Новые контуры. Как изменился политический атлас Урала

Каких сил теперь должны опасаться губернаторы: исследование «УралПолит.Ru»

На фоне шумихи вокруг подсчета голосов и распределения мандатов в Госдуму теряются значимые для федеральных и региональных властей изменения политического поля. За пять лет электоральные предпочтения россиян в отдельных территориях серьезно изменились, как и общая реакция на политические процессы, поэтому губернаторы и ответственные за идеологию в регионах не могут не учитывать ее при отстраивании внутренней политики. «УралПолит.Ru» совместно с Институтом стратегических коммуникаций и социальных проектов проанализировал ключевые изменения в политических настроениях жителей регионов УрФО. Подробности – в нашем материале.

Явка

Интернет-шутка о том, что на выборах в Госдуму 18 сентября победил диван, не далека от истины. Только два региона продемонстрировали возросшую активность избирателей – ЯНАО и Тюменская область. Эксперты объясняют увеличение этого показателя особой активностью местных администраций.

В других территориях данные о явке с первых часов голосования вызывали особую тревогу региональных властей. Участники выборов объясняют: на старте кампании администрация президента вопреки сложившейся практики спустила в регионы ЦУ не работать на наращивание явки административным путем. Именно этой позицией Кремля эксперты объясняют рекордно низкую явку в ХМАО-Югре (падение 13,9 %) и Курганской области (падение 14,7 %) – регионах, которые традиционно демонстрировали лояльность к действующей власти и, как следствие, активно принимали участие в выборах. Несколько иная ситуация в Свердловской области, регионе, стабильно отличающемся высокой политической активностью. Здесь снижение явки составило почти 10 %, что сами участники выборов связывают с общей апатией населения и снижением активности оппозиционных сил, которые ранее могли мобилизовать свой электорат. В этом столица Урала очень схожа с Москвой и Санкт-Петербургом.

Общее снижение явки заставляет обратить внимание на количество испорченных бюллетеней. По сравнению с выборами 2011 года в ряде территорий этот показатель возрос в разы. Исключение – Тюменская область, где количество аннулированных бюллетеней сократилось и составило менее одного процента. Наиболее заметный рост показателя зафиксирован в Югре – с 1,8 % в 2011 году до 3,7 % в нынешнем, в Челябинской области и на Среднем Урале. Такая ситуация должна стать тревожным звоночком для партий и властей: избиратели не потеряли интерес к политическим процессам, однако предложенный состав партий не отвечает их запросам. Ну и сам факт порчи бюллетеней (зачастую речь идет о нецензурных надписях и т. д.) может свидетельствовать об особом напряжении в этой категории избирателей.

«Единая Россия»

В целом по стране «Единая Россия» улучшила свой результат по сравнению с выборами 2011 года. В регионах УрФО ситуация иная: лишь в Свердловской области и Югре партия продемонстрировала лучший по сравнению с прошлыми парламентскими выборами результат. При этом на Среднем Урале процент голосов за партию вырос почти на треть – 40,5 % против 32,7 % в 2011 году. В качестве главного фактора укрепления позиций партии власти эксперты называют решение Евгения Куйвашева возглавить список в заксобрание (в результате вся кампания прошла на фоне его портретов) и консолидацию местных элит, проще говоря – объединение «области» и «города» на старте кампании.

В Югре результат «Единой России» связывают с губернатором Натальей Комаровой, которая за пять лет заметно укрепила свои позиции и, как следствие, позиции партии власти. Год назад Наталья Комарова была переизбрана на новый срок, что, по мнению экспертов, подтверждает возросший авторитет власти в территории.

В остальных регионах Урала в этот раз партия ухудшила показатели по сравнению с 2011 годом. «Естественно, с участием большего количества партий на выборах «Единая Россия» теряет голоса, но при этом она сохраняет большинство. И эта тенденция по всей стране распространялась бы быстрее, если бы другие партии раньше начали активнее проявлять себя. Сейчас эта тенденция – реальность, которая устраивает всех, потому что никто не настаивал на том, чтобы у «Единой России» были фантастические результаты», – рассказал руководитель уральского отделения ФорГО Анатолий Гагарин.

«Справедливая Россия»

По итогам выборов партия эсеров получила, пожалуй, самый ошеломляющий результат из всех представителей системной оппозиции. В Госдуму «Справедливая Россия» придет с результатом чуть более 6 % и 23 мандатами. Особенно заметно падение популярности СР в Свердловской области, где партия традиционно имела достаточно сильные позиции. Сейчас ситуация изменилась кардинально: лидер свердловских эсеров Александр Бурков проиграл выборы в одномандатном округе (отставание от победителя Алексея Балыбердина – 20 %), на выборах в Госдуму партия уступила «Единой России» 27 %, а в битве за места в заксобрание разрыв составил 24 %. Источники «УралПолит.Ru» отмечают, что финансовое обеспечение работы эсеров в регионе было вполне достаточным для проведения яркой кампании. Партийцы сосредоточились на газетах и личных встречах, но разговоры во дворах не обеспечили достаточного вовлечения избирателя, а чисто агитационные послания в почтовых ящиках воспринимались как макулатура.

