Давыдов: скажут мне, что вырубают челябинский бор, я сам на митинг выйду!

Глава администрации Челябинска – о судьбе городского бора, полетах военной авиации и других итогах 2012 года

Глава администрации Челябинска Сергей Давыдов
2012 год большинству челябинцев запомнится ярким праздником чемпионата Европы по дзюдо, пугающими взрывами на военном гарнизоне и полетами военной авиации над городом, возведением рекордными темпами новых жилых микрорайонов и неожиданными заявлениями городских властей о ликвидации троллейбусов.
Глава администрации Челябинска Сергей Давыдов

2012 год большинству челябинцев запомнится ярким праздником чемпионата Европы по дзюдо, пугающими взрывами на военном гарнизоне и полетами военной авиации над городом, возведением рекордными темпами новых жилых микрорайонов и неожиданными заявлениями городских властей о ликвидации троллейбусов. Челябинские общественники тем временем претендовали на роль оппозиции и неутомимо критиковали главу администрации Сергея Давыдова за планы по обустройству городского бора. Сам же он, не довольствуясь репутацией грамотного хозяйственника, активно пытался приобщать горожан к трезвости и здоровому образу жизни.

В откровенном интервью журналисту «УралПолит.Ru» Сергей Давыдов рассказал о том, почему он готов вынести на референдум самую конфликтную проблему муниципалитета, что будет с муниципальным общественным транспортом и каким он видит Челябинск через 20–30 лет.

Транспортная реформа в Челябинске, вероятно, – одна из самых обсуждаемых среди горожан тем. Как вы в целом оцениваете предварительные итоги этих преобразований? Насколько оправданны были, в частности, решения о кардинальной реорганизации маршрутной сети?

Мы смогли переломить те негативные тенденции, которые копились многие годы в общественном транспорте Челябинска. До 2010 года он приносил бюджету до 700 млн рублей убытков ежегодно. Более 80 % подвижного состава фактически подлежало списанию. И на сегодняшний день муниципальный транспорт составляет лишь порядка 40 % от общего объема перевозок. То есть с начала 90-х маршрутные такси заняли более половины рынка. Произошло это потому, что общественный транспорт Челябинска в свое время не был реформирован и не вписался в современные рыночные условия.

На сегодняшний день мы сократили убытки до 25 миллионов рублей.

За счет чего это удалось сделать?

Начали экономить на коммунальных расходах и более рационально использовать имущество предприятия. То, что могло приносить прибыль, стали сдавать в аренду по коммерческим ценам, прочее – сдали в казну.

Меняем подвижный состав. Старые автобусы почти все были списаны, закупили новые. К середине декабря запустим на линии еще 30 новых современных автобусов. Это низкопольные машины с газовыми двигателями, абсолютно экологичные, что важно для нашего города.

Покупка трамваев нам пока не по карману, так как новый вагон может стоить до 12 миллионов рублей. Поэтому мы пошли по пути ремонта и модернизации старых трамваев. Это обходится примерно в четыре раза дешевле покупки нового трамвая. При этом из капитального ремонта трамвай выходит как новый, полностью отремонтирован салон – новые сиденья, обшивка, новая проводка, энергосберегающее оборудование, современная кабина и органы управления для водителя. Они отвечают всем современным стандартам, за исключением низкопольности. Но и низкопольные мы тоже будем делать. У нас есть финансы, выстроенная производственная цепочка, которая позволит нам все трамваи капитально отремонтировать.

Мы избавились от лишнего управленческого персонала. У нас на одного водителя приходилось чуть ли не три управленца, и каждому платили заработную плату. Сейчас этих людей нет.

В 2012 году ваша идея отказаться от использования троллейбусов, которые вы признали слишком неповоротливыми на дорогах и чрезмерно затратными для бюджета, вызвала бурю эмоций у горожан. Не изменили своему мнению?

Троллейбусы в Челябинске будут ходить, но их станет меньше. Они останутся на прямых магистралях; там, где они не создают проблем для движения.

Горожан тревожит вопрос о возможном сокращении маршрутной сети городского общественного транспорта.

Маршрутная сеть будет развиваться. Перед Челябгортрансом поставлена задача увеличить свою долю на городском рынке общественных перевозок.

Мы готовы показать всем пример, как общественный транспорт может работать безубыточно. Уже есть несколько маршрутов, которые раньше приносили в месяц 1,7 млн рублей в виде убытков, сегодня они «вышли в ноль». Да, пока не зарабатывают, но мы уже хлопаем в ладоши и говорим, что это прорыв на рынке общественных перевозок.

Какой вам видится судьба самого известного челябинского долгостроя – метро? Есть ли перспективы у стройки, которая из-за недостатка финансирования последние пару лет фактически заморожена?

