«Отравленное пространство». Сотрудники казанского аэропорта прорвали блокаду психологического насилия

Казанский международный аэропорт
Казанский международный аэропорт может оказаться в центре серьезного разбирательства и внешних проверок. Причина – судебный иск от бывшей сотрудницы, которая уверена что ее незаконно уволили с поста начальника ключевого отдела в кадровой службе, заявив в своем исковом заявлении, что персонал стратегического объекта буквально находится под неослабевающим психологическим прессингом, что несет прямую угрозу организации безопасности полетов. В скандальной истории разбирался корреспондент ИА «УралПолит.Ru».

Казанский международный аэропорт может оказаться в центре серьезного разбирательства и внешних проверок. Причина – судебный иск от бывшей сотрудницы, которая уверена, что ее незаконно уволили с поста начальника ключевого отдела в кадровой службе. Она заявила в своем исковом заявлении, что персонал стратегического объекта буквально находится под неослабевающим психологическим прессингом, что несет прямую угрозу организации безопасности полетов. В скандальной истории разбирался корреспондент ИА «УралПолит.Ru».

«Это была работа мечты»

Первую тревожную информацию о Казани нам доставили, как ни странно, с Урала, из Екатеринбурга. Казань, вообще, довольно специфический город: одной из особенностей казанского менталитета является нежелание выносить сор из избы, вслух жаловаться на несправедливость и притеснения, тем более журналистам. Так что, внутреннее недовольство, если и есть, то молчит в тряпочку. Или вот, как в нашем случае, прорывается через «заднее крыльцо», в данном случае, через Урал.

В нашу редакцию обратилась уволенная сотрудница казанского аэропорта, которая третий месяц пытается восстановиться на работе через суд, а также взыскать определенную сумму в качестве компенсации за моральный ущерб. Сама же история началась немногим более полугода назад.

Тогда, пройдя многочисленные предварительные испытания, Алена Петрова (имя изменено - прим. редакции) получила должность начальника отдела развития мотивации, оргструктуры и персонала в сложной кадровой структуре ОАО «Международный аэропорт «Казань». И то, что она стала третьим начальником на этом посту за последние полтора года, соискательница узнала существенно позже. Она перевезла в регион всю семью, сняла квартиру, и, несмотря на предупреждение о ненормированном рабочем дне, с энтузиазмом взялась за работу.

«Это для меня, как для профессионального персональщика, была работа мечты. И я, и мои друзья-профессионалы, которым я рассказывала о новой должности, понимали, что, после хотя бы года работы в аэропорту, передо мной раскроются очень хорошие перспективы. Я туда шла с таким внутренним подъёмом, думала, в лепёшку расшибусь, но освою этот уровень. Я пришла, чтобы сворачивать горы, но оказалось, что моя роль - молчать с виноватым видом и подыгрывать истеричке. У меня были силы, чтобы переломить ситуацию. Не хватило времени. Возможно, что-нибудь и удалось. Поэтому я и в суд пошла, потому что там больше тысячи людей, постоянно находящихся в атмосфере вранья и ненависти. Они, по-моему, нормальных отношений вообще уже не помнят. Я пошла в суд, а они никогда не пойдут. Они работают там за свои 10-15 тысяч. Я не шучу, там у ряда штатных должностей действительно такие зарплаты», – рассказала Петрова.

Динара Валеева

Всего через два месяца и десять дней, сэкономив только в рамках одного проекта для аэропорта 9 млн рублей, Алена была уволена своей начальницей, директором по персоналу Динарой Валеевой. Поводом для разговора об увольнении было то, что накануне Алена ушла с работы вовремя, то есть в пять вечера, а не в восемь-девять, как обычно. Только пройдя через нескольких врачей, сделавших заключение, что серьезный нервный срыв был вызван именно психологическим давлением со стороны начальства, она поняла, что зря поддалась манипуляциям директора по персоналу. И потребовала через суд восстановить её на работе.

Крушение иллюзий

Исковое заявление (есть в распоряжении редакции) занимает семь страниц, на которых подробно расписываются задачи и принципы работы службы персонала. В частности, Петрова указывает, что не реже трех-четырех дней в неделю сотрудники задерживались до 19 и даже до 21 часа, притом что рабочий день идет с восьми утра до 16.45. Основная причина задержек – желание снизить количество нападок со стороны Валеевой в свой адрес. Также автор иска указывает, что регулярно сотрудникам приходилось выполнять несвойственные обязанности, например, делать курсовые работы для начальства, делать дизайн плакатов по заказу Валеевой за свой счет.

