Поджоги, спиленные заборы и проданный берег. Природоохранную зону Таватуя распродали «на коттеджи»

Берег озера Таватуй
​В Свердловской области на берегу старинного озера Таватуй распродаются земли лесного фонда под коттеджную застройку. Предприниматели, получившие в аренду приличный кусок территории ландшафтного заказника, виртуозно обходят закон: формально продаются не участки, а паи в кооперативе, взявшемся за создание рекреационных зон. Чиновники Невьянского городского округа, в чьем ведении находится заказник, говорят, что все видят, но ничего поделать не могут, поскольку не хватает полномочий. Обращения граждан в прокуратуру ничего не дают, а суды принимают весьма сомнительные решения. Подробности – в материале «УралПолит.Ru».

В Свердловской области на берегу старинного озера Таватуй распродаются земли лесного фонда под коттеджную застройку. Предприниматели, получившие в аренду приличный кусок территории ландшафтного заказника, виртуозно обходят закон: формально продаются не участки, а паи в кооперативе, взявшемся за создание рекреационных зон. Чиновники Невьянского городского округа, в чьем ведении находится заказник, говорят, что все видят, но ничего поделать не могут, поскольку не хватает полномочий. Обращения граждан в прокуратуру ничего не дают, а суды принимают весьма сомнительные решения. Подробности – в материале «УралПолит.Ru».

Земля притяжения

Таватую более десяти тысяч лет. Образовавшаяся после подвижек земной коры котловина была заполнена водой в послеледниковый период. Соответственно на береговой линии имеется множество скальных выходов, живописнейших мысов, покрытых хвойным лесом. Вода в озере прозрачная, холодная и насыщенная кислородом. В акватории «плавают» изрезанные горками острова.

Место это издревле привлекало к себе людей. В 17 веке, спасаясь от преследований государства, здесь появились старообрядцы, которые основали село Таватуй. Позднее на берегу выросли поселки Калиново и Приозерный, а также несколько детских лагерей и баз отдыха.

Старообрядческий дух жители Таватуя донесли до наших дней. Они не привыкли обращаться за помощью к государству, рассчитывая только на себя и соседей, у них сохранилась народная культура, основанная на доверии, они соблюдают календарные ритмы и языческое восприятие природы. Заборы в поселении они возводили чисто символически – чтобы скот не зашел в огород, и, соответственно, не было такого случая, чтобы они не могли поделить межу.

Но все изменилось, когда рухнул Советский Союз. Озеро, как магнит, потянуло сюда «новых русских», в поселках стали расти коттеджи стоимостью в несколько десятков миллионов рублей. Впрочем, поначалу это никого не волновало – пока в 2007 году не был принят новый Водный кодекс, который снял запрет на строительство в водоохранных зонах, а также в прибрежной защитной полосе. И тут-то все началось: богатые «пришельцы» принялись огораживать пожарные съезды к озеру, приватизировать проулки, строить пирсы, а потом и вовсе разбили прибрежную зону на участки и стали продавать под застройку новым «варягам». Прежняя жизнь закончилась.

Распил лесов

Продавцы участков ведут свою деятельность вполне легально. В интернете сразу несколько усадебных потребительских кооперативов (УПК «Кедровая», УПК «Медвежий камень», УПК «Приозерный», УПК «Песчаный берег») рисуют карты Таватуя, размещают фото побережья с установленными на нем табличками, указывают размер «пая» и его стоимость. Все кооперативы, как сообщает СПАРК, управляются одним человеком – неким Анатолием Павловым, возглавляющим ООО «Урало-Сибирская химическая компания».

В последней опровергли свою причастность к распродаже участков: взявшая трубку сотрудница УСХК заявила, что права аренды давно переданы. Она не стала уточнять, кому именно – лишь пообещала сообщить Павлову телефон журналиста: мол, если сочтет нужным, то перезвонит. Он не перезвонил.

В департаменте лесного хозяйства Свердловской области подтвердили, что Анатолию Павлову для рекреационных целей был передан в аренду большой участок земли в окрестностях Таватуя, но там ничего не смогли сказать о том, насколько законно он используется. Руководитель отдела департамента Сергей Портнов лишь подчеркнул, что предоставленный в аренду неделимый участок должен оставаться единым целым.

«Я не слышал, чтобы он дробился и продавался в качестве паев», – сказал корреспонденту «УралПолит.Ru» Портнов.