Метро в Челябинске будет. Но трудно называть сроки, когда это произойдет. Проблема в том, что область – я про город тут даже не говорю – не в состоянии на свои деньги построить метро. В следующем году есть перспективы получения федеральных средств на строительство метро в нашем городе. Мы очень на это надеемся. Ни один из городов-миллионников, где есть метро (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга), не построили его за свой счет. Везде помощь оказывало федеральное правительство.

Будет ли это метро в том виде, в каком его проектировали еще в советские годы, или это будет симбиоз подземного и наземного метро, а возможно, скоростного трамвая? Специалисты рассматривают разные варианты. Пока трудно назвать нечто конкретное.

Говорилось о возможности переноса строящейся станции «Торговый центр». Есть ли какие-то технические или иные причины для этого?

Сложно, наверное, ее будет перенести сейчас, хотя такие идеи есть. 20 лет назад, когда разрабатывался проект метро, Челябинск был совершенно другим. Первая ветка должна была соединить северо-запад с самым крупным челябинским предприятием ЧТЗ. Сейчас тракторный – совершенно другой промышленный объект, в разы меньшее количество работающих. Тот же «Торговый центр» был самым крупным торговым предприятием в Челябинске, центром притяжения большинства жителей, сегодня – только один из многих.

Тогда существующая схема челябинского метро выглядела логичной, сегодня уже нет. Логистика нашего города поменялась. Мы не должны, извините, тупо достроить метро, чтоб оно просто было. Этот объект должен работать в интересах всего города на решение его транспортных проблем. Поэтому какие-то изменения, вне всякого сомнения, будут.

 

Действующий генеральный план принимали в 2003 году. На ваш взгляд, он еще отвечает сегодняшним реалиям? Или городу нужен новый генеральный план?

В данный момент новый генеральный план городу не нужен. Я вообще хотел бы сказать слова благодарности тем людям, которые занимались генеральным планированием Челябинска с 1947 года. В те времена, когда в городе практически не было автотранспорта, по улицам ходили гужевые повозки – они оставили широченные «коридоры» для строительства будущих широких, прямых дорог.

Генплан 2003 года предусматривает развитие Челябинска до 2020 года. Считаю, что это очень неплохой документ, но вообще-то генплан – это, конечно, не догма. Он задает основные параметры, которые корректируются за счет правил землепользования и застройки.

А границы города будут меняться?

Уверен, что в ближайшее время этого не будет. Сейчас менять границы – значит переходить к интенсивному методу развития нашего города. У нас внутри города достаточно территории, чтобы мы могли развиваться дальше. Действующий генеральный план задает нам обеспеченность жильем на одного человека к 2020 году – 26,5 квадратного метра. Сегодня у нас – 24 с небольшим. Чтобы достигнуть плановых показателей, нужно к 2020 году построить около восьми миллионов квадратных метров жилья. Абсолютно достижимая цифра, учитывая, что в этом году мы введем рекордное количество квадратных метров – не меньше миллиона.

Мы ставим перед собой задачу вынести из центра города промышленные предприятия. И они это сами делают. Например, радиозавод. Может, не совсем по собственной инициативе, но они переехали. Завод оргстекла в самое ближайшее время из центра города уйдет.

В этом году Челябинск занял 11-е место в рейтинге привлекательности городов. Вы удовлетворены подобной оценкой?

Ну, конечно, хотелось бы большего, но и это уже некий позитив. Вообще, ко всем этим оценкам я отношусь достаточно скептически. Вот совсем недавний рейтинг… Челябинск оказался в числе вымирающих городов (наряду с Миланом, Римом и Турином, – С. Б.). Абсолютно необъективно! По результатам последней переписи Челябинск показал вторую динамику в стране по росту населения. Первое – это Москва – у них плюс 13 с чем-то процентов, в Челябинске – пять с небольшим. Да, у нас высокий приток населения дает миграция. Но миграция – это показатель привлекательности города. Люди едут туда, где они надеются реализовать себя.

Вот начали мы сейчас строить малогабаритные квартиры. Они востребованы. И люди на них едут. Среди 37 крупных городов мы 34-е или 35-е место занимаем по стоимость квадратного метра. Плюс город крупный, большое количество вузов, хорошие возможности в плане поиска работы. По обеспеченности местами в детских садах мы первый город в России. 82 процента – уровень обеспеченности. А если брать детей от трех до семи лет, то обеспеченность – 99,5 процента. Практически все трехлетки получают места в детских садах.

Из всего этого и складывается привлекательность города. Меня радует, что Челябинск молодеет. В прошлом году впервые за десятилетие уровень рождаемости превысил уровень смертности. Очень позитивный показатель.

