Кто виноват и что делать? В команде губернатора подводят итог летней избирательной кампании

В отсутствие политической конкуренции в области начинает лидировать «партия самовыдвиженцев»

Последняя репетиция перед кампанией-2016, когда в дополнение к выборам в Госдуму на Урале будет обновлена треть всей политсистемы региона, завершена. Отшумев парадными реляциями на тему победы кандидатов «Единой России» в 22 округах из 33, в резиденции проводят разбор полетов. Больше всего жалоб с мест – на департамент по внутренней политике, курировавший процесс. Подробности – в материале «УралПолит.Ru».

Минувшим летом в Свердловской области обновлялся состав 11 муниципальных дум. В двух случаях те менялись полностью, в остальных речь шла о довыборах одного-двух депутатов. Наиболее значимой при этом была кампания в Верхотурье – не самом крупном населенном пункте региона, но имеющем, тем не менее, стратегическое значение для кампании 2016 года. В целом это идеальные условия для проверки возможностей аппарата резиденции по работе на муниципальных выборах. В следующем году той предстоит отслеживать кампании по выборам 35 муниципальных дум и глав 28 городов – трети всех населенных пунктов региона.

Формально в этот раз все прошло успешно: «Единая Россия» собрала 22 из 33 мандатов. Простая математика показывает, что это больше половины, а следовательно, хорошо. Тем более, что партия сохранила за собой депутатское большинство во всех муниципалитетах. Для отчетов достаточно. Тем временем для областных властей настало время подвести непарадные итоги кампании. И тут возник ряд вопросов.

Конкурентов у ЕР на этих выборах практически не было. Системная оппозиция – ЛДПР, СР и КПРФ – сосредоточила все усилия на более значимых для них регионах. С другой стороны, по той же причине и у партии власти в регионе были сильно ограничены ресурсы: та выставляла кандидатов почти с нулевыми счетами – возможность засыпать округа газетами отсутствовала. В таких условиях пришлось применить козырь в виде административного ресурса.

«У «Единой России» административный ресурс неиссякаемый. Это и административное давление, и это не обязательно нарушения, а подбор кандидатов. Не каждый человек ведь, кстати, согласится пойти на выборы в сложившихся условиях, не заручившись поддержкой администрации – иначе получается, что ты против власти, а это тяжело, даже чисто психологически», – рассуждает в беседе с корреспондентом «УралПолит.Ru», подводя итоги кампании, координатор свердловского отделения ЛДПР Алексей Нежданов.

Стоит отметить, что при Эдуарде Росселе в Свердловской области была выстроена эффективная система работы в этом направлении: департамент по внутренней политике в резиденции, возглавляемый в разное время такими известными в регионе политтехнологами, как Александр Левин, Александр Александров, Алексей Багаряков, успешно контролировал ситуацию, обеспечивая нужные результаты. Причем именно за счет легальных средств – грамотного использования различных политтехнологий.

«Основной задачей департамента по внутренней политике всегда были выборы. Партия же скорее создавала некий идеологический фон», – поясняет корреспонденту «УралПолит.Ru» источник в резиденции. Разговор получился достаточно откровенным, поэтому собеседник очень просил не указывать его имени.

Работа прекратилась после перехода в уральское полпредство Александрова, подчеркивает собеседник: «Занимаются всем, чем угодно – общественные палаты, НКО – но только не выборами. Ни один рядовой сотрудник департамента не был в муниципалитетах ни разу за всю кампанию. А это серьезный показатель».

Как и в прошлые годы, единороссы на выборах ждали от департамента внутренней политики резиденции губернатора ряда определенных действий. Встреч с кандидатами, поддержки технологами и технологиями, подготовки агитационной продукции, проверки биографии кандидатов, проведения социологических замеров, работы с сильными оппонентами. Так выстроена система – так работа велась в прошлые годы. И многие в разговоре с корреспондентом «УралПолит.Ru» выразили удивление тем, как велась работа департамента в минувшую кампанию.

Пункт 1. Проверка биографии кандидатов

В теории на этапе согласования кандидатов ЕР предоставляет списки в резиденцию (как минимум потому, что и губернатор Евгений Куйвашев, и председатель правительства области Денис Паслер входят в состав политсовета), где департамент по внутренней политике проверяет их биографию.

В реальности большую часть кандидатов на этом этапе действительно отсеяли. Но в последний момент, как это было, к примеру, с Андреем Мерзляковым, выдвигавшемся в Красноуфимском округе, который не получил место в списке из-за судимости, но позже выиграл выборы как самовыдвиженец. Совсем эпичный, по мнению самих единороссов, провал произошел в стратегически важном Верхотурье здесь кампанию глава департамента Антон Третьяков курировал лично. С выборов по личному заявлению была снята кандидат Светлана Шишкина. Причина, по информации «УралПолит.Ru», все та же: слишком поздно вскрылись факты биографии, не соответствующие требованиям партии, установленным распоряжением федерального исполкома. Найти ей замену так и не смогли, не хватило времени. В результате на 16 мандатов по стратегически важному муниципалитету партия смогла заявить лишь 15 претендентов.

Во все том же Верхотурье впоследствии за неделю до голосования по итогам социологических исследований выяснилось, что 7 из 15 кандидатов ЕР «пролетают». Причина тому – активный черный пиар со стороны их оппонентов, апеллировавших к фактам из биографии кандидатов, на которые эксперты резиденции не обратили внимания.

Пункт 2. Проведение социологических замеров

Социология – одна из самых затратных статей любой кампании. И при этом очень важная, поскольку без опросов практически невозможно оценить ни результат работы кандидата, ни эффект от агитпродукции.

В прошлые годы, при Александре Александрове, для своих департамент внутренней политики делал социологию как минимум четыре раза за кампанию: перед стартом, через неделю после, в середине и за неделю до голосования. В этот раз, по информации источников «УралПолит.Ru» в штабах кандидатов, она делалась лишь два раза: на старте и за неделю до голосования. Причем во втором случае обнаружилась масса пробелов, ликвидировать которые пришлось в экстренном режиме.

У директора департамента по внутренней политике Антона Третьякова, впрочем, свой взгляд на это: «Департамент внутренней политики не занимается проведением социологических исследований. У меня нет полномочий по данному пункту. И ко мне никто не обращался с вопросом: нет ли у вас какой соцологии, не могли бы вы ею поделиться. И потом, если люди идут кандидатами, то они сами должны проводить исследования. Наконец, когда к нам обращались за консультациями – мы со всеми общались, на все вопросы отвечали. И все, кто хотел такие консультации получить на стадии выдвижения, на стадии участия – их получили. Я для всех был открыт».

Пункт 3. Работа с сильными оппонентами

По словам собеседников «УралПолит.Ru», эта функция всегда была одной из наиболее эффективных для обеспечения прохождения нужного кандидата.

Проще всего вопросы, конечно, обсудить с представителями ведомств, директорами различных школ и домов культуры, сотрудниками администраций муниципалитетов и сельских поселений. С независимыми кандидатами сложнее, но раз уж у человека есть деньги на ведение кампании, значит есть и финансовые интересы в той или иной сфере, а это уже предмет для торга.

В реальности же возникает ряд странных ситуаций, когда вместо единороссов побеждают самовыдвиженцы. Наиболее анекдотичная ситуация при этом складывается в Махнево. От ЕР тут избирался Аксентьев. Кандидат считался достаточно сильным, но против него шла представитель КПРФ Галина Позднякова, и в департаменте по внутренней политики запаниковали. «У них была установка: любой ценой не пропустить ни КПРФ, ни ЛДПР. В результате они выдвигают самовыдвиженца – Татьяну Попович. У той электорат тот же, что и у Аксентьева – они его в результате «делят» и побеждает Позднякова», – резюмирует один из собеседников «УралПолит.Ru», наблюдавший за ходом выборов.

Пункт 4. Муниципальный административный ресурс

Здесь как раз все было сделано по-максимуму. По официальным данным избиркома, в этот раз досрочно проголосовали 3,3 % избирателей. С учетом, что явка в целом составила 32 % – получается, что каждый десятый из пришедших на участки проголосовал досрочно. Результат же получился неоднозначный.

«Такого высокого процента на досрочном голосовании у нас никогда не было. А когда вскрыли досрочку, выяснилось, что больше половины голосов отданы за кого угодно, кроме ЕР. С людьми разговаривали – они сильно обижены были. Говорили: «Мы не скот, чтобы гнать нас на участки – людей уважать нужно». Получился скандал, который, впрочем, замяли», – рассказал «УралПолит.Ru» один из членов избирательной комиссии в Верхотурье.

Антон Третьяков, впрочем, с этими данными и мнениями не согласен: «Те цифры, которые вы называете – это домыслы. «Сыграло против кандидатов» – вот если бы «Единая Россия» по результатам выборов в Верхотурье получила минус 12 мест – можно было бы рассуждать. Но по результатам выборов партия получила 12 из 16 мандатов и если посмотреть распределение голосов – кандидаты «Единой России» идут с большим отрывом от прочих соперников, прошедших в думу».

Политолог Александр Пирогов плюсы и минусы досрочного голосования видит по-своему: «Единой формулы нет. Но есть четкие тенденции, в той же Уфе 50 % проголосовало досрочно, в других регионах огромные явки досрочного голосования в нацреспубликах дали также и огромный процент партии власти. Как правило, такие действия хоть и вызывают определенный процент возражений, но все же больше идут на пользу кандидатам, за которых при этом призывается голосовать. Другой вопрос, что бывают перегибы на местах, когда руководители не могут грамотно организовать людей, считают, что подчиненных можно просто «взять за ошейник» и, как скот, погнать на участки. Но практика показывает, что у нас в области такого уже почти не встретишь».

Печальная победа

В прошедших выборах «Единая Россия» участвовала практически без конкурентов: «Справедливая Россия», как и ЛДПР с КПРФ, бросили все ресурсы на другие регионы. Конкуренцию партии власти составляла лишь «Партия пенсионеров за справедливость», возглавляемая Евгением Артюхом (и отыграла один мандат в Верхотурье). Несмотря на слабость оппонентов, резиденция в лице департамента по внутренней политике сосредоточилась на том, чтобы не допустить победу кандидатов от СР и ЛДПР, и проморгала в итоге целую «партию самовыдвиженцев». Они забрали четверть всех мандатов.

«Очень показательно, что на этих выборах в большинстве округов победили самовыдвиженцы. Это показатель того, что люди стали голосовать за узнаваемых людей. С одной стороны, это говорит об активности кандидатов. С другой – о недоверии людей и самих кандидатов к власти, партийному бренду», – резюмирует в беседе с корреспондентом «УралПолит.Ru» координатор регионального ЛДПР Алексей Нежданов.

Наличие проблем у «Единой России» подтверждает и Александр Пирогов: «Процент выигрыша самовыдвиженцев тут не критичный. Ключевой показатель тут – процент по отношению к кандидатам других партий. В остальном – это вопрос организации праймериз, показатель того, что «Единой России» рано бронзоветь, необходимо вести чистку рядов и привлекать новые кадры. Иначе сложившаяся ситуация приведет со временем к проведению «обреченных» кампаний и полному проигрышу».

Антон Третьяков считает результат нормальным: «Из 33 мандатов 9 – самовыдвиженцы. И я считаю, что это совершенно нормальное явление. Не обязательно депутатам избираться от партии для решения локальных проблем в конкретном городе, в конкретном дворе». 

Спокойствие чиновника сложно объяснить: в его карьере не было больших выборных достижений. До 1999 года Антон Третьяков занимался изданием студенческих газет, в 1999 стал начальником отдела комитета по связям с общественностью администрации Екатеринбурга. Через год перешел на работу в банковскую сферу в команду Олега Гусева, и тот надолго стал его протеже. В это же время Третьяков сдружился с экс-владельцем Ura.ru Аксаной Пановой, через которую установил хорошую связь с резиденцией губернатора. В 2007–2009 он даже становится помощником председателя правительства по подготовке области к саммиту ШОС. Молодому чиновнику уже прочат стремительную карьеру, но в конце 2009-го тогдашний губернатор Эдуард Россель уходит в отставку, на его место приезжает Александр Мишарин и начинает кадровую чистку в аппарате. Смутное время Антон Третьяков пережидает в Югре, где сначала работает первым заместителем, а затем директором департамента внутренней политики региона. В Свердловскую область возвращается в 2013 году в качестве личного консультанта кандидата Якова Силина на выборах мэра Екатеринбурга. Его работа запомнилась в том числе роликом «Силин – водитель маршрутки», который серьезно ударил по рейтингу претендента. После поражения Третьяков вновь пропал из повестки и вернулся в резиденцию губернатора по протекции все той же Аксаны Пановой. Причем ее рекомендация оказалась настолько действенной, что даже после проигрыша кампании ее протеже получает должность главы департамента по внутренней политике.

Результат виден: под его началом и в отсутствии внятной конкуренции партия набрала лишь две три мандатов на местных выборах. Причем работа департамента внутренней политики зачастую воспринималась партийными кандидатами неоднозначно, а местами даже враждебно. Общая координация действий при этом, как и во время кампании Силина, вовсе отсутствовала. В следующем году в регионе пройдут выборы в Госдуму и в большом количестве областных муниципалитетов. Реж, Каменск-Уральский. Среднеуральск, Красноуфимск, Карпинск – в общей сложности будут переизбраны думы 35 муниципалитетов и сменятся главы 28 городов. И кто на них победит – вопрос, как показывает прошедшая кампания, весьма неоднозначный.

Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...