«У них позиция такая». Более 80% свердловских медучреждений не получили лицензию на аборты

больница, гинекология, материнство
В конце 2017 года Минздрав РФ заявил о новом специальном документе для медицинских учреждений – о лицензии на аборты. На сегодняшний момент в Свердловской области чуть более 60 медицинских учреждений получили соответствующий документ, все остальные пока что не торопятся пройти процедуру. «УралПолит.Ru» выяснил, сколько денег сейчас уходит на аборты в Уральском регионе и сколько активистов подписало «пролайферскую» петицию.

В конце 2017 года Минздрав РФ заявил о новом специальном документе для медицинских учреждений – о лицензии на аборты. На сегодняшний момент в Свердловской области чуть более 60 медицинских учреждений получили соответствующий документ, все остальные пока что не торопятся пройти процедуру. «УралПолит.Ru» выяснил, сколько денег сейчас уходит на аборты в Уральском регионе и сколько активистов подписало «пролайферскую» петицию.

Принципиальность без услуги

С декабря 2017 года в России действует постановление правительства РФ № 1327, которое вносит изменения в работу медицинских учреждений. Если раньше врачи проводили аборты, получив лицензию на проведение гинекологических и акушерских услуг, то теперь в России требуется новое специальное разрешение, чтобы проводить процедуру прерывания беременности. Пока что медики проходят эту процедуру по «заявительному» принципу, документ является необязательным, если ранее уже была получена лицензия на гинекологию и акушерство.

Новый закон был принят в рамках демографической политики в России. По мнению Минздрава РФ, лицензирование позволит собирать статистику, сколько женщин решаются на прерывание беременности. Такая информация, в свою очередь, позволит выстроить политику профилактики абортов.

В Свердловской области работает 357 медицинских организаций, которые ранее получили лицензию на гинекологические услуги. Из них более 230 организаций относятся к частным учреждениям, более 110 – к бюджетным. Хотя после вступления в силу постановления правительства РФ прошло больше полугода, лицензию получили только 64 организации – 18% всех учреждений. Медики, работающие у «частников», должны показать свое оборудование и специалистов, чтобы получить разрешение. Бюджетникам лицензия переоформляется в обмен на статистику. Почти 300 женских консультаций и больниц не торопятся получить документ, сообщили в Министерстве здравоохранения Свердловской области.

Пока что у регионального Минздрава нет никаких оснований, чтобы побудить к лицензированию частников, рассказал «УралПолит.Ru» источник в медицинской сфере. Если в Москве подготовят документ, регламентирующий период для переоформления, в свердловском министерстве проведут совещание для небюджетных учреждений и расскажут о жестких сроках.

«В любом случае, эти сроки должен определить федеральный Минздрав. Для частников сейчас проводится разъяснительная работа, им сообщают: «Кто занимается абортами, срочно переоформите лицензию, чтобы этот вид услуг у вас был». Впрочем, кто-то из организаций принципиально не лицензируется, потому что у них позиция такая — не заниматься абортами», — рассказал «УралПолит.Ru» представитель в здравоохранении.

В 2010-2013 годы в свердловских больницах провели 174,3 тыс. операций по прерыванию беременности, в 2014-2017 годы – 131,1 тыс., подсчитали в региональном кабмине. Для сравнения, численность населения города-спутника Екатеринбурга – Первоуральска по состоянию на 2017 год составляла 147,5 тыс. человек.

Миллионы по ОМС

Тариф на хирургический аборт по полису ОМС составляет 2,97 тыс. рублей, на медикаментозный – 3,97 тыс. Прерывание беременности на ранних сроках обходится дороже из-за цен на таблетки.

«Дело в том, что в стоимости медикаментозного аборта основную долю составляет стоимость самого препарата. Это 82% от тарифа или более чем 3,2 тыс. рублей», – рассказали «УралПолит.Ru» в пресс-центре ТФОМС Свердловской области.

За счет средств ОМС с начала 2018 года было оплачено порядка 11 тыс. процедур искусственного прерывания беременности. По предварительным подсчетам получается, что по страховке было выделено не менее 32,68 млн рублей.

В 2015 году в Госдуму был подан законопроект об ограничении бесплатного оказания услуги по полису ОМС, но в парламенте и федеральном правительстве отказались от такой инициативы. В региональном Минздраве уверены, что операцию нужно оставить в обязательном страховании.

«Предполагаемое ограничение бесплатного оказания медицинской помощи приведет к снижению доступности данного вида медицинской помощи. Это приведет к росту числа абортов вне медицинского учреждения, ограничит право женщин на репродуктивный выбор, являющейся базовым правом каждого человека. Также это приведет к увеличению количества детей, оставшихся без попечения родителей», – заявила в беседе с корреспондентом «УралПолит.Ru» заместитель министра здравоохранения Свердловской области Елена Чадова.

РПЦ против

Представители Русской православной церкви на протяжении последних нескольких лет выступают за запрет абортов. В 2017 году Екатеринбургская епархия приняла участие во всероссийском сборе подписей за полный запрет абортов, активисты собрали 11,45 тыс. подписей. Сейчас в уральском представительстве РПЦ делают упор на «профилактику разводов», а также на поддержку семей, попавших в трудную ситуацию. При епархии на протяжении пяти лет работает центр гуманитарной помощи: организация помогает вещами и продуктами 550 малоимущим и неполным семьям. Также Епархия организовала два года назад приют для женщин с детьми «Нечаянная радость».

«Сейчас в приюте проживают пять мам с детьми, одна женщина ожидает рождения ребенка. За период работы приюта крышу над головой получили 32 женщины и 45 детей», – рассказали «УралПолит.Ru» в пресс-службе Епархии.

Впрочем, по мнению представителей православной веры, процедуру нужно запретить.

«Церковь не просто выступает против абортов, но готова помогать и уже помогает женщинам и семьям, которые оказались в сложной ситуации», – заявлял председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда.

В феминистском сообществе опасаются, что вывод абортов в отдельный вид услуг, требующих лицензирования, – это тревожный сигнал и попытка создать дополнительную бумажную волокиту, что может привести к дальнейшему нарушению репродуктивных прав женщин.

Как правило, для получения лицензии гинекологических и акушерских услуг уже требуется серьезная подготовка материально-технической базы и необходимых специалистов. Акушерские операции куда сложнее, чем распространенный медикаментозный аборт.

«Зачем тогда на аборты требуется отдельная лицензия? Государство давно взяло курс на снижение абортов, но выбирает для этого довольно странные, с точки зрения логики, способы. То возникают инициативы по выводу абортов из ОМС, то вводятся недели тишины. В некоторых регионах врачам платят премии, если они «уговаривают» пациентку отказаться от аборта, либо назначают принудительную консультацию с представителем РПЦ. Женщины вправе самостоятельно распоряжаться своим телом, и ставить им препоны в получении медпомощи – прямое нарушение их прав», — заявила «УралПолит.Ru» екатеринбургская феминистка, администратор сообществ в соцсети «ВКонтакте» «Мама знает все» и «#щастьематеринства» Полина Дробина.

Мария Полоус

Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...