Григорий Ледков: «Северные пенсии отстояли, но работы еще много»

Григорий Ледков
О том, как защищались интересы северян и какие проблемы еще предстоит решить корреспонденту «УралПолит.Ru» рассказал заместитель комитета по делам национальностей Государственной думы РФ Григорий Ледков.

Сообщение о повышении пенсионного возраста вызвало огромный общественный резонанс. Пожалуй, наиболее болезненно введение пенсионных поправок ударило бы по коренным народам Севера. На защиту интересов северян встали Уполномоченный по правам коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия) Константин Роббек и президент Ассоциации КМНС Севера, Сибири и Дальнего Востока, депутат Госдумы Григорий Ледков. О том, как защищались интересы северян и какие проблемы еще предстоит решить корреспонденту «УралПолит.Ru» рассказал заместитель комитета по делам национальностей Государственной думы РФ Григорий Ледков.

– Григорий Петрович, как вы отреагировали, когда узнали о предстоящем повышении пенсионного возраста?

– Когда узнали о законопроекте, повышающем пенсионный возраст, сразу с экспертами собрали подкомитет, который я возглавляю, подключились сенатор Валентина Зганич, депутат Сергей Коткин – оба из Ненецкого автономного округа. Мы с коллегами сразу стали обсуждать, что нельзя повышать возраст выхода на пенсию до 60 лет народам, у которых средняя продолжительность жизни едва перевалила за пятьдесят.

– В Госдуме поддержали ваши предложения?

– Далеко не все и далеко не сразу. Первой площадкой для нас стало заседание экспертного совета по Арктике, под председательством Ольги Епифановой, где мы обменялись мнениями по законопроекту. Затем было важное для наших поправок заседание фракции «Единой России». Еще раз хочу отдельное спасибо за поддержку от всех северян сказать Сергею Неверову – руководителю фракции – без его участия нашим поправкам пришлось бы трудно. Но самое большое участие в сохранении пенсионных гарантий для коренных народов и работающих в Арктике принял, конечно, Владимир Путин. Когда мы увидели его поправки, там оказался охвачен более широкий круг проблем Севера, Сибири и Дальнего Востока. Наши предложения мы тоже там увидели.

– Закон принят Советом Федерации – вы довольны результатом?

– Работа продолжается, и довольно масштабная. Закон о реестре коренных малочисленных народов, который мы готовим сейчас необходим для предоставления гарантий и, в том числе, пенсий. Мы собрали опыт всех арктических и дальневосточных регионов, все методики учета представителей коренных малочисленных народов, чтобы наиболее практичным для государства способом реализовать установленные льготы и гарантии. Многие не учитывают, что с потерей графы «национальность» в паспорте коренные малочисленные народы лишились возможности доступа к большинству своих прав. За возвращение этой строки я выступаю уже много лет, вариантом может быть законодательное закрепление порядка определения принадлежности к коренным этносам – это позволит сделать единый реестр коренных малочисленных народов.

– Вы недавно участвовали в совещании, которое проходило в Тазовском районе, где непосредственно с оленеводами обсуждали их проблемы. О чем говорят кочевники?

– Мне пришлось в эти дни провести много встреч и даже выступить парламентером в каких-то переговорах между ненцами и властью. Действительно оленеводческая отрасль сейчас переживает довольно сложные времена, а при этом спрос на мясо и изделия из шкур только возрастает во всем мире. Оленеводство – это, в основном, национальная отрасль. Поэтому целый ряд вопросов оленеводства регулируются законодательством о коренных малочисленных народах. На этой встрече мы поговорили о трудоустройстве и учете стажа тундровиков. Ведь в новых условиях пенсионного обеспечения резко возросла важность документального оформления трудового стажа на Крайнем Севере, а также регистрация в качестве КМНС. Чтобы вовремя начать получать пенсию, наши люди должны представить правильно оформленные документы, а у значительной части и трудовых книжек то никогда не было.

Поэтому, сегодня я ставлю перед своей командой юристов и специалистов Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока задачу – создание методик учета и приведения к единому реестру всех представителей коренных малочисленных народов, ведущих хозяйственную деятельность на территориях традиционного природопользования и проживания. Нам удалось сохранить беспрецедентно низкий возраст выхода на пенсию для северян, но теперь нужно отработать все механизмы как эту государственную преференцию организовать для всех коренных народов и просто людей, проработавших на наших территориях свыше 15 лет.

– Сейчас на Ямале идет забойная кампания. Ежегодно возникает ряд проблем: сбыт оленины, глубокая переработка и многие другие. Ситуация меняется в лучшую сторону или есть объективные причины, по которым ее невозможно изменить?

– В этом сезоне забой оленей будет традиционно сложным. Этому есть две главных причины: трудности с прививочной кампанией и проблемы со сбытом. Вопросы сбыта были и остаются самыми главными в период забойной кампании. Наши убойные комплексы пока не располагают мощностями по глубокой переработке и поэтому поставляют на рынок оленину только в виде туш и полутуш. Несмотря на рост спроса на оленину, закупают ее только предприятия, готовые к переработке такого исходного сырья. После встреч прошлого года и моих личных переговоров с оптовыми покупателями ситуация изменилась не слишком. Поэтому в конце октября я собираю в Москве на встречу представителей торговых сетей, которые торгуют или готовы торговать продукцией из оленины.

О субпродуктах и шкурах, речь в этом сезоне практически не ведется – их не доставить до потенциальных заказчиков, поэтому ценное сырье пропадет. Оленеводы, разумеется, недовольны такой «коммерцией», они не получают с каждого оленя и половины сумм, которые могли бы зарабатывать.

По вопросу сбыта шкур, мы рассмотрим уже существующий в НАО опыт поставок шкур в Финляндию. Это опыт нашей региональной организации ненцев «Ясавэй», входящей в возглавляемую мной Ассоциацию КМНСС и ДВ РФ. Мне важно понять, если финская компания закупала шкуры для кожевенных заводов, значит и российские кожевенные предприятия могут заинтересоваться нашим сырьем.

– Известно, что многие оленеводы скептически относятся к вакцинации стада. Сегодня качество мяса может быть гарантировано высоким?

– По вопросу прививки оленей мы встретились в администрации Тазовского района. Обсудили там вопрос, который Ассоциация КМНС ставила уже несколько раз на всех уровнях – ветеринарные службы в прошлые годы применяли вакцины, от которых были случаи падежа животных. В этом году ветеринары гарантируют более высокое качество проведения вакцинации. Сегодня приходится встречаться с определенным протестом местного населения против вакцинации, после которой олени слабнут. Районным специалистам приходится вычислять маршруты оленеводов, которые не состоят в предприятиях или общинах, чтобы организовать вакцинацию. Ветеринарам не хватает рук, а еще приходится сталкиваться с довольно холодным приемом оленеводов.

Виктория Ахремчук

Использованы фото с сайта ru.arctic.ru

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...