Поселок особого режима: жители Пуксинки просят не закрывать колонию для смертников

Десант областных чиновников предлагает им переехать, но люди голосуют против

Директор департамента общественной безопасности Александр Кудрявцев и  уполномоченный  по правам человека Татьяна Мерзлякова на фоне вездехода «Урал»: добраться до Пуксинки по земле можно только на таком
Гаринский район, поселок Пуксинка – 511 километров на север Свердловской области. Чтобы добраться туда на машине, нужно почти 15 часов; это та самая глухомань, о которой говорят в местных частушках: «На Урале три дыры: Шали, Гари, Таборы». Точнее, добраться туда в принципе нереально – дороги нет; либо лететь на вертолете, либо ехать на военном «Урале» по расчищенному коридору зимника.
Директор департамента общественной безопасности Александр Кудрявцев и уполномоченный по правам человека Татьяна Мерзлякова на фоне вездехода «Урал»: добраться до Пуксинки по земле можно только на таком

Гаринский район, поселок Пуксинка – 626 километров на север Свердловской области. Чтобы добраться туда на машине, нужно почти 15 часов; это та самая глухомань, о которой говорят в местных частушках: «На Урале три дыры: Шали, Гари, Таборы». Точнее, добраться туда в принципе нереально – дороги нет; либо лететь на вертолете, либо ехать на военном «Урале» по расчищенному коридору зимника. Люди добираются до поселка нечасто и надолго: в Пуксинке расположена ИК-14, колония особого режима. ГУФСИН готов ликвидировать «градообразующее предприятие» – оно накопило многомиллионные долги, а здания колонии прогнили и разваливаются на части. В случае закрытия под угрозой оказываются сотни жителей поселка. Уезжать они отказываются наотрез. На место выехала правительственная спецкомиссия, чтобы ответить на единственный вопрос: что делать. Подробности – в репортаже «УралПолит.Ru».

Для Пуксинки ИК-14 – градообразующее предприятие в самом прямом смысле слова. Поселок появился на свет вместе с колонией в 50-х годах ХХ века и всю свою историю был тесно связан с исправительным учреждением. Теперь ей грозит ликвидация – отсутствие дорог и производства сделало одну из самых труднодоступных колоний в области нерентабельной. Но вместе с ИК смерть грозит и Пуксинке – сегодня непосредственно в колонии трудится меньше половины местного населения, но и остальные так или иначе связаны с зоной – кто-то учит в школе детей сотрудников, кто-то зарабатывает на том, что пускает к себе домой переночевать приехавших на свидание к осужденным родственников. Судьбу поселка пришлось решать на уровне губернатора Свердловской области – по поручению Евгения Куйвашева в Пуксинку отправилась спецкомиссия под руководством вице-премьера Азата Салихова, в которую, кроме него, вошли начальник ГУФСИН Сергей Худорожков, уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова, директор департамента общественной безопасности Александр Кудрявцев и глава Гаринского района Александр Лыжин.



Колония построена в пятидесятые, износ основных зданий – 100 %

Размер делегации объясним: в поселке, который отмечен не на каждой карте, живет не две и не три сотни человек. «Губернатор направил меня обсудить на месте все вопросы. На его имя поступило обращение ГУФСИН о ликвидации колонии. Мы выслушаем все стороны. Я понимаю, что здесь в колонии содержится очень много людей – 765 человек, в поселке живет около 500 человек, и решение должно быть взвешенным, с учетом всех интересов, в том числе – и по социальным проблемам», – пообещал Азат Салихов.

«Долги – около 20 миллионов по налогам. Заблокированы счета»

Если свердловские власти еще изучают варианты, то для представителей Федеральной службы исполнения наказаний картина предельно ясна: колонию необходимо закрывать, потому что она уже накопила долгов на 20 миллионов рублей. Перспектив на изменение ситуации нет.

«ИК-14 имеет долги около 20 миллионов по налогам. Заблокированы счета. Зарплату платить нечем, спецконтингенту платить тоже нечем. Это может закончиться тем, что иски выйдут на главное управление, а затем – на ФСИН, что недопустимо. На сегодня ИК-14 сама погасить долги не может – здесь нет производства, и его невозможно организовать. Раньше тут занимались лесом, но сегодня только транспортные расходы увеличат его стоимость в два раза. Есть проблема с дорогами. Весной и осенью мы даже не можем помочь учреждению в случае чрезвычайных обстоятельств. У нас уже несколько раз были острые заболевания у спецконтингента – мы их не могли вывезти отсюда», – объяснил Сергей Худорожков.