Слова чиновника между тем опровергает девушка Нина из кооператива «Приозерный», которая бойко сообщает, что стоимость пая – это фактически цена участка, расположенного у самого уреза воды. Есть «пай» размером и в десять соток, и в одиннадцать, и в девять. Основное отличие от земельного надела состоит в том, что у купленного участка нет кадастрового паспорта. Строить жилище на нем можно, но временное и лишь на сваях. Временное сооружение вполне может быть из кирпича. Проблем с продажей недвижимости потом не возникнет: если не найдется на пай покупатель, кооператив выкупит его сам.

Заведующий отделом по управлению населенными пунктами поселка Таватуй администрации Невьянского городского округа Олег Сидоров в беседе с «УралПолит.Ru» разводит руками: «Мне непонятно, на каком основании департамент лесного хозяйства Свердловской области передал рекреационную территорию в длительную аренду одному человеку. И как так могло получиться, что неделимый участок «попилили» на части, продали, и там теперь строят дома с канализационными септиками в прибрежной зоне? Это кто придумал такой проект освоения лесов? Моих полномочий не хватает, чтобы остановить распродажу. Я обращался в департамент лесного хозяйства и в природоохранную прокуратуру. Ответов нет».

Человеческий фактор

Молчание департамента лесного хозяйства понять можно. Анатолий Павлов – классический менеджер, на которого зарегистрировано множество компаний. В частности, руководимое им ООО «Технологии управления» в 2007 году получило от Министерства природных ресурсов Свердловской области земельный участок в аренду до 2031 года в 108 квартале Заозерного участкового лесничества, который входит в границы ландшафтного заказника «Озеро Таватуй с окружающими лесами».

На участке особо охраняемой природной территории господин Павлов возвел «временную административно-хозяйственную постройку» и потребовал от департамента лесного хозяйства выделить ему дополнительные участки для прокладки линии электропередач. Ему отказали, поскольку ЛЭП относятся к капитальным объектам, сооружение которых в лесопарковых зонах запрещено. Арбитражный суд Свердловской области, однако, встал на сторону предпринимателя, не увидев в материалах дела документов, подтверждающих принадлежность ЛЭП к объектам капитального строительства.

Аналогичную операцию господин Павлов провернул через ООО «Актив-Инвест», которое получило в собственность земельный участок все в том же 108 квартале и принялось, естественно, протягивать туда линию электропередач. На этот раз ответчиком в суде стало госпредприятие «Облкоммунэнерго», которое отказывалось произвести подключение. Третьим лицом выступал департамент лесного хозяйства, который указал на то, что всякая хозяйственная деятельность, нарушающая естественный ход развития лесных экосистем, в 108 квартале запрещена. И суд снова встал на сторону предпринимателя, потому что «Обкоммунэнерго» знало, на какой участок оно выдает технические условия, и поэтому обязано исполнить договор.

Материалы этих двух процессов красноречиво свидетельствуют: человеческий фактор в наших судах оказывается решающим аргументом при разрешении споров. Юристы до сих пор в недоумении: это какие же аргументы надо было предъявить, что судья Проскурякова воздушные линии отнесла к объектам движимого имущества, поскольку технические характеристики «исключают их прочную связь с землей», а судья Бикмухаметова и вовсе отмела положения Лесного кодекса?

Аргументы эти предъявлял, конечно, не скромный предприниматель Павлов – да и с чего бы это вдруг министерство природных ресурсов Свердловской области в 2007 году начало гектарами «скидывать» особо охраняемые государственные земли в многочисленные павловские «прокладки»? Очевидно, что и массовая передача в аренду земель заказника, и прокладка линий передач, и объявления о продаже «паев» – это элементы одной комбинации, задуманной отнюдь не в предпринимательских кабинетах. Решения судов здесь понадобились для легализации схем по «продаже» непродажных земель.

Департаменту лесного хозяйства все это прекрасно известно – как и то, что против коренных обитателей Таватуя буквально развязали войну, и чиновники из разных структур и самого разного уровня делают вид, что ничего не происходит.

Второй исход старообрядцев

В поселке Калиново администрация Невьянского округа «вдруг» обнаружила, что более сотни участков, переданных в пользование гражданам еще в советское время, незаконно захвачены. Жители поселка напомнили главе округа Евгению Каюмову, что они десятилетиями жили за счет этих участков, и у них нет денег на то, чтобы выкупать их у государства. Глава округа, по свидетельству невьянского депутата Вячеслава Кушнарева, якобы ответил, что «мы найдем, кому продавать».

