Александр Панфилов: «Тюмень может войти в историю мировой архитектуры»

Александр Никифоров
О неоднозначности архитектурных решений Тюмени корреспонденту «УралПолит.Ru» рассказал заведующий кафедрой архитектуры и дизайна Тюменского индустриального университета Александр Панфилов.

Некогда купеческий город Тюмень сохранил дома и здания нескольких эпох. Сегодня в областном центре можно увидеть самое невероятное смешение стилей, направлений и воплощение причудливых фантазий архитекторов. Рядом со временным жильем возвышается кремлевская стена, а мрачные панельные дома эконом-класса соседствуют с элитарным английским замком. О неоднозначности архитектурных решений Тюмени корреспонденту «УралПолит.Ru» рассказал заведующий кафедрой архитектуры и дизайна Тюменского индустриального университета Александр Панфилов.

– Александр Владимирович, архитектура Тюмени неоднократно подвергалась критике. Ее сравнивают с лоскутным одеялом, каждая часть которого диссонирует с соседней. С чем связано такое количество нападок в адрес архитектурного облика областной столицы?

– Сейчас немного нивелировано понятие региональной архитектуры, в Тюмени нет стилистики решений. Акценты постоянно меняются: от уклона в региональный колорит до международности и обобщенности. Это циклический процесс. Еще 5-6 лет назад тюменские микрорайоны застраивались типовыми объектами. Сегодня речь идет даже не о региональной архитектуре, а об авторском шарме.

Мы подошли к тому моменту, когда архитектура начинает говорить, о себе заявляет каждый объект. Этот этап только начинается, поэтому архитектура сегодня не говорит, а кричит. Если в центре города это делается деликатно, то в микрорайонах процесс идет очень ярко и активно. Конечно, здесь сказываются рекламные кампании застройщиков – появляется новый объект, его нужно продать, необходимо найти своего покупателя, а в том объеме который строится в Тюмени это иногда не так просто. Тюмень занимает второе место в России по количеству квадратных метров на душу населения, разумеется, после Москвы.

– Чем Тюмень отличается от других городов?

– У Тюмени есть шанс стать уникальной в плане архитектуры. Во-первых: это пока еще компактный город, он не разросся до безумных размеров. В областной столице есть достаточно интересный центр, с которым можно и нужно работать деликатно. Примеры такой работы есть и в Тюмени, и в мире. Административные здания и прилегающие к ним жилые дома Тюмени считаются одной из самых уникальных архитектурных композиций сталинской эпохи из сохранившихся в России. Во-вторых: архитектура Тюмени начала уходить от простой серости и излишней цветастости с совершенно несочетаемыми тонами. В прошлом остается и неудачная подборка материалов.

Я много ездил по Северу и скажу, что чувствуется различие регионов, но в то же время прослеживается и попытка собрать их воедино. В Салехарде, например, возникает ощущение небольшой кукольности происходящего. Есть объекты, которые кричат о себе еще больше, чем в Тюмени. При этом появляется какая-то своя ямальская образность. Это требует отдельного изучения, но уже сейчас виден образ газоносного региона. Он прослеживается в завершении зданий, куполках, шпилях. Если посмотреть на символ газа, то этот огонек можно увидеть в символе Газпрома.

В Салехарде чум не стал прообразом архитектуры, этот прообраз больше чувствуется в Югре. Там чаще встречаются характерные пирамиды. Салехард пока более спокойный не смотря на то, что это Север, где все белым бело, и нужны яркие краски. Город на Полярном круге не такой броский и агрессивный, как новая тюменская архитектура.

Каждый новый микрорайон в Тюмени начинает перетаскивать внимание на себя, идет перенасыщение цветом. Это соревнование не всегда удачно. Сейчас в Тюмени строятся жилые комплексы, которые стоят рядом, но они совершенно разные. Салехард же держится на микрорайонной застройке, есть логика, понятие территории и общности. В Тюмени это исчезло, все-таки Тюмень больше, чем Салехард, эти принципы сложно выдержать в общей застройке. Я уверен, что, делая что-то, нужно смотреть на соседей, их опыт может быть очень полезен.

– Почему это происходит?

– Тюмень и Салехард были всегда административными центрами. В любой столице Тюменской области нет промышленности. Грубо говоря, город можно назвать торговым центром, городом-офисом. Он становится обслуживающим кластером. В Тюмени промышленность почти полностью выведена за пределы города, и это изменяет функцию города. Он перестает быть местом приложения физического труда, это территория для интеллектуальной деятельности. Само понятие города находится на перепутье и, возможно, изменится понимание его функций. Сейчас в России вообще очень сильно прослеживается тенденция расслоения функций мегаполиса. Территория расползается, появляется много коттеджных поселков. Люди с одной стороны стремятся в город, с другой – стремятся уехать из него.

– Как дальше будет развиваться архитектура Тюмени?

