Дольщиков челябинского ДБМ попросили на выход

Высокопоставленные клиенты компании-банкрота ищут покровителей во власти и отказываются выполнять решение суда

В конфликте вокруг элитной недвижимости оказались замешаны многие влиятельные челябинцы
Скандальная стройка дома 173 по улице Труда снова в центре общественного внимания. Предмет продолжающегося уже около пяти лет корпоративного конфликта – 13 квартир в элитной 11-этажке. На спорные квадратные метры претендуют представители застройщика (компания «Водоканалремстрой») и генерального подрядчика (СК ДБМ).

Скандальная стройка дома 173 по улице Труда снова в центре общественного внимания. Предмет продолжающегося уже около пяти лет корпоративного конфликта – 13 квартир в элитной 11-этажке. На спорные квадратные метры претендуют представители застройщика (компания «Водоканалремстрой») и генерального подрядчика (СК ДБМ). Игнорируя решения судов, дольщики признанной банкротом строительной компании упорно отказываются покидать занимаемые квартиры, обвиняя в СМИ законных владельцев жилья в попытке… рейдерского захвата.

Журналист «УралПолит.Ru» попытался самостоятельно разобраться, как в скандале вокруг элитной недвижимости оказались замешаны чиновники мэрии и уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов.

Подробности – в материале экспертного канала «УралПолит.Ru».

Как все начиналось

Ситуация вокруг дома по улице Труда, 173 не раз становилась поводом для скандальных публикаций в прессе. Сегодня представители генерального подрядчика оспаривают давние договоренности и пренебрежительно именуют в прессе своих оппонентов рейдерами и «авторитетными бизнесменами». Отношения застройщика и генерального подрядчика накалились до предела. Но так было не всегда.

Стоит вспомнить, что у истоков зарождавшегося еще в начале нулевых конфликта встали две достаточно известные строительные компании того времени. Первого октября 2001 года между ООО «Объединение Водоканалремстрой» (ООО «ВКРС») и ЗАО «ДБМ» был заключен договор № 1/ 3 (1, 2) об инвестиционной деятельности в сфере жилого строительства. Подписи под договором со стороны заказчика поставил генеральный директор ООО «ВКРС» Александр Овакимян, со стороны генподрядчика ? генеральный директор ЗАО ДБМ Дмитрий Мандрыгин.

Дмитрий Мандрыгин


Согласно указанному договору (с дополнительными соглашениями к нему № 1 и № 2) 23 % жилых помещений переходили в собственность ООО «ВКРС», 77 % жилых помещений и нежилая недвижимость цокольного, а также первого и второго этажей – в собственность СК ДБМ, которая в счет причитающейся ему доли обязалась полностью финансировать строительство дома

Договор № 1/ 3 также предусматривал, что 16 % из 23 % жилых помещений застройщик должен был передать администрации Челябинска. Напомним, что до середины нулевых именно за счет подобных «добровольных» отчислений застройщиков мэрия формировала жилой фонд для обеспечения квартирами бюджетников. Подобная схема взаимоотношений устраивала и застройщика «Водоканалремстрой», и подрядчика СК ДБМ.

Чья эта доля?

Новые городские власти принесли на строительный рынок Челябинска иные правила игры. Их следствием стали достигнутые во второй половине 2005 года застройщиком и мэрией Челябинска договоренности о замене обязательств ООО «ВКРС» по передаче городу 16 % квартир на финансовые расчеты. Перечислив на счета городской администрации около 11 млн рублей, «Водоканалремстрой» выкупил предназначавшиеся для нужд городского бюджета квартиры.

Подпись под договором № 27 поставили глава города Михаил Юревич и директор ООО «ВКРС» Александр Овакимян.

Чтобы полнее представить характер человеческих взаимоотношений между застройщика и инвестором стройки, позволим себе небольшое отвлечение. Дело в том, что примерно 2005 году Александр Овакимян начал постепенно отходить от дел. Этому способствовало некоторое охлаждение во взаимоотношениях с городскими властями, а также личные причины. Александр Овакимян был болен, о чем было известно его деловому партнеру Дмитрию Мандрыгину.

Вероятно решив, что 23 % квартир, полагающихся ООО «ВКРС» по договору № 1/ 3, теряющему влияние в строительном бизнесе Александру Овакимяну слишком много, Дмитрий Мандрыгин 22 сентября 2006 года подписывает новый договор. Введя в заблуждение администрацию Челябинска (а возможно, и не без помощи коррупционных связей), инвестор заключает договор № 150, согласно которому мэрия передает ему право распоряжаться уже всеми квартирами в доме.

Подписи занимающего на тот момент кресло главы города Михаила Юревича под обжалованными в правоохранительных органах договором нет. Вместо него автограф под сомнительным соглашением поставил действовавший по доверенности один из заместителей челябинского градоначальника.

Позднее Дмитрий Мандрыгин будет путанно объяснять в СМИ, почему, пообещав расплатиться с городом за принадлежавшие «Водоканалремстрою» квартиры, он не заплатил в бюджет ни копейки из упомянутых в договоре 37,5 млн рублей. А в самом деле, зачем платить, если правоохранительные органы и сами городские власти игнорируют предупреждения Александра Овакимяна о незаконности подписанного договора № 150. Таким образом, ДБМ фактически присвоил около полутора десятков квартир, отходивших по приложению к договору № 1/ 3 его деловому партнеру. Кстати, на языке СМИ, пишущих на экономическую тематику, именно такие схемы называют рейдерскими. В 2007 году Александр Овакимян скончался.

Кого называют обманутыми дольщиками?

К этому моменту ДБМ уже активно ведет продажу квартир из доли ООО «Водоканалремстрой». На эти же квадратные метры начинают претендовать дольщики, приобретавшие жилье у застройщика. Несколько лет спустя уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов будет обосновывать неправоту дольщиков «Водоканалремстрой» тем, что никто из них даже не пытался въехать в приобретенные ими квартиры. Якобы все дольщики знали о том, что их квартиры ранее были проданы иным людям и действовали из мошеннических побуждений.

Алексей Севастьянов

И здесь стоит расставить все точки над i. Дело в том, что никто из дольщиков «Водоканалремстрой», узнавая, что их квартиры ранее были проданы инвестором по сомнительным документам, действительно не предпринимал попыток силового захвата своей собственности. «Мы всегда стремились действовать в строгом соответствии с законом, – утверждает один из дольщиков и совладелец «Водоканалремстрой» Степан Кононов. – В 2009 году дольщики ООО «ВКРС» в суде признали право собственности на доли в строящемся доме и стали полноценными участниками долевой собственности».

Примерно в это же время в конфликте вокруг дома 173 по улице Труда возникает фигура уполномоченного по правам человека в Челябинской области Алексея Севастьянова. И вероятно, с его же подачи в СМИ появляются тревожащие воображение простого обывателя публикации о «двойных продажах», совершаемых по вине застройщика, и обманутых им же дольщиков.

Кого же называют обманутыми дольщиками дома № 173 по улице Труда? Ответ на этот вопрос можно найти в решении суда Центрального района Челябинска от 11 января 2009 года. Среди тех, чьи договоры долевого строительства были заверены владельцем ДБМ и признаны судом незаконными, кроме непосредственно ценителя куршавельских курортов Дмитрия Мандрыгина, значатся Алексей Люков (заместитель председателя правления «Челябинвестбанка») и брат жены Мандрыгина по фамилии Кузеванов.

В числе фиктивных обладателей квартир, продаваемых ДБМ из не принадлежащей ему доли застройщика, можно отыскать фамилии влиятельных руководителей предприятий, от благосклонности которых зависела сдача Мандрыгиным дома. Заметим, что добиваться расположения отвечающих за подключение долгостроя к инженерным коммуникациям руководителей предприятий у генерального подрядчика была необходимость. Согласно признанию заместителя главы администрации Челябинска по вопросам градостроительства Дмитрия Градобоева, дом был возведен компанией ДБМ с многочисленными нарушениями.

Странное дело

Вероятно, осознавая, что после серии судебных решений в пользу дольщиков «Водоканалремстрой» почва начинает уходить у него из-под ног, Дмитрий Мандрыгин предпринимает в прессе массированную атаку на оппонентов. Так в СМИ появляется тема «рейдерского наезда» на так называемых «обманутых дольщиков». В качестве основной цели для продолжающихся информационных атак было решено избрать владельцев успешного бизнеса братьев Максима и Вячеслава Юликов. В СМИ публикуются заказные статьи, в которых два дольщика «Водоканалремстрой» братья Юлики именуются «авторитетными бизнесменами», которые причастны к неким рейдерским захватам. Уполномоченный по правам человека Алексей Севастьянов направляет череду запросов в правоохранительные органы с требованием привлечь к ответственности виновных в мошеннических действиях ООО «Водоканалремстрой».

Пассивность правоохранительных органов может иметь только одно объяснение. Дело в том, что никто из якобы обманутых дольщиков категорически не считал себя обманутым и в правоохранительные органы за прошедшие несколько лет ни разу не обращался.

Зато известно, чьи интересы стоят братьям Юликам множества нелицеприятных и клеветнических, по мнению юристов, публикаций в СМИ. В их числе первое место занимает уже упомянутый заместитель председателя правления «Челябинвестбанка» Алексей Люков, человек очень не бедный, со связами в правоохранительных органах. Более того, как утверждают злые языки, именно эти связи не в последнюю очередь поспособствовали появлению весной 2012 года дела о хищениях при продаже квартир в доме № 173 по улице Труда.

По странному стечению обстоятельств именно в это время в суде должно было начаться рассмотрение дела о выселении Люкова из чужой квартиры, где он долгое время проживает на правах сильного мира сего. Тот факт, что Люков в течение нескольких лет занимал именно чужие квадратные метры, напомним, подтвердил суд. Думается, влиятельный дольщик вправе будет предъявить претензии к продавцу квартиры Мандрыгину, который своими действиями поставил его в незавидную позицию «обманутого дольщика».

А впрочем, наблюдатели уверены, что ссориться с владельцем ДБМ Алексей Люков, вероятнее всего, не станет. Рискнем предположить, что ни он, ни другие дольщики ДБМ за занятые квартиры не платили, получив их, вероятнее всего, в качестве «благодарности» за некие услуги, оказанные Мандрыгину в борьбе за место под солнцем.

Какова же судьба возбужденного уголовного дела? Спустя три месяца после начала следствия в деле нет ни подозреваемых, ни обвиняемых, ни потерпевших. Правоохранительные органы, похоже, сами не знают, что в действиях дольщиков и сотрудников «Водоканалремстрой»» должно вызывать у них вопросы и подозрения. Чтобы внести хоть какую- то ясность в этот вопрос, правоохранительные органы добились судебной санкции на прослушивание телефонов дольщиков и сотрудников «Водоканалремстрой», почти у всех у них проведены обыски, в ходе которых изымались документы, в большинстве своем никак не связанные с расследуемым делом. Очевидно, что профессионалы из ГСУ МВД искали не доказательства по расследуемому делу, а хоть какие-то свидетельства деловой нечистоплотности дольщиков и сотрудников компании-застройщика». Их, повторимся, нет.

Приходится признать, что ситуация вокруг дома № 173 по улице Труда давно уже вышла за границы спора хозяйствующих субъектов и развивается по иррациональному сценарию. Владелец доведенной до банкротства строительной компании громче других кричит «Держи вора!», уполномоченный по правам человека в Челябинской области вступает в спор на стороне коммерческой структуры. Эмоции бьют через край. Вот только дольщики дома-долгостроя не чувствуют себя спокойнее. Сегодня им не нужны публичные скандалы, они просят власти только о справедливом исполнении ранее вынесенных судебных решений.

«УралПолит.Ru» будет следить за развитием событий.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...