старикова о взыскании с ответчика 1 млн рублей в качестве компенсаций за моральный и физический ущерб, бывший монтер увидел иную «правду жизни».

Миллион рублей – сумма для рядовых людей большая, а для «Уралкалия» и его подразделений, ворочающих миллиардами долларов, копеечная. Тем более в случае, когда предприятие виновато и человек по его вине и халатности потерял зрение. Представитель предприятия в процессах лишь частично согласилась на компенсацию, отвергнув другие притязания. В пермских судах Стариков тоже нашел только частичное понимание.

«Невнимание» прикамской Фемиды можно объяснить излишней загруженностью делами ее служителей. Иначе чем объяснить, что прокурор настаивал на удовлетворении иска Старикова, а судья решила по-другому. Интересно, что в решениях по делу хватает элементарных ошибок. Ответчика, к примеру, то назовут «Вагонное депо Балахонцы», то «Вагонное бюро Балахонцы».

В итоге пострадавшему Старикову присуждено выплатить лишь 300 тысяч рублей. Он считает, что это неудовлетворительное решение и намерен искать пути для возмещения нанесенного ему вреда. И, возможно, как многие уже бывшие работники «Уралкалия», покалеченные на работе, найдет ее. А компании остается сохранять добрую мину при такой политике отношения к людям.

Юрий Санатин

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...