Еще более интересная ситуация сложилась в Западной Сибири. «Справедливая Россия» увеличила свои результаты на 4 % только в Тюменской области и набрала 11,4 %. При этом объединенный региональный список Курганской и Тюменской областей возглавляет человек, не имеющий отношения ни к одному из этих регионов – депутат Госдумы шестого созыва от «ЕР» Краснодарского края Александр Ремезков. Он считается одним из самых богатых депутатов Госдумы – в 2015 году он заработал 158,4 млн рублей. Всего от СР в этот раз выдвинулись шесть действующих депутатов от других партий: трое от ЛДПР, один от КПРФ и двое от «Единой России», в том числе и Александр Ремезков. Очевидно, что формируя список, «Справедливая Россия» не особо беспокоилась о брэнде партии, что и сказалось на результатах, и, вероятно, намеревалась не победить, а извлечь из этой кампании иную выгоду.

Единственный регион, где партия укрепила свои позиции – Челябинская область. На Южном Урале показатели «Справедливой России» растут с каждой думской кампанией. Происходит это во многом благодаря лидеру южноуральских эсеров, занимающему кресло депутата ГД с 1997 года Валерию Гартунгу. Несмотря на то, что он проиграл выборы в округе – мандат получил единоросс Анатолий Литовченко, в новый состав Думы Гартунг проходит по партийным спискам. К тому же, по мнению политологов, челябинское отделение партии находится на хорошем счету и считается одном из самых сильных в стране. «Среди главных причин положительной динамики СР – падающая социально-экономическая ситуация в регионе, способствующая консолидации значительной части протестного электората вокруг наиболее известной оппозиционной партии, имеющей в регионе лидера со стопроцентной узнаваемостью», – считает Александр Подопригора.

КПРФ

Коммунисты продолжили падение во всех регионах Урала. В двух регионах снижение результатов КПРФ особенно заметно – Свердловская область и Югра. Интересно, что в этих регионах наиболее высокий результат показала партия-спойлер КПРФ – «Коммунисты России». На Среднем Урале они набрали 2,65 % в Югре – 2,15 %. В Свердловской области на ослабление позиций повлияла смена руководителя областного отделения – не смену оскандалившемуся Дмитрию Шадрину пришел Александр Ивачев, который, несмотря на поддержку Москвы, не смог получить особой популярности среди партийный функционеров. В Югре падение результатов КПРФ связывают с укреплением позиций «Единой России» и региональных властей.

Лишь в двух регионах партия смогла несколько улучшить свои позиции – Ямал и Тюменская область. В Тюменской области партия набрала 12,3 % по сравнению с 11,2 % на выборах 2011 года. Это объясняется традиционно сильным региональным отделением во главе с Тамарой Казанцевой, выступавшей против политики депутата Госдумы шестого созыва от КПРФ Вячеслава Тетекина и поддерживавшей его коллегу Павла Дорохина. В итоге по результатам выборов Вячеслав Тетекин не проходит в Госдуму. А по территориальной группе КПРФ набирает 151 445 голосов, что позволяет провести в депутаты Госдумы Павла Дорохина. На Ямале КПРФ приобрела три десятых процента и набрала 6,9 % по сравнению с 6,6 % 2011 года. Возможная причина в смене лидера регионального отделения – в конце 2014 года Олега Клементьева сменила экс-депутат свердловского заксобрания Елена Кукушкина, которую называют креатурой Вячеслава Тетекина.

ЛДПР

ЛДПР – феномен нынешней избирательной гонки. Единственный регион, где партия вела агрессивную кампанию – Югра. Здесь агитация сопровождалась требованиями об отставке губернатора округа Натальи Комаровой и сбором подписей жителей региона за ее отставку. И только в этом регионе партия продемонстрировала падение. В остальных регионах показатели партии Жириновского выросли. По мнению политолога Дмитрия Чудиновских, укрепление ЛДПР объясняется общероссийским подъемом. В этом году кампания была скромной, зато появился электорат, которому стала близка риторика партии.

«Яблоко»

«Яблоко» на этих выборах позиционировалось как главная либеральная партия, которая смогла привлечь к себе ряд заметных и раскрученных политиков. После развала демкоалиции предполагалось, что голоса большинства оппозиционно настроенных избирателей отойдут именно «Яблоку». Партия на этом фоне вела достаточно расслабленную кампанию, лишь под конец гонки мощно выйдя в соцсетях с заметными роликами. В Свердловской области дополнительно действовала достаточно сильная ячейка, но не в столице региона, а в Первоуральске. Здесь партия при поддержке экс-мэра Юрия Переверзева смогла провести в гордуму сразу несколько сильных депутатов. Однако отсутствие четкой работы, внятной повестки и политиков хотя бы регионального масштаба сделали свое дело – в Свердловской области, как и во всех регионах, партия продемонстрировала почти двукратное падение.

Анализ результатов голосования наглядно демонстрирует – политическое поле в регионах Урала меняется. Две выборные капании как самое мощное социологическое исследование показывают, что за молчаливым протестом стоит отказ от выборов и порча бюллетеней, избиратели на примере ЛДПР голосуют за образ, а не за программу, но, на примере «Справедливой России», забывают фаворитов прошлого. Несмотря на декларируемую стабильность и монолитность политической системы, руководители регионов вынуждены считаться с партиями, которые стали вторыми на этих выборах – в противном случае они могут организовать новые «горячие точки».

Полина Дикушина, Сергей Блиновских, Дарья Александрович, Кирилл Гонцов 

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...