«Плюсов очень много». Тюменские колонии зазывают бизнес к себе

​Каждый предприниматель рассчитывает получить как можно больше прибыли. Ради этого он зачастую старается снизить расходы: найти помещение для аренды подешевле, нанять работников на скромную зарплату, меньше платить за электроэнергию. Одним из решений становится организация своего производства в исправительных колониях. И эта ниша занята далеко не полностью. Все подробности о тюменском бизнесе в местах не столь отдаленных – в материале «УралПолит.Ru».

Каждый предприниматель рассчитывает получить как можно больше прибыли. Ради этого он зачастую старается снизить расходы: найти помещение для аренды подешевле, нанять работников на скромную зарплату, меньше платить за электроэнергию. Одним из решений становится организация своего производства в исправительных колониях. И эта ниша занята далеко не полностью. Все подробности о тюменском бизнесе в местах не столь отдаленных – в материале «УралПолит.Ru».

Организацией труда заключенных занимается руководство колонии. А деньги сейчас обязывают зарабатывать всех: и электрички, и почту, и тюрьму. Администрациям исправительных учреждений очень хочется, чтобы бизнес приходил к ним, а взамен они обещают выгодные условия.

Один из тех, кто организовал цех в колонии – бизнесмен Евгений Красильников, он занимается переработкой пластмассы. Евгений считает, что свое производство в тюрьме – это очень выгодно: «Плюсов очень много. Рабочей силы всегда обеспечат столько, сколько надо. Минус только один: из-за того, что тюрьма – режимный объект, сложно часто заезжать на территорию. А когда у тебя автомобиль с пластиковыми крышками ходит по городу целый день, и ему надо выгружать сырье, это создает трудности. Поэтому я все вожу в другой свой цех, в Антипино, а оттуда раз в неделю перебрасываю в колонию».

Кроме этого, работа цеха в колонии для бизнесмена гораздо выгоднее, чем на воле. Заместитель начальника ИК № 4 Александр Антипкин подтверждает слова о бесперебойной поставке рабочих – можно устроить хоть три смены. К тому же, предприятие не платит аренду, не занимается трудоустройством и не выдает зарплат – все заботы ложатся на руководство тюрьмы. Стороны заключают договор: фирма платит за условную тысячу произведенных перчаток, вот и все.

Сейчас с ИК № 4, рассказывает «УралПолит.Ru» Антипкин, работают шесть компаний. Администрация надеется расширить свою партнерскую базу, ресурсы позволяют. Есть много помещений площадью от 300 до 600 квадратных метров. Сейчас охвачены такие сферы производства, как швейное дело, деревообработка, металлообработка, животноводство (птичник, свинарник). Колония производит кур-гриль, сало, печенье для своих нужд, а также на продажу.

В принципе, можно даже выдать заключенным медицинские книжки, если надо организовать требующее этого производство, отмечают в пенитенциарном учреждении.

Формы сотрудничества колонии предлагают разные. Вплоть до того, что необязательно везти оборудование (колония может предоставить свое, если такое имеется), только сырье, а можно и сырья не везти, просто заключить договор о предоставлении услуги по производству. Правда, от производственного предпринимательства это совсем далеко, но купить дешевле и продать дороже, не занимаясь самим продуктом – тоже бизнес.

Некоторые предприниматели Тюмени потенциально заинтересованы такой возможностью, но при встрече с неизвестным возникают опасения. Особенно учитывая то, что работниками предприятия будут преступники. Например, их интересует ответственность за состояние оборудования и качество конечной продукции, а также возможность мотивировать рабочих.

Главный инженер УФСИН по Тюменской области Роман Овсянкин утверждает в беседе с «УралПолит.Ru», что пока случаев порчи оборудования в колониях не было. Так или иначе, за него колония отвечает перед компанией по договору, как и за качество продукта. Что касается мотивации, главный стимул для заключенного – шанс на условно-досрочное освобождение, и характеристика от предпринимателя, на которого он работал, играет важную роль. Финансово мотивировать их сложнее, но, по словам Александра Антипкина, чем больше будет их выработка, тем больше денег получит колония, а значит, тем больше она заплатит работникам. При этом обитатели тюрем трудятся за минимальный размер оплаты труда.

Если есть сложности с заездом на территорию тюрьмы, то можно использовать труд жителей колонии-поселения. Например, так делает один из местных продавцов овощей: он договорился с руководством тюрьмы о том, что заключенные будут чистить для него картошку, которая потом продается в вакуумной упаковке. Правда, в этом случае организовать несколько смен не получится – только сорок часов в неделю.

Помимо финансовой и организационной выгоды, есть в таком формате и еще кое-что – «социальность» бизнеса. Таким образом предприниматель помогает заключенным, не каждый из которых отъявленный негодяй, маньяк и убийца, «перезагрузить» свою жизнь. Более того, есть небольшой шанс найти себе постоянного работника на будущее. Некоторые после освобождения остаются на предприятии, говорит Евгений Красильников, но чаще всего на несколько месяцев, чтобы заработать денег и вернуться в родной город. Однако сейчас Красильников присмотрел талантливого электрика, которого собирается пригласить на постоянную работу после освобождения. Как говорит бизнесмен, таких толковых специалистов трудно найти и на воле.

Виталий Паутов

Места:

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...