Алексей Швайгерт: «Сейчас интрига в том, выйдут ли Ройзман и Бурков с открытым забралом против Куйвашева»

Евгений Куйвашев
О том, как будет развиваться ситуация дальше, что переназначение Куйвашева означает для «клана Собянина» и кто может внести в борьбу интригу и креатив – в интервью ИА «УралПолит.Ru» полеттехнолог Алексей Швайгерт

Главная политическая интрига свердловской политики сегодня получила свое разрешение. Президент Путин принял отставку Евгения Куйвашева и назначил его врио главы региона. Таким образом, фактически на Среднем Урале эксперты констатируют старт предвыборной кампании, поскольку ее главный участник официально определен. О том, как будет развиваться ситуация дальше, что переназначение Куйвашева означает для «клана Собянина» и кто может внести в борьбу интригу и креатив – в интервью ИА «УралПолит.Ru» полеттехнолог Алексей Швайгерт.

 Итак, Евгений Куйвашев переназначен врио губернатора, вопреки разным версиям. Что это означает для уральской повестки?

– Главная часть интриги разрешена. Кто бы что ни говорил, в том числе многие из экспертов, все конспирологические версии разрушены. Нужно сказать, что это не столько победа лично Куйвашева, сколько аппаратная победа Собянина. Учитывая непростую ситуацию в стране, когда у нас день через день посадки губернаторов и борьба за экономические ресурсы, Собянину удается сохранять грандиозное по масштабу влияние не только в Москве, но и в трех экономически развитых регионах. Это дорогого стоит. А вторая часть интриги – это вопрос, по какому сценарию пройдет губернаторская кампания в Свердловской области. Есть ли хоть какой-то экономический, или внешний (за пределами нашего региона) политический интересант, который мог бы оказать теневую, лоббистскую или любую другую поддержку кандидатам, способным навязать борьбу, тактически ослабив Куйвашева, т.е получить хороший результат или, указав на некую скандальность кампании, например, непроходимость того-же муниципального фильтра и т.д и ослабить Собянина стратегически. Понятно, что группа Собянина резко усилится, и как это бывает – группы играют на ослабление друг друга. Выборы губернатора – это всегда повод поиграть в это ослабление, возможность показать Путину, что какая-то группа где-то не справляется. Таким образом вторая часть интриги – поднимет ли кто-то забрало из знаковых фигур и выйдет ли против Куйвашева. Как минимум, попробует пройти муниципальный фильтр и навязать предвыборную борьбу. Я считаю, что какие-то значимые электоральные позиции на сегодняшний день имеют Ройзман и Бурков.

– Первая информация о назначении появилась в одном из СМИ три недели назад. Был ли это слив, фейк, фальстарт или просто кому-то захотелось немного подразнить окружение губернатора?

– Если продолжать некую конспирологию, глава фонда «Петербургская политика» Михаил Винградов обратил внимание на то, что «как-то не так» опубликован указ на сайте Кремля. Речь идет о том, что предыдущих врио назначали по одному сценарию: встреча с кандидатом, короткий разговор Путина и губернатора, потом идет указ, минут через пять публикуется. По Куйвашеву ситуация оказалась другая, тут не было встречи, появился сразу указ. Неизвестно, что это было, но федеральные эксперты отметили, что было «что-то не так». Слишком много было конспирологических версий, но я думаю, все несколько банальнее и проще. В любом случае, как мы понимаем, ситуация развивалась достаточно динамично и никаких гарантий до последнего момента не было. Сегодня они появились в виде указа президента, и такая гарантия может быть разрушена только в логике работы с избирателем – как избиратель проголосует, так оно и будет.

– Область начинает предвыборный цикл в такой достаточно уязвимом положении — по разным городам идут акции протеста, выставку в Тагиле переносят в Москву, насколько этот фон усложнит кампанию, отразится на ходе кампании и результатах?

– Все эти темы могут достаточно негативно отразиться на рейтинге врио, но только в одном случае: если будет политический субъект в логике избирательной кампании, который будет эту информацию тиражировать и распространять по альтернативным каналам, условно говоря, найдется ли тот, кто будет распространять газеты, альтернативные аудио-видеосигналы, через Интернет, распространять CD-диски по почтовым ящикам с разоблачительным фильмом про Куйвашева и тому подобным. Понятно, что когда пространство официальных СМИ достаточно жестко контролируется, остается вопрос с тем самым политическим субъектом – кто этот человек, который расскажет глубоко и резко о ситуации с выставкой вооружений, с медициной, словом, будет ли как пели Prodigy, Firestarter – поджигатель. И это, пожалуй, самая главная интрига, потому что строить кампанию на критике легче, выгоднее, в плане соотношений ресурсов и отдачи, и это всегда, некая повестка, некая тема, которую очень удобно поддерживать. Всегда сложно доказать избирателям, что они стали жить лучше и веселей, что какая-то очередная программа пятилетки развития поможет преодолеть те осязаемые трудности, с которыми жители Свердловской области сталкиваются. Если будет тот, кто оседлает критическую повестку, он может начать топить губернатора. Как вариант, это можно делать и вне логики избирательной кампании, не обременяя себя какими-то обязательствами по соблюдению избирательного законодательства, не ограничивая себя правилами, а просто тотально и мощно дискредитировать как сам ход кампании, а там есть за что зацепиться, начиная от муниципального фильтра. Готового ответа у меня нет, только рассуждения о том, что это было бы небезинтересно, но будет ли кто-то, кто захочет в этом избирательном цикле перейти дорогу группе Собянина или предпочтет сделать это в более удачный момент, видимо, не в этом сезоне, не в этом году.

