Сергей Гвоздев: Любой «умный город» начинается с «умного света»

Тюмень
У Тюмени есть все шансы стать лидером по внедрению энергоэффективного освещения в городском масштабе, однако проект пробуксовывает. О перспективах и проблемах этого высокотехнологичного тренда ближайшего будущего интервью Сергея Гвоздева

Об энергоэффективности заговорили сравнительно недавно, но термин прочно вошел в нашу жизнь. Ученые подсчитали, что даже частичная реализация проектов по энергосбережению в тюменском регионе сэкономит миллиарды рублей. Однако российские технологии, которые уже успешно внедрены