В последние месяцы участились конфликты на рынке ЖКХ. Управляющие компании борются за жилой фонд, зачастую не учитывая интересы пользователей услуг, рядовых жителей. Как вы оцениваете ситуацию на рынке ЖКХ и должны ли городские власти вмешиваться в эти конфликты?

Считаю, это издержки роста. Челябинск – один из первых крупных городов, который вышел на рыночные отношения в сфере предоставления жилищно-коммунальных услуг. В 2005 году мы практически полностью избавились от муниципальных управляющих компаний, которые показали свою неэффективность и убыточность. У нас сложился и развивается рынок ЖКХ, на котором сейчас работают около 150 коммерческих структур.

Конфликты есть. Раньше у нас не было законодательных рычагов, чтобы вмешиваться в них. Пытались за счет авторитета власти урезонить разбушевавшихся предпринимателей, которые у кого-то чего-то отнимали. В этом году поменялось федеральное законодательство, у муниципалитета появились функции контроля за содержанием муниципального имущества. Практически в каждом доме есть хотя бы одна муниципальная квартира. Поэтому при возникновении конфликтной ситуации муниципалитет имеет все основания вмешиваться. Создается муниципальная инспекция, которая составляет протоколы на недобросовестную управляющую организацию; она же может инициировать собрание, чтобы отказаться от услуг компании, которая, извиняюсь за выражение, хочет по-легкому срубить денег с жильцов, и выбрать другую.

Муниципалитет будет участвовать во всех конфликтных ситуациях на стороне жителей. Есть уже и конкретные примеры, где мы сумели людям помочь.

Опросы показывают, что люди больше доверяют избранному должностному лицу, нежели избранному коллективному органу, который своим решением назначает главу администрации города. Отсюда и некоторое недоверие к институту сити-менеджера. Что вы думаете об этом?

Я за то, чтобы у каждого муниципалитета была возможность выбрать ту схему управления городом, которая ближе его жителям. На сегодня у нас двуглавая система управления. На мой взгляд, ее эффективность подтверждается результатами, о которых мы только что говорили. В любом случае, решающее слово – за жителями города. Сейчас на федеральном уровне обсуждается проект поправок в избирательное законодательство, которые предполагают возможность выбора модели организации власти на уровне муниципалитета. При этом конкретная схема прописывается в уставе.

Если закон примут, как пишут уже этой осенью, прямые выборы главы Челябинска будут в сентябре 2014 года.

В случае внесения изменений в устав Челябинска вы готовы выбираться?

Давайте дождемся изменений. Будут изменения – будем определяться. Есть ли сейчас смысл обсуждать то, чего еще нет?

Любые инициативы и заявления городских властей, касающиеся челябинского городского бора, в 2012 году встречали весьма настороженную реакцию общественных экологов. Вас обвиняют в желании любой ценой проложить новую автомагистраль прямиком через бор. Вас не задевает такое неприятие?

Я уже научился спокойно к этому относиться. Я вообще не совсем понимаю призывы некоторых общественников к населению города пойти и защищать городской бор. От кого? Говорили, что мы что-то вырубаем. Но не было такого. Ни одного дерева не срубили.

Даже когда строили новый мост с улицы Худякова на Университетскую набережную?

Какой-то кустарник вырубался, но он не имеет никакой ценности. Ни одного дерева уничтожено не было. Дорога получилась зигзагом, потому что не хотели ничего срубать. А могли бы вырубить прилегающую к магистрали часть бора – дорога получилась бы прямая.

Прислушались к общественному мнению, получается?

Мы понимаем, что бор – наше общее достояние, его уничтожать нельзя. Я сам там спортом занимаюсь, гуляю. И если бы мне сказали, что кто-то вырубает челябинский бор, сам бы вышел на митинг.

С другой стороны, я, как один из руководителей города, хочу, чтобы мы построили дорогу, которая прошла бы через бор по существующей просеке и соединила Северо-запад с Уфимским трактом. Для города это было бы благо. Но это мы будем обсуждать с горожанами. И хотелось бы делать это конструктивно, без криков и истерик.

А-то у нас люди, которые кричали про защиту бору, использовали эту тему в своих политических целях. Вот только в случае с Химкинским лесом и Челябинским городским бором – ситуации несопоставимые.

Почему бы в таком случае не вынести вопрос о строительстве магистрали через бор на городской референдум? Пусть люди, которые жалуются, что решения принимаются без учета общественного мнения, выскажутся.

Я готов это сделать. (О намерении инициировать проведение общегородского референдума по проблеме городского бора Сергей Давыдов публично объявил через два дня после интервью «УралПолит.Ru», – С. Б.).

А не опасаетесь, что результат такого референдума окажется не в пользу строительства автодороги?

Если человеку сказать, что ни одного дерева срублено не будет и существующая просека будет использована с соблюдением всех экологических нормативов? Если объяснить, что будет построена ливневая канализация и стоки в Шершни не попадут, потому что это питьевой водоем? Если до людей грамотно донести, что именно предполагается сделать, они примут здравое решение.



Как вы относитесь к идее создания в Челябинске своеобразного аналога лондонского Гайд-парка как места для постоянного проведения публичных мероприятий, в том числе политических акций?

Поддерживаю. Ведь что сейчас происходит? Приходит заявка: «Мы хотим провести шествие, от площади Революции до памятника Курчатова». Хорошо, но при этом вы перекроете движение по проспекту Ленина, по Свердловскому проспекту на какое-то время. А почему должны остальные страдать? Пусть будет специально отведенное место.

И где может появиться такой Гайд-парк?

Например, Алое поле, где уже проводились такие мероприятия, или парк Гагарина… Давайте обсуждать, это ведь тоже тема для широкой дискуссии.

В 2012 году вы заявляли о необходимости ограничения розничного оборота алкоголя, выступали с инициативой полного запрета торговли спайсами, в том числе теми смесями, которые формально не относятся к числу запрещенных. Вы не считаете, что муниципалитет в общем-то пытается заниматься не своим делом?

Если не получается у правоохранительных органов, мы должны в этом участвовать. Ведь муниципалитет отвечает за здоровье и безопасность своих граждан. По спайсам нас поддерживает губернатор. Он будет выходить на федеральные структуры и предлагать внести изменения в законодательство, которые позволят ограничить продажу курительных смесей.

По нашей инициативе начался снос киосков, в которых происходит продажа смесей. Как правило, оказывается, что именно эти киоски еще и установлены незаконно.

Попросили аптечные сети воздержаться от продажи в ночное время некоторых официально не запрещенных, но популярных у наркоманов препаратов. Не все нас сразу же поддержали. Ну что ж, не дойдет – найдем возможность, как принудительно занести в голову эти мысли.

Вы выступали за запрет продажи алкоголя в алкомаркетах, расположенных в жилых домах. Эта инициатива реализуема?

Мы пока не победили. Кстати, еще одна тема для проведения референдума.

Мы сегодня запретить такую торговлю не можем. Это будет расценено, как противодействие мелкому предпринимательству. Но я не понимаю такого мелкого предпринимательства. Люди покупают в таких алкомаркетах, тут же идут за угол, во двор, пьют там же, гадят… Это вызывает отторжение и непонимание у людей. Почему это власти не должно беспокоить?

2012-й запомнится многим челябинцам благодаря непрекращавшимся полетам военных самолетов над городом, взрывам на чебаркульском гарнизоне, от которых сотрясались дома в областном центре. Почему так тяжело даются переговоры с Министерством обороны и есть ли у вас уверенность, что договоренности о прекращении полетов и сокращении интенсивности утилизации боеприпасов под Чебаркулем будут соблюдаться?

Большие надежды мы связываем с изменением в руководстве Министерства обороны. Нас же просто не слышали; не понимали, о чем мы говорим.

Речь идет ведь не только о взрывах и полетах, это самые видимые вещи. А военные городки, которые брошенные стоят? А территория танкового училища (Челябинское танковое училище было закрыто в 2006 году приказом министра обороны, сегодня занимаемые им площади пустуют, – С. Б.)? Огромные корпуса, которые можно было бы использовать как-то иначе... Предлагали кадетский корпус там организовать, нам отказали. Просто сказали: «Не ваше дело!» В результате разграбили здания.

Сегодня на месте ликвидированного автомобильного училища планируют расквартировать мотострелковую часть. Понимаете, военную технику – в самом центре города! Я тоже этого не могу понять.

Подводя итоги нашей беседы, как бы вы оценили итоги своей работы на посту главы администрации в 2012 году?

В целом для Челябинска год был успешным. Конечно, пришлось корректировать планы с учетом возможностей бюджета. Но сделали очень многое, и это не только чемпионат Европы по дзюдо, но и стройки, парки, новые скверы, детские сады...

А от оценки собственной работы воздержусь. Понятно, есть за что себя упрекнуть; наверняка, и люди могут меня упрекнуть. Хотелось сделать больше, не всегда все получается. Как любой человек, допускаю ошибки.

Но, думаю, многие согласятся с тем, что Челябинск за последние годы нашими общими усилиями превращается из серого постсоветского промышленного города в современный европейский мегаполис, которым можно и нужно гордиться.

Беседовал Сергей Блиновских

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...