В поселке Таватуй пошли дальше: начиная с 2007 года людей стали выживать из собственных домов. Состоятельные «варяги» настоятельно уговаривают и даже понуждают расстаться с недвижимостью. С особо стойкими не церемонятся: в 2009 году загорелись сразу три дома, потом сгорело еще четыре. Виктор Федоров, попавший в число погорельцев, утверждает, что это был поджог, потому что лично вытащил из оконных рам застрявшую бутылку с зажигательной смесью. Власти отказались расследовать факты поджога, заявив, что жители напились и сами спалили дома.

Таватуйцам в неофициальной беседе заявили, что их все равно отсюда выселят. Геннадий Зиновьев, проживающий на улице Калинина, говорит, что в конце ноября новые соседи снесли у него забор, срезали столбики, зашли на его территорию и стали что-то измерять. Потом пришли и заявили, что забор стоял неправильно и поэтому они отрежут по полтора метра земли со всех сторон. В кадастровом плане, который имеется у Зиновьева, границы участка пролегают по периметру забора.

В начале 2000-х, действительно, появилось много непрофессиональных топографов, и вопросы к кадастровым планам существуют, но это вовсе не повод снимать забор у соседа и перекраивать самовольно его участок. Очевидно, это один из методов давления на коренных жителей Таватуя. Геннадий Зиновьев написал заявление в полицию. Полицейские приехали, сфотографировали и развели руками: «Мы-то что сделаем? Обращайтесь в прокуратуру».

Блуждание в трех соснах

Депутат думы Невьянского городского округа Алексей Шавыркин говорит, что его избиратели – как и он сам – не доверяют местным прокурорам. Жители обратились к нему с письмом, в котором говорят о многочисленных нарушениях закона со стороны «инвесторов».

Возглавляемое им МАУ «Невьянская телестудия» направило в Невьянскую прокуратуру запрос о том, проводилась ли проверка соблюдения законодательства при использовании земельных участков, расположенных на берегу Таватуя. Ответ говорит сам за себя: «На основании ст.5 федерального закона от 17.01.1992 года № 2202-1 «О прокуратуре РФ» прокурор не обязан давать каких-либо объяснений по существу находящихся в его производстве дел и материалов…»

Но поскольку поселок Калиново маленький, вскоре стало известно, что помощник прокурора Людмила Григорьева, проводившая проверку кооперативов, торгующих паями, уходила от предпринимателей очень довольная. Кроме того, по словам Алексея Шавыркина, одна из сотрудниц Росреестра в частной беседе рассказала, что Григорьева категорически запретила ведомству вмешиваться в земельную историю.

Выяснить у самой Григорьевой, имел ли место такой разговор, не удалось: по всем вопросам, связанным с Таватуем, она предложила обращаться в областную прокуратуру. Между тем заявление в последнюю было сделано еще летом 2016 года, и начальник отдела по рассмотрению писем и приему граждан младший советник юстиции Пачин письмом за № 25-р-2016 поручил Свердловскому межрайонному природоохранному прокурору рассмотреть его и принять обоснованное решение.

Помощник природоохранного прокурора Андрей Третьяк, к которому обратился журналист, вначале завил, что проверку никто не проводил, потому что… такого письма не было. Пришлось направить ему скан документа. Тогда он изменил позицию: «Да, такое письмо было, но проверки не было, потому что это не наша территория».

Очень сомнительно, что в аппарате областной прокуратуры не знают, кто за какую территорию отвечает. Дело, скорее всего, в другом: обращение «спускают на тормозах» в силу каких-то причин. У жителей региона накопилось много вопросов к сотрудникам надзорного ведомства. Официальный представитель областной прокуратуры Марина Канатова на запрос не ответила.

Стоит ли после этого удивляться тому, что чиновники Свердловской области в открытую сеют социальную рознь, отнимая у людей наделы и реализуя через арендные схемы общественные земли в водоохранной зоне Таватуя, а прокуратура тратит свои силы на то, чтобы граждане никогда не узнали, кто является истинным бенефициаром этого праздника жизни?

Владимир Терлецкий

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Погода, Новости, загрузка...