– Думаю, что засилье стандартности и международности со временем пойдет на спад. Авторское виденье людей, которые живут в этом месте, должно преобладать, иначе получим, как в СССР, Третью улицу Строителей, дом 25. Самое удивительное – то, что при всем размахе возможностей дома снова начинают становиться одинаковыми, все равно идет стандартизация образа.

Я знаю компании, которые строят одинаковые дома в Тюмени, Москве, Питере и Иркутске. И я даже понимаю, почему это происходит. Мы смотрим одни и те же журналы, сайты, и если появляется что-то интересное, то оно тут же разлетается и приобретает масштабы международности. Это убивает города потому, что они тоже становятся похожими друг на друга. Так дома и города снова становятся одинаковыми.

– В Тюмени много панельных домов. При таком выборе предложений от застройщиков, неужели это жилье до сих морально не устарело?

– Панельные дома – это социальная архитектура. Она еще долго будет востребованной, но в отличие от старых панельных застроек сейчас начинается формироваться среда внутри микрорайонов. К примеру, появляются придомовые территории и большие проспекты. Это уже есть в мкр. Плеханова.

– А известный и некогда очень престижный мкр Тюменский!

– Он строился достаточно давно, больше 10 лет назад. Тюменская архитектура в это время только начала свое развитие. В 2000 году в Тюмени был первый выпуск архитекторов. На весь юг Тюменской области тогда было всего 15 дипломированных специалистов! В Европе на тысячу человек приходится один архитектор. Нам до этой цифры еще долго расти. Если в Тюмени проживает примерно 800 тысяч человек, то значит городу нужно 800 архитекторов. В Тюмени сегодня примерно 90 членов союза архитекторов, 400 молодых архитекторов, из которых часть разъехались и еще около 100 преподавателей. Много выпускников ушли в смежные профессии. Работать по профессии смогут только 400 человек, а городу нужно как минимум в два раза больше.

– В Тюмени много пансионатов, и они тоже до сих пор пользуются спросом!

– Да, пансионаты в нескольких частях города до сих пор существуют, хотя изначально их строили как временное жилье для тех, кто ехал осваивать Север. Тогда Тюмень была базовым городом для вахтовиков. По планам срок годности этого жилья был 30 лет, но оно и сейчас пользуется спросом.

В свое время и хрущевки при всех минусах были спасением. Они были нужны, чтобы переселить людей в отдельное жилье. Сегодня, конечно, квадратура в 30 квадратов кажется нелепой. Этих домов не должно было остаться еще в 90-х годах. Они тоже давно пережили себя.

Вообще за последние годы многое поменялось. Сейчас площадь в 100-120 квадратных метров для трехкомнатной квартиры – это норма. В Тюмени даже есть 14-этажный дом, в котором всего 14 квартир, одна квартира занимает один этаж. Площадь однокомнатной квартиры там примерно 200 квадратных метров.

– Есть объекты, которые многие называют неудачными. Например, есть мнение, что антирейтинг могло бы возглавить здание музейного комплекса им. Словцова. Какие объекты еще претендуют на место в антирейтинге?

– Удачность и неудачность – это все-таки дело вкуса, есть объекты по которым существует три - четыре противоположных мнения. Здание музея пережило себя. Оно строилось долго, его возведение началось в 90-х годах. Тогда оно было на пике моде. Это было здание в стиле постмодерна, который сейчас, конечно, уже не актуален. Такая же судьба и у Арт-Паласа. Их время просто прошло, они должны были выстрелить в те годы.

В архитектуре, как и в искусстве нет абсолютных величин, есть сочетания и несочетания в контрасте, а это яркость воспроизведения. Здесь идет борьба противоречий – либо делать все ровно и стильно, тогда здание становится серым и безликим, либо наоборот делать его ярким. Работа с тонкими элементами превращает объект в незаметный.

Внося туда яркие диссонирующие элементы, объект можно выделить из общей массы, он сразу привлекает внимание, но человек физиологически устроен так, что способен в среднем воспринимать только пять элементов. Все остальное для него исчезает и превращается в однородную массу. И тут мы сталкиваемся с парадоксом – когда каких-то элементов много, они снова становятся серой массой.

– Какими будут приоритетные направления застройки Тюмени в ближайшие годы?

– У Тюмени есть потенциал найти свое лицо в мировой архитектуре. Сейчас идет застройка большого поля на окраинах города потому, что это проще. Там пустая земля, нужно только решить вопрос с подведением коммуникаций. А сколько в Тюмени деревянной застройки! Если ее убрать и построить высотные дома, то это может увеличить площадь города в два раза. Потенциал по внутренней территории города огромный, но тут возникают сложные вопросы с расселением. Ведь проблем со сносом всегда гораздо больше.

В настоящее время рассматривается вопрос о расширении границ города. Если этого не произойдет, то скорее всего придется говорить о реновации. Пока конкретной концепции нет, рассматриваются только отдельные участки города.

Виктория Ахремчук

фотографии автора

Читайте еще материалы по этой теме:

Места:

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...