Обязанностью возглавляемого Петровой отдела было обеспечение мягкого входа новых сотрудников в рабочий процесс: провести собеседование, экскурсию про аэропорту, знакомство с коллективом, обучение тонкостям ремесла, проведение всевозможных инструктажей, помощь начальникам подразделений в улаживании неизбежных конфликтов из-за ошибок новичков, и, разумеется, стимулирование их на ударный и эффективный труд, то есть адаптацией и мотивацией персонала.

Однако стиль работы в кадровой службе не вполне сочетался с этими задачами. По словам Алены Петровой, основным критерием работы для ее начальницы был объем исполнения разнообразной бумажной работы, от написания новых документов по разным направлениям до проведения тестирования среди сотен сотрудников в крайне сжатые сроки.

Одна из страниц искового заявления Алены Петровой

Только за три месяца испытательного срока Петрова должна была проанализировать десятки должностных инструкций и регламентов, разработать и внедрить систему оценки персонала, принять участие в подготовке к межрегиональному конкурсу WorldSkills, принять участие в приведении в соответствие с профстандартами Минтруда кадровую документацию (47 должностей), провести оценку начальников смен и диспетчеров на знание двух программ, создать единый стандарт допуска к самостоятельной работе и составить регламент подготовки к весенне-летнему и осенне-зимнему периоду. По оценке, приведенной в документе, примерный объем затрат на выполнение этой работы — 360 трудочасов, не считая параллельных задач. То есть, сотрудник должен работать ежедневно до шести часов сверхурочно.

Кстати, на судебном заседании выяснилось, что сама директор персонала Динара Валеева слабо представляет себе суть собственной работы. Например, на суде она не смогла ответить на вопрос, в чем заключается суть адаптации и что должен делать наставник. Отвечая на вопросы о том, была ли Петрова ознакомлена с принципами кадровой политики, с программным обеспечением, системой электронного документооборота Валеева рассказала, что ее подчиненная поставила свою подпись под регламентом в первые дни работы, значит, была со всем ознакомлена, но реально ее знания никто не проверял. (Аудиозаписи судебного процесса, телефонных переговоров и все документы, на которые мы ссылаемся в нашем журналистском расследовании, находятся в распоряжении редакции)

Несмотря на то, что уровень вхождения в работу Петровой никто не проверял, Динара Валеева в ежедневном режиме давала ей сложные и объемные задания, которые давались, как правило в устной форме и могли меняться по ходу выполнения.

«Директор по персоналу придерживалась того принципа, что не следует дать работнику физической возможности выполнить задание – то есть каждый день добавлялись новые серьёзные задачи, не отменяющие предыдущих. Попытка объяснить ей, что некоторые задачи (например, проведение тестирования более 150 сотрудников за четыре дня, что включает в себя: изучение материала, составление минимум трёх вариантов тестов, распечатка их, организация тестирования, сбор и проверка заполненных тестов, составление аналитических отчётов) требуют несколько другого времени, натыкались на крики, обвинения в непрофессионализме и угрозы увольнения в случае невыполнения. Одним из вариантов подобной стратегии был такой: устно поставить задачу, устно же подтвердить ее выполнение, затем по прошествии времени, обвинить, что работа не выполнена, результата нет, сроки упущены. Или изменить ключевые условия выполнения (в частности, поставив задачу протестировать более 150 сотрудников за четыре дня, она через три дня сообщила, что речь шла о 350 сотрудниках, и её просто неправильно поняли). Очевидно, что и первый, и второй вариант трактовки данного задания требует времени и ресурсов несопоставимо больше, чем предложенные четыре дня, а «обычную текучку» при этом она не считала нужным отменять, оба варианта задания были физически невыполнимы», – говорится в исковом заявлении.

Любопытная запись появилась за год до описываемых событий на известном интернет-ресурсе «Антиджоб», где ведется учет недобросовестных работодателей со всей России. Запись анонимная, есть подозрения, что ее оставила предшественница Алены на этом проклятом посту. Впрочем, в суде предыдущая начальница отдела, проработавшая там восемь месяцев, свое авторство отрицала. Автор поста практически полностью воспроизводит и стиль работы и претензии со стороны руководства.