Поселок выглядит удручающе, но люди здесь живут – больше семисот человек

Нельзя сказать, что проблему не пытались решить раньше: по словам представителя ГУФСИН, построить дорогу от Гарей до Пуксинки предлагалось еще Александру Мишарину – в ведомстве уверены, что при ее наличии поселок с лесозаготовительным бизнесом смог бы существовать и без колонии. Сейчас же по полгода в Пуксинку можно добраться исключительно на вертолете.

Еще одним доводом в пользу ликвидации ИК-14 стал ее возраст. Большинство зданий построено из дерева в середине прошлого века, и сегодня их износ составляет 100 %. «Ждать, когда в учреждении в течение ближайших двух-трех лет упадут бараки, упадут заборы и осужденные начнут разбегаться, мы не можем. Поэтому было принято такое решение», – эмоционально заявил Худорожков.

Александр Кудрявцев и Азат Салихов пробуют воду. В некоторых местных источниках она плохо пахнет, пить практически невозможно

В случае расформирования колонии без работы остаются и ее непосредственные сотрудники, и жители поселка, доход которых так или иначе связан с деятельностью ИК. В Свердловской области уже есть примеры, когда населенные пункты после закрытия колоний оказались брошенными на произвол судьбы.

«Мы только недавно переселили последнего жителя Сарьянки в Кузнецовское поселение, хотя колония закрылась 12 лет назад. И то они переселились лишь после лесного пожара. Десятки поселков есть, которые остались после колоний. ГУФСИН не забрал с собой людей, которые не имели отношения к колониям. С одной стороны, я категорически против того, чтобы согласовывать закрытие колонии. С другой стороны – я пришла послушать вас, потому что вы живете очень далеко от цивилизации, и вы можете сказать «давайте решим вопрос с переездом, и нам там дадут возможность жить поближе к центрам», – пообещала Татьяна Мерзлякова, одновременно поправив Худорожкова. Омбудсмен рассказала, что Евгением Куйвашевым принято решение о строительстве дороги в Пуксинку.

Оторванность ИК-14 и Пуксинки от цивилизации может оказаться решающим фактором для местных жителей при выборе остаться или переехать, подчеркнула Мерзлякова.

«При ликвидации колонии 60 % людей останутся без работы»

Местные жители, как выяснилось на встрече, не в восторге от идеи переехать поближе к крупным населенным пунктам и практически в полном составе выступают против закрытия колонии и идеи расселения поселка.



В зале около 70 человек, уехать согласны только пятеро

 По словам директора школы Николая Гагарина, его учреждение первым попадет под удар. «Сейчас сформирован педагогический коллектив, но слухи о закрытии заставляют людей думать, что пора разъезжаться в разные стороны. Мы вот в школе провели ремонт, поменяли окна, планируем отремонтировать спортзал. Это все поддерживается правительством, нам выделяют деньги. Но если закроют колонию – закроется и школа, потому что у нас сейчас из 98 учеников около 80 %, если не больше, – дети сотрудников. Наверное, и с долгом колонии можно что-то сделать, 20 миллионов – не такая большая сумма», – заявил Николай Гагарин.

По его данным, только у 40 % учителей супруги работают в структуре ГУФСИН и при ликвидации колонии получат возможность переехать вслед за своими родными. Остальные 60 % останутся без работы.

«От претензий со стороны правозащитников колонию спасает ее труднодоступность»

Для сотрудников колонии ситуация сложилась неоднозначная. Те из них, кто пришел на собрание жителей, признали, что проблем и в поселке, и в ИК-14 накопилось очень много. «У нас сейчас эпидемия простудных заболеваний, а врача нет. Мне ребенка приходится за 120 километров с температурой везти. Пусть хотя бы вахтовым методом из Гарей кто-то приезжает», – пожаловался приехавшим командирам Дмитрий Столбов. Собравшиеся в ДК жители Пуксинки поддержали сотрудника, заявив, что медик есть, но в ближайшее время покинет поселок из-за отсутствия помещения.

