Погиб «в соответствии с законом». Родители уральского призывника требуют с военкомата два миллиона рублей за смертельное ДТП

Военные утверждают, что во всем виноват водитель-гастарбайтер

​Необычный судебный процесс стартовал в Екатеринбурге: родители погибшего призывника из Полевского пытаются через суд призвать военный комиссариат к ответственности за гибель сына в ДТП.

Необычный судебный процесс стартовал в Екатеринбурге: родители погибшего призывника из Полевского пытаются через суд призвать военный комиссариат к ответственности за гибель сына в ДТП. Отдав своего ребенка в военкомат, родители столкнулись с тем, что ни военные, ни призывная комиссия не несет ответственности за его жизнь и здоровье. Об этом, ссылаясь на законодательство, говорят представители свердловского военкомата, с которым судятся родители погибшего призывника. Подробнее о законодательной коллизии и циничном формализме военных чиновников – в материале «УралПолит.Ru».

Отдавая в российские военкоматы своих детей, родителям стоит учесть, что ни военные, ни призывные комиссии не несут ответственности за их жизнь и здоровье. По крайней мере до того момента, пока юноши не попадут в воинскую часть. Об этом, ссылаясь на законодательство, говорят представители свердловского военкомата, с которым судятся родители погибшего призывника. Юный житель Полевского Евгений Тупикин в 2013-ом году в армию не собирался. У него была «студенческая отсрочка» радиофака УрФУ, да и здоровье не позволяло – плоскостопие. Однако в ходе осеннего призыва 2013-го он получил повестку. Ему объяснили, что 18 ноября он должен явиться в военкомат Полевского, чтобы оттуда проследовать в сборный пункт Егоршино для прохождения военно-медицинской комиссии, по итогам которой он скорее всего будет освобожден от прохождения срочной службы. В назначенный день Женя и еще 13 призывников явились в военкомат, погрузились в «Газель» и поехали в Егоршино. Но в армию никто из них так и не пошел. На 75-м километре трассы Екатеринбург – Реж «Газель» занесло, и на полном ходу она влетела под автомобиль «Почты России». Евгений Тупикин, две сотрудницы военкомата и водитель погибли на месте. Другие призывники и почтовики получили различные травмы.

Фото с места аварии

Следователи почти сразу же закрыли возбужденное уголовное дело по статье 264 УК РФ (Нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц) из-за гибели водителя. Затем появилось еще одно уголовное дело по части 3 статьи 238 УК РФ (Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц). Выяснилось, что для перевозки призывников военкомат заключил договор с фирмой-пустышкой ООО «Евростандарт». Для выполнения контракта фирма заключила договор субподряда с ООО «Екатеринбургское автобусное предприятие», которое и отправило полевских призывников в путь с приглашенным «по звонку» водителем, уроженцем Таджикистана Улу Хамиджаном. В дорогу он отправился даже без путевого листа.

В итоге следователи не нашли виновных и закрыли дело.

Тогда Тупикины подали в суд на военкомат Свердловской области, надеясь наказать военных хотя бы рублем. В исковых требованиях они потребовали выплаты двух миллионов рублей морального ущерба, а в качестве третьих лиц привлекли Министерство обороны и Минфин.

У Евгения Тупикина была обязанность явиться по повестке в военкомат. Возможности выбора у него не было. Потому что неявка по повестке – это в том числе уголовная ответственность. Раз есть обязанность призывника, значит, должна быть и ответственность военкомата. Поэтому мы считаем, что к ответственности должен быть привлечен военный комиссариат Свердловской области, который ненадлежащим образом организовал перевозку, – рассказала «УралПолит.Ru» адвокат Екатерина Галкина.

Судебный процесс идет в Ленинском суде Екатеринбурга, и военные отказываются признавать себя виновными.

– Как, по-вашему, мог повлиять ненадлежаще оформленный путевой лист на произошедшее ДТП? – с искренним недоумением спрашивает представитель облвоенкомиссариата Наталья Захарова у истца Сергея Тупикина.

– Если не заполнен путевой лист, автомобиль не должен выезжать ни коим образом. Вы как определили, что водитель в трезвом состоянии находится, если нет отметки в путевом листе?

– Вам другой вопрос задан: связь между ДТП и неоформлением путевого листа, – перебила Тупикина юрист военных.

– Водитель мог быть в нетрезвом состоянии. Отметки врача не было!

– Это могло бы быть или могло бы не быть. Я вам задала другой вопрос, – настаивала на своем представитель ответчика.

– Водитель не справился с управлением. Я могу сказать, что он находился в состоянии опьянения. Машина была неисправная, потому что в путевке не было разрешения от механика.

– Хорошо, кто заполняет путевой лист?

– Заполняет предприятие-перевозчик и проверяет ответственный за перевозку.

На этом вопросы к родителю у юриста ответчика закончились. Однако адвокат Тупикиных дополнила этот диалог.

– Был заключен госконтракт на перевозку. Заказчик должен был проявить заботу и осмотрительность при выполнении контракта, а также проверить привлекаемых к перевозке лиц на соответствие законодательству. Поскольку истец представил доказательства, что лица, которые непосредственно осуществляли перевозку, делали это с существенным нарушением закона, а военный комиссариат области должен был это установить, мы считаем, что допущено существенное нарушение организации перевозки, – пояснила суду адвокат Тупикиных Екатерина Галина.

Представитель облкомиссариата возразила, ссылаясь на расследование СК по факту ДТП, в ходе которого не была установлена причинно-следственная связь между отсутствием путевого листа и ДТП.

– Представитель истца утверждает, что военный комиссариат мог и должен был установить то, что перевозка осуществляется с грубейшими нарушениями. Однако в компетенцию военного комиссариата это не входит. Ввиду того, что контроль за осуществлением деятельности по перевозке граждан осуществляют только органы ГИБДД и финнадзор в области транспорта. То есть только они могут установить, надлежаще ли оформлена документация, – заявила Наталья Захарова.

– Тогда какую ответственность несет государственный орган – комиссариат за жизнь и здоровье призывников? – спросила Екатерина Галина.

– В соответствии с Конституцией Российской Федерации и законодательством комиссариат исполняет свою обязанность.

– Каким образом вы контролировали ход исполнения контракта?

–  В рамках предусмотренного госконтракта. Мы контролировали. Перевозка осуществлялась, в установленные сроки приезжала машина, она доезжала до областного сборного пункта. Соответственно, документы предоставлялись.

– Как вы узнали о том, что екатеринбургское автобусное предприятие действует от имени «Евростандарта»?

– Исполнитель имеет право, привлекать третьих лиц не было запрещено контрактом.

– Вы имели право узнать, кто привлекается в качестве третьего лица. В контракте у вас сказано, что вы вправе контролировать ход и получать информацию об оказанных услугах. Просто скажите, затребовали ли вы информацию о том, какие третьи лица привлекаются для перевозки, или нет?

– Нет, мы не затребовали, – ответила Наталья Захарова.

Ответчик и третьи лица винят в ДТП погибшего водителя. Вместе с ним они хотели бы похоронить и претензии от родителей погибшего призывника.

В ближайшее время должны состояться судебные заседания, на которых родственники погибших в той аварии сотрудниц военкомата попытаются наказать ведомство рублем. Тупикины надеются, что и по их вопросу суд примет решение в ближайшие дни.


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Версия для печати:

Новости партнеров

comments powered by HyperComments