Бюджет дефицита

«УралПолит.Ru» проанализировал бюджеты шести регионов Урала и Пермского края, чтобы выяснить, с чем их жители войдут в новый год.
Фото: rusplt.ru

Процесс работы над бюджетами регионов в этом году протекает не так, как обычно. Все пытаются не столько распределить ресурсы, сколько урезать траты. Документ, который влияет на жизнь каждого человека, в реальности мало кто читает. «УралПолит.Ru» проанализировал бюджеты шести регионов Урала и Пермского края, чтобы выяснить, с чем их жители войдут в новый год.

Федеральные тенденции

Подходы к формированию региональных бюджетов определяет федерация. В этом году тенденции, заданные правительством, были для субъектов неприятными, но ожидаемыми. Федеральный бюджет 2016 года сверстан с учетом инерционного сценария развития экономики, низкой цены на нефть, неблагоприятной конъюнктуры мировых рынков. Вместо трехлетнего планирования – однолетнее, экономическая ситуация может быть непредсказуемой. Планировать на 2017 и 2018 годы чиновники не рискуют. Регионы следуют примеру Москвы, но бывают и исключения. На Урале трехлетку сохранила Тюменская область, так же поступил Пермский край.

«Когда мы делаем бюджет на один год – это нехороший сигнал инвесторам. Разговаривать с инвесторами, когда ты имеешь однолетний бюджет и можешь гарантировать им поддержку только в течение одного года, практически невозможно», – объяснил решение губернатор Тюменской области Владимир Якушев.

Вторым волевым решением федерация сократила дотации регионам – примерно в два раза. На УрФО это сказалось особенно сильно, так как из 14 регионов-доноров четыре расположены на Урале: Свердловская область и все субъекты Западной Сибири. Основные параметры бюджетов изменились на 3–4 % по сравнению с планами, составленными в прошлом году. Самые крупные расходы и доходы, как всегда, у Югры, ненамного отстает Свердловская область – в обоих регионах основную массу доходов формирует налог на прибыль крупных предприятий: нефтяных – в ХМАО и промышленных – на Среднем Урале.

Ни одному региону (как и федерации) не удалось избежать дефицита бюджета. Только политику в отношении дефицита субъекты выбрали разную. Свердловская область работала на снижение дефицита до 10 %, прописанных в соглашении с правительством РФ. В итоге дефицит составил 8,2 % от объема доходов, меньше только у Челябинской области (8 %). В Западной Сибири, напротив, размеры дефицита никого не смущают: на Ямале он составит 14,8 %, в Югре – 14,6 %, а в Тюменской области – и вовсе 15,1 % от доходной части. К слову, для федерального бюджета Владимир Путин потребовал ограничить дефицит 3 %.

Под влиянием федеральных факторов все бюджеты приобретают общие черты. Однако кроме них у бюджетов уральских субъектов и Пермского края есть свои особенности, в том числе объединяющие эту семерку регионов.

Всеобщий секвестр

Ключевое сходство бюджетов на Урале и в Прикамье – сохранение всех социальных обязательств перед жителями: во всех семи субъектах доля расходов на социальную сферу составила больше 70 %. При этом некоторым правительствам удалось увеличить отдельные социальные статьи: в Свердловской, Челябинской областях и в ЯНАО добавили денег на образование, в Тюменской области – на реализацию прав детей и молодежи (400 миллионов).

Но если внимательно читать проекты бюджетов, становится заметно, что даже в неприкосновенной социалке чиновникам пришлось чем-то жертвовать. Особенно заметно это на Ямале, где на один год будут приостановлены льготные выплаты на оздоровление бюджетников. К слову, в Свердловской области отмены льготного проезда в общественном транспорте Екатеринбурга после долгих споров удалось избежать, зато была существенно сокращена программа по содействию занятости населения. В Пермском крае решили урезать выплаты работающим ветеранам труда и пенсионерам с большим стажем.

Бюджеты резали по живому – в той или иной мере пострадали большинство значимых направлений. «Когда мы посчитали все вместе, у нас получился огромный дефицит, поэтому было принято решение сократить все статьи на 10 %. Министерствам дали карт-бланш, чтобы они могли перераспределять средства внутри своих ведомств в зависимости от нужд. Какие-то вещи, например, коммунальные расходы, мы порезали до нуля», – заявила замминистра финансов Свердловской области Светлана Климук.

Финансирование ЖКХ на Среднем Урале сократили почти в два раза. Местные депутаты опасаются, что коммунальная катастрофа, аналогичная тем, которые были в Белоярском районе и Сухом Логу, из-за такого бюджета обернется настоящей трагедией: экстренно ремонтировать коммуникации будет не на что. В два раза сократить расходы по подразделу «жилищное хозяйство» приняли решение в Тюменской области; там же на 12 миллионов сократили затраты на теплоэнергетический комплекс.

В Свердловской области секвестрировали расходы на культуру (на 900 миллионов) и спорт (на 1,5 миллиарда). В ХМАО пожертвуют физкультурой, траты на нее сократили на миллиард рублей. По сравнению с 2015 годом расходы на культуру и спорт уменьшились и в Челябинской области: 941 миллион и 1,8 миллиарда в 2016 году против 1,02 миллиарда и 2,4 миллиарда в этом. Из-за корректировки федеральных субсидий в нескольких регионах снизились расходы на здравоохранение, которое во многом обеспечивается за счет Москвы: ХМАО потерял четыре миллиарда. На этом фоне удивительно стабильно выглядит бюджет Курганской области, где расходы на спорт увеличили в 1,7 раза, а также впервые создали антикризисный фонд правительства в размере 970 миллионов рублей.

Чтобы дополнительно сэкономить средства, регионы пошли по самому опасному пути – серьезному сокращению программ развития. В Свердловской области были беспрецедентно уменьшены расходы на промышленность. «Меньше, чем на ущербную культуру», – сопоставил депутат регионального заксобрания Ефим Гришпун. В результате денег не получат ни особая экономическая зона «Титановая долина», ни индустриальные парки – кое-что оставят исключительно на операционные расходы управляющих компаний.

В ЯНАО порезана инвестиционная программа – из нее исключены строительство детсада в селе Красноселькуп и школы в Заполярном. В Югре на 600 миллионов уменьшили расходы на сельское хозяйство и рыболовство и на миллиард – на дорожное хозяйство. Сокращения планирует Тюменская область, составившая плановые документы на 2017 и 2018 годы: если в 2016 году в регионе собираются потратить на инвестиции в программу «Сотрудничество» 3,3 миллиарда рублей, то через год – уже 2,9 миллиарда, а через два года – и вовсе 1,8 миллиарда рублей.

Региональные особенности

Близость территорий не означает сходства бюджетов. В ходе рассмотрения документа депутатами и внесения корректировок он существенно меняется.

В Свердловской области в рамках согласительных комиссий удалось увеличить доходы бюджета на 2,7 миллиарда рублей, а расходы – на 1,3 миллиарда и распределить эти средства как раз по трем проблемным отраслям: культуре, спорту и ЖКХ. В Тюменской области между первым и вторым чтениями доходы и расходы увеличили на 3,9 миллиарда. В этих регионах бюджеты уже приняты, а в Челябинской области и Пермском крае как раз идут корректировки после первого чтения. Депутаты Южного Урала обещают окончательно утвердить бюджет 24 декабря, а пермяки – только в январе следующего года. Свердловчане ранее заявляли, что не могут позволить себе такой роскоши, так как от их законопроекта зависит принятие муниципальных бюджетов.

По-разному регионы видят и увеличение доходной части бюджета. На Среднем Урале основную ставку делают на продажу птицефабрики «Свердловская», которая должна принести в бюджет 2 миллиарда рублей, если их не даст федерация. В Курганской области пошли по пути увеличения сборов: в ноябре дума региона приняла поправки в закон о налоге на имущество организаций, и для юрлиц, владеющих сдаваемой в аренду недвижимостью, в 2016 году этот налог вырастет на 0,2 %. Поправка, по мнению депутатов, должна привести к увеличению доходной части бюджета. Практически по тому же пути пошли в Пермском крае, где в октябре в первом чтении был принят законопроект о поэтапном регулировании ставки налога на прибыль организаций. Поправки предусматривают предоставление льготы только для инвесторов, хотя раньше она распространялась на все предприятия. По подсчетам экспертов, это должно принести в бюджет региона около 3 миллиардов. В Челябинской области в будущем году рассчитывают на работу промышленников-металлургов. Именно они в 2015-м стали драйвером роста и помогли региону преодолеть кризис. «Рассчитываем, что в 2016 году дополнительные поступления появятся благодаря поддержке малого и среднего бизнеса и за счет режима экономии. В 2015 году на торгах и закупках удалось сэкономить 1 млрд 50 млн бюджетных средств, – рассказал спикер Законодательного собрания Челябинской области Владимир Мякуш. – Ужесточаются требования к чиновникам по целевому расходованию средств. Это тоже сыграет свою роль. В муниципалитетах должны эффективно заработать контрольно счетные палаты, что также поспособствует экономии. Тем более, что Контрольно-счетную палату Челябинской области возглавит опытный финансист Сергей Комяков (ныне первый замгубернатора – прим. авт.)».

Все регионы так или иначе надеются на поступления из федерального бюджета, которые будут приходить в течение года в рамках различных программ. Летом субъекты, как обычно, внесут плановые правки в бюджеты. А учитывая, как быстро меняется экономическая ситуация в России и в мире, коррективы могут быть существенными.

Компании:

Места:

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...