– В логике избирательной кампании, таким актором мог бы быть Евгений Ройзман, учитывая его давнюю «любовь» к Евгению Куйвашеву?

– Он мог бы быть в рамках избирательной кампании. А за избирательной кампанией это было бы, мягко говоря, странно и неуместно. Условно говоря, во время выборов губернатора, мэр города начинает двухмиллионными тиражами издавать газеты и рассказывать, что Екатеринбург держится, а область скатилась до кризисной ситуации. Но вопрос абсолютно правильный, тут даже мало что можно добавить. Ройзман – это интересная история, вопрос только в том, готов ли он пойти до конца, есть ли у него необходимый ресурс и политическая «крыша». Если у господина Кувашева она есть в виде мэра Москвы, то кто может быть в этой игре крышей Ройзмана.

– Ожидаете ли в вы в целом динамичной интересной кампании или это будет что-то вроде кампании Силина на пост мэра в 2013 году?

– Я думаю, если в кампании не примут участие Бурков или Ройзман или оба они, то кампания пройдет по инерционному сценарию, основная ставка будет сделана на глав муниципалитетов с необходимой мобилизационной разнарядкой, мобилизацией бюджетников и лояльных избирателей. Собственно, никакого креатива, каких-то тонких мастерских подходов мы не увидим. Отсутствие конкуренции в любой сфере порождает застой и отсутствие каких-то находок просто в силу того, что никто не хочет напрягаться и не будет этого делать. Есть какой-то шаблон, который работал год, два, три назад, почему его не применить и в этой кампании, учитывая, что реальной конкуренции не будет, мы не увидим никаких новых решений, ходов, попыток использовать какие-то новые сферы, те же социальные сети, про которые в последнее время постоянно говорят. Хотя, почему бы не позволить себе, если ты стратегически мыслящий политик, задействовать какие-то каналы коммуникации, которые будут в ближайшие годы максимально широко использоваться именно в плане электоральной логики. Все очень просто: есть конкуренция, есть креатив, есть борьба тем, идеологий, инструмент. Нет конкуренции – нет ничего этого.

– Есть еще один аспект у этих выборов – последние четыре-пять лет все кампании проходили под лозунгом «Володинской весны» – мы слышали мантры о честных выборах. Конкурентной борьбе, легитимных победах. Что можно ждать от Кириенко в этом плане, насколько заметно, от него пока никаких особых установок не было озвучено?

– Володину нужно отдать должное, он достаточно крепко вбил в головы кремлевских политологов и технологов, и региональным элитам тот самый «КОЛ-фактор» – конкуренция, открытость, легитимность. Все прекрасно понимали, что во многом, это лишь риторическая фигура речи, но обозначенные в ней принципы, пусть и неподкрепленные каким-то реальным действием, для региональных политиков и политтехнологов являлись определенным барьером. Нужно было сохранять известную степень конкурентности, нужно было имитировать, скажем честно, открытость избирательной кампании, и нужно было заботиться о легитимности хотя бы в логике дня голосования, чтобы соцсети не наполнялись аудио-видеодоказательствами откровенных фальсификаций. Словом, нужно было сделать так, чтобы не было радикальных свидетельств обратного – неконкурентных, нелегитмных и неоткрытых выборов. В этом смысле, поскольку Кириенко и его команда не предложили другой парадигмы, с одной стороны, во многом, эксперты и элиты руководствуются предыдущим принципом. С другой стороны, с уходом фигуры Володина принципы, которые он транслировал, «вроде бы как бы» обнуляются, так как человек, когда уходит, он забирает с собой людей, забирает идеологию, которую он проповедовал, и приходит другой человек на это место, с другим уставом, с другими проповедями. 

От Кириенко и его команды никто пока этих проповедей не услышал. Но когда не дается никаких ориентиров, получается большой соблазн сделать все «по беспределу». Отсутствие даже символического закона порождает вполне человеческое желание «всех замочить», переступить черту между «честной» политикой и откровенно манипулятивной. В этом смысле есть проблема, что старая точка сборки стерта, а новая точка сборки отсутствует. И если в ближайшие пару месяцев таких сигналов не будет, есть риск столкнуться с очень манипулятивным подходом в проведении избирательной кампании. Можно вспомнить, что даже при Володине, который очень жестко отстаивал эти принципы и отслеживал их исполнение, были совершенно показательные «кампании неподчинения», например на выборах губернатора Санкт-Петербурга, где на досрочное голосование было мобилизовано едва ли не 20% избирателей, что само по себе говорит о применении неконкурентных технологий. Поэтому, есть ощущение, что кампании будут строить «по беспределу», ориентируясь только на результат, никто за это не пожурит, потому что не было вводных – цель оправдывает средства – это очень соблазнительная логика для региональных элит. И если некое символическое блокирование этих средств из уст замруководителя АП не будет озвучено, то мы рискуем столкнуться с очередным витком такой откровенной манипуляции результатами выборов, в том числе, в сам день голосования.    

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...