Шуба по цене квартиры. Почему ямальские звероводы вынуждены снижать стоимость ценного меха

Соболиные шкурки
Ямал издревне считался пушным краем. Столетиями северная пушнина привлекала в арктический регион караваны купцов. Ямальский мех славился своим высоким качеством как на Руси, так и далеко за ее пределами. За это время отрасль звероводства переживала разные времена. Сегодня в округе разводят лис, песцов и соболей. О том, как приходится выживать в кризис звероводам Ямала корреспонденту «​УралПолит.Ru» рассказал директор совхоза «Верхне-Пуровский» Надир Гаджиев.

Ямал издревне считался пушным краем. Столетиями северная пушнина привлекала в арктический регион караваны купцов. Ямальский мех славился своим высоким качеством как на Руси, так и далеко за ее пределами. За это время отрасль звероводства переживала разные времена. Сегодня в округе разводят лис, песцов и соболей. О том, как приходится выживать в кризис звероводам Ямала корреспонденту «УралПолит.Ru» рассказал директор совхоза «Верхне-Пуровский» Надир Гаджиев.

– Надир Беюкагаевич, ваш совхоз занимается разведением соболей. Этот мех всегда считался самым качественным и очень дорогим, а это и соответствующий уровень клиентов. Что вы сегодня предлагаете своим покупателям и во сколько им обходится это, действительно, дорогое удовольствие?

– Наше предприятие – единственное, кто разводит соболей в арктических условиях. Когда мы представляли свой мех на выставке, все удивились, какие у нас красивые шкурки.

Сегодня мы готовы предложить не только шапки, но и шубы из соболя, которые, как известно, стоят очень дорого. У нас пошив хорошей соболиной шубы ниже колена обойдется примерно в 800-900 тысяч рублей. В Москве такая будет стоить 5-6 млн. Что же касается шапок, то здесь против московских 380 тысяч рублей за штуку мы продаем изделие за 87 тысяч.

При этом наш мех лучше, чем в средней полосе, Татарстане, Подмосковье. Здесь важную роль играет климат. В других регионах нет таких морозов. Когда мы только начали разводить соболей, то 30% зверьков из первой партии просто замерзли. Сейчас соболи адаптировались к морозам и это, конечно, сказалось на качестве меха.

К тому же сейчас в магазинах продают много подделок. Я часто бываю в Тюмени и вижу какие шубы продают. Часто за соболя выдают куницу, которая дешевле. А под видом клеточного соболя продают крашеного полевого. Мы занимаемся подбором цвета, у нас есть седые зверьки, которые особо ценятся. Есть ярко-седая расцветка, как чернобурка. Это очень редкий вид. Шубу из таких шкурок может позволить себе 1-2 человека из столицы.

– Коснулся ли кризис звероводства? С какими проблемами приходится сегодня сталкиваться звероводам?

– Сегодня звероводам выживать тяжело. Звероводство в нашем регионе - это прежде всего трудозанятость коренного населения. Это их исконный вид деятельности. Поэтому округ субсидирует производство пушнины.

Себестоимость нашей продукции выше, чем у заводчиков в других регионах. К нам дорого завозить корм, у нас выше затраты на электроэнергию. А недавно подняли цены на субпродукты и ГСМ. Зарплата в нашем регионе также выше. Для содержания животных нужно значительно больше подстилочного материала, чем, например на юге Тюменской области: у нас зима длится девять месяцев, а там его используют всего два месяца. Вот и получается, что себестоимость одной шкурки на Ямале 18 тысяч рублей, а на юге Тюменской области шесть тысяч. Нам пришлось снизить цены с 15 тысяч рублей до 13 тысяч за шкурку самца и 11 тысяч за шкурку самки. С учетом окружной субсидии получается 6,5 тысяч рублей за шкурку. У нас их хотят приобрести по три тысячи рублей. Для нас это совершенно не рентабельно. Сейчас к Рождественским праздникам мы сделали скидку 10%, которую планируем продлить до февраля.


– А кто занимается выделкой шкур?

– Выделывать шкурки мы отправляем в Новосибирск. Там хорошее итальянское оборудование. В Новосибирске выделывают шкурки заводчики из Краснодара, Питера и Москвы. Мех тонируют, красят, там же выделывают камус на бурки. Приобрести такое оборудование нам самим очень накладно. Молодежь сегодня не хочет заниматься исконным ремеслом коренных ямальских звероводов – выделкой шкур. Редко кто приходит в это дело.

– Возникают ли у вас проблемы с реализацией такого дорого меха?

– Пушнину, конечно, выгодно реализовать здесь, на Ямале. У нас есть собственный цех по пошиву готовых изделий. Но мы не можем этим заниматься поскольку находимся на едином сельхозналоге. На нашу пушнину есть большие заказы из Салехарда, Уренгоя, Карелии и Москвы. Но это не те объемы, на которые мы рассчитываем. Покупательская способность в последние годы заметно упала.

Мы пытались выйти со своей продукцией на рынок Нового Уренгоя, но там уже заключен контракт между администрацией города и кировской меховой фабрикой. Если же выставлять свои шкурки на меховом аукционе, то возникают транспортные расходы, а на месте еще придется платить еще 7-8% за хранение.

– Есть ли к вашей продукции интерес со стороны западных покупателей?

– В Европе мех не пользуется спросом. Там свою роль сыграли акции «зеленых». Греки, турки и итальянцы на аукционах покупают российских мех, который потом возвращается к нам же в виде готовых изделий.

– Почему для разведения вы выбрали именно соболей, ведь шкурки песца, чернобурки или лисы реализовать гораздо легче?

– Мы пробовали разводить песцов, чернобурок, лис, но это выходит еще убыточнее. Расходы те же, а стоимость самой шкурки значительно ниже. Так, шкурка песца стоила 1200 рублей, а цена норки максимально составляла 2000.

- Чем соболь в разведении отличается от других животных?

- Соболя разводить сложнее. Это очень сложный, неодомашненный, полудикий зверь. Сейчас мы разводим соболей породы «Салтыковская 1». Их вывели на племенной звероферме в Подмосковье. Три года подряд мы привозили от туда щенков соболя, и никто нам не раскрывал секреты и особенности их поведения. Пришлось изучать самим. С песцом намного проще, а норка вообще ручная, как кошка.

– А какой у соболей рацион?

– Рацион у зверьков рыбно-мясной. Они питаются куриными остатками. Из Тюменской области мы им привозим куриные субпродукты, также даем голову трески и отходы оленеводства: печень, с убойного комплекса доставляем кровь, в будущем планируем промывать и давать в корм оленьи кишки.

– Вы собираетесь увеличивать поголовье своих соболей?

– Сейчас у нас примерно две тысячи соболей, в будущем планируем увеличить эту цифру до трех тысяч. К тому же сейчас в России предприятиям-заводчикам запрещено продавать животных друг другу. Иначе могут вывести из Союза соболеводов.

– Вас, наверное, часто спрашивают – не жалко зверьков?

– Конечно, жалко. Но мы ведь их ради этого и заводим. Если так рассуждать, то тогда не надо есть говядину и свинину – для этого ведь тоже животных ведут на забойку. Для российского человека мех не только красота. У нас большая часть страны находится в северной климатической зоне, а здесь без натурального меха не обойтись.

Виктория Ахремчук

Фотографии представлены совхохом Верхне-Пуровский 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...