«Для Руководителя службы управления персоналом (Валеевой Динары Марселевны) люди, как мясо!!! Не понравился - на свалку !!! Пришел, ушел, все в порядке вещей. Не дорожит кадрами!!! В последний мой рабочий день узнала, что в каких-то отделах уже ставки ставят - кто сколько проработает в нашей службе?! В итоге я проработала два месяца», – резюмирует автор поста. (орфорграфия и пунктуация сохранены, - прим. ред.)

Скан обращения на сайте «Антиджоб»

Нам удалось разыскать автора этого поста и поговорить по телефону, с условием сохранения анонимности, поскольку наш собеседник опасается, что иначе ей придётся покинуть не только Казань, но и республику (аудиозапись имеется в распоряжении редакции).

«Мне трудно говорить, когда я уволилась, это было как освобождение. Не готова выступать в суде, т.к. такой груз с души свалила, когда уволилась, что не желаю возвращаться к травмирующей ситуации», – пояснил свою позицию автор анонимного поста.

«Токсичное общение» и «отравленное пространство»

«Есть такое понятие «токсичное общение». Когда я приходила на работу, возникало ощущение отравленного пространства. Когда все плачут, жалуются, врут. Нездоровая, ненормальная атмосфера. Я специалист по адаптации. И, как доктор, которого плохо лечат, я видела, что со мной и с другими сотрудниками никакой адаптации не проводят. Никто у меня за два месяца не спросил, как проходит адаптационный период. А это очень важный вопрос. Я это делаю регулярно, раз в два-три дня, когда у меня под опекой находится новый сотрудник. Как дела? Какие у тебя достижения? Что ты нового узнал? Это нормальная обратная связь, это как родитель и ребенок. А здесь я была как сирота, которую заперли на необитаемом острове, и сказали: «давай, делай что-нибудь, по ходу разберешься как-нибудь». Разница в том, что я понимала суть происходящего и у меня были хоть какие-то ресурсы справляться самостоятельно, у меня большой профессиональный и жизненный опыт. А каково тем, для кого это первая работа? Люди увольнялись один за другим еще до окончания испытательного срока», – рассказывает Алена Петрова.

В результате, перепробовав разные виды психологической защиты и попытавшись подстроиться к работе непосредственной начальницы, Петрова пыталась принять на себя часть негатива, чтобы снизить напряженность в отделе. Спустя непродолжительное время ее самочувствие стало ухудшаться, появилась депрессия, бессонница, постоянные головные боли, потеря веса, развитие гипертонии. За два с небольшим месяца Алена Петрова потеряла 9 кг, а три независимые экспертизы, проведенные после увольнения, дали одинаковый диагноз – депрессивный эпизод тяжелой степени как реакция на постоянный стресс.

Алексей Старостин

Но неужели никто не поднял этот вопрос перед вышестоящим руководством? Стоит сделать небольшое отступление и напомнить, что уж почти 10 лет аэропортом управляет человек, не имеющий профильного образования и, по сути, не связанный с авиацией. Свою работу в аэропорту Алексей Старостин начал в отделе маркетинга и, вероятно, этот опыт наложил отпечаток на стиль работы менеджера в дальнейшем. Судя по всему, руководством республики была поставлена задача повысить известность и престиж международного аэропорта – аэропорт стал регулярно участвовать во всевозможных конкурсах лётной отрасли. При этом, многие другие вопросы остались без внимания.

Директор по правовым вопросам и кадровой политике Роза Мамакова в телефонном разговоре с корреспондентом «УралПолит.Ru» отрицала любые жалобы и конфликтные ситуации.

«Ничего не слышала ни о каких конфликтах, впервые узнаю от вас о каком-то судебном процессе», – заявила Мамакова. При этом разговор происходил через месяц после начала судебного процесса, в котором Мамакова представляла интересы аэропорта.

Так обращаться с людьми нельзя

Сотрудники аэропорта уверены, что это общепринятая политика менеджмента – как бы плохо ни было на самом деле, по отчетам должно быть «у всех все хорошо». С точки зрения высшего начальства, подразделение Валеевой безупречно. Оно везёт огромный воз работы, выдаёт «на гора» тонны бумаг, всегда готово взять на себя дополнительные обязательства или работу других отделов, даже если об этом не просят. Валеева жёстко спрашивает со своих подчинённых и привычно расстаётся с теми, кто «не справился с заданным ею высоким темпом работы», хотя почему-то эти нерадивые сотрудники легко реализуют свои возможности в других компаниях. Зачем информировать директора о каких-то мелких шероховатостях?

«Из 1200 работников около 70% – производственный персонал, отвечающий за безопасность аэропорта. Это, несмотря на мизерные зарплаты, очень профессиональный коллектив. Технические специалисты очень грамотные, а вот менеджмент подкачал: управление персоналом, соцвопросы, стратегическое развитие – на нуле. Вся стратегия ограничивается рекламками и написанием отчетов для прохождения конкурсов в авиационной отрасли. А уровень профессионализма постепенно, с уходом на пенсию старых мастеров, снижается. Какой может быть уровень подбора персонала, когда такая психологическая атмосфера, когда у специалиста по подбору персонала просто нет времени, когда собеседования из-за перегрузки проводятся «на отвяжись», – рассказывает корреспонденту «УралПолит.Ru» одна из предшественниц Алены Петровой.

Она сетует, что Валеева не считает нужным проводить полноценную адаптацию сотрудников. По ее мнению, достаточно ознакомить с основными внутренними регламентами. Между тем, есть масса мелочей, нюансов, из которых складывается работа: от порядка действий в форс-мажорных обстоятельствах до места хранения журнала исходящих документов.

«Возьмем для примера службу досмотра посетителей аэропорта. Новому сотруднику надо объяснить, как включить рамку металлодетектора, что значат ее огоньки, на какие вазомоторные реакции нужно обращать внимание. За это несет ответственность начальник подразделения, но служба управления персоналом должна проконтролировать качество обучения. А наставникам порой нет интереса заниматься обучением новичка – времени тратится много, а доплата тысяча рублей в месяц. У человека, проводящего досмотр, оклад в районе 12 тысяч. Плюс премия – выходит до 17 тысяч. А ответственность вплоть до уголовной. И внутреннее недовольство растет, т.к. не хочешь работать – уходи. Никто не уговаривает, никто не мотивирует на честный труд», – подчеркивает экс-сотрудница аэропорта

Как бы то ни было, несмотря на амбициозные задачи, интересные цели и перспективы, Петрова была уволена спустя два месяца и 10 дней. Формальным поводом, по ее словам, стало то, что она уехала с работы вовремя – в 16.45. На следующий день ее ждал скандал и требование написать заявление об увольнении по собственному желанию. Спустя несколько недель, уволенная работница поняла, что написала заявление под диктовку в состоянии постоянного психологического давления и стресса и решила подать заявление в суд с целью восстановиться на работе и получить моральную компенсацию.

«Я не была бы руководителем, если бы не умела брать на себя ответственность. Эти люди – мои подопечные. Я вижу, что они страдают от произвола одного человека – Динары Валеевой. И этой женщине с дурным характером до сих пор никто не сказал, что так обращаться с людьми нельзя», – говорит Алена Петрова.

Терминал 1А Международного аэропорта Казани

Начав судебный процесс и обратившись к нам, уволенная сотрудница пытается достучаться до руководства Республики Татарстан. Инициировать проверку, провести, хотя бы объективный опрос персонала – как им работается? Подобные опросы проводятся каждым новым специалистом по кадрам, но результаты не приводят к каким-либо выводам. В 2016 году большая часть работников на вопросы такой анонимной анкеты ответили, что главным демотивирующим фактором в их работе является отношение к ним начальства. Исследовательница, проводившая опрос, уволена. Возможно, внешняя проверка позволит изменить ситуацию и по-настоящему поднять престиж аэропорта.

Стоит отметить, что Казанский международный аэропорт неоднократно за последние годы оказывался в центре внимания из-за различных инцидентов. Из недавних – случай, когда мужчина на легковом автомобиле заехал в здание аэропорта и проехал его практически насквозь, застряв на парапете парковки – служба безопасности не была готова к таким действиям, лишь по счастливой случайности в результате происшествия никто не пострадал. Более резонансное происшествие, в котором были десятки погибших – авиакатастрофа 17 ноября 2013 года, в которой погибли сын президента республики Ирек Минниханов и глава УФСБ по Татарстану Александр Антонов. Всего в самолете находилось 50 человек, включая шестерых членов экипажа.

Михаил Валентинов

Компании:

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...