На встрече – местные жители с работниками колонии, вопрос один – что делать с поселком

Глава Гаринского района Александр Лыжин попытался убедить собравшихся, что ситуация уже в ближайшее время будет исправлена, – в течение недели на территории местного интерната будет открыт фельдшерско-акушерский пункт.

Начальник колонии Евгений Лавров предположил, что стремление жителей Пуксинки сохранить ИК-14 связано с привычкой жить за счет ее ресурсов. По его словам, в поселке привыкли к тому, что работу местных властей выполняет его учреждение, и при расформировании придется решать проблемы самостоятельно. При этом у старой колонии хватает и своих проблем – от претензий со стороны правозащитников ее спасает исключительно труднодоступность.

«Знаете, как спецконтингент называет колонию? Куба. Потому что остров, потому что невозможно добраться. У нас изношены здания, нам прокуратура уже который год выносит представления за то, что мы не можем поставить унитазы в штрафном изоляторе. Это ж сейчас еще проверяющие не доезжают, которые проверяют условия содержания, потому что дороги нет. А начнут приезжать? Будут они смотреть, что у администрации точно такие же туалеты, как у спецконтингента? Нам приходится решать проблемы поселка. Линии электропередачи не переданы ни на чей на баланс, и теперь все столбы и опоры падают – восстанавливать их приходится колонии. А лесные пожары? Три года назад я отстаивал этот поселок, горело с трех сторон. Мы думали уже колонию выводить. Администрация это не решает, перекладывает на колонию. Может, не было бы колонии – так решали бы, а пока им выгодно, что можно все у нас попросить», – пожаловался на апатию местных властей Евгений Лавров.



ИК-14 – не Алькатрас; учитывая сегодняшнее состояние колонии, сбежать отсюда, наверное, возможно. Непонятно только – куда

Компромисс видит Сергей Худорожков: даже при расформировании ИК-14 Пуксинку можно оставить в качестве «территории ГУФСИН», заменив 700 приговоренных к особому режиму на 50 заключенных колонии-поселения.

«Мы можем открыть здесь участок колонии-поселения. От вас нужны предложения – чем они тут будут заниматься. Сельским хозяйством, животноводством... Сотрудникам, которые хотят здесь остаться, надо понять, что столько должностей, как сегодня, конечно, не останется. Но 25–30 должностей останется. Есть здания, которые хоть как-то можно использовать под колонию-поселение. Это не особый режим, спецконтингент этой категории и в поселке может находиться – на тракторах работать, электричеством заниматься. Главное, конечно, дорога. Я про нее только и хожу всем рассказываю – и в правительство, и губернатору. Будет дорога – останутся и школы, и почта ходить будет, и пост милиции появится. Но сегодня ее нет, и поселок умирает. И умирает колония», – резюмирует представитель ГУФСИН.

Областной премьер Денис Паслер приехал в Гари вместе с заместителем Азатом Салиховым, но обсудил на месте проблемы поселка с Сергеем Худорожковым и поехал дальше

От закрытия ИК-14 уйти, скорее всего, не удастся, признается Азат Салихов, но предложенный Сергеем Худорожковым компромиссный вариант действительно может спасти поселок. «Мы никуда от вопроса не уйдем, и, скорее всего, нам придется согласиться с ликвидацией. Но, скорее всего, все же это решение будет принято с тем условием, что треть сотрудников останется, будет колония-поселение, и главное – сохранится сам поселок», – подвел итоги встречи вице-премьер.

У этой истории в любом случае не будет хеппи-энда. После ликвидации ИК-14 осужденные из Пуксинки будут переведены в колонию под Ивделем, администрация которого уже готовится к трудностям: три колонии создают большую нагрузку на социально-экономическую ситуацию населенного центра и отдел УФМС, который обрабатывает документы спецконтингента. С каждым сотрудником будет персонально решаться вопрос его будущего трудоустройства, но желающих покинуть поселок – единицы: когда на встрече, где присутствовало 70 сельчан, спросили, кто готов уехать, руки подняли лишь пять человек. Дежурным вариантом остается замена колонии особого режима на колонию-поселение. Только дорогу на «большую землю», которая свяжет Пуксинку с Гарями, по плану построят не раньше 2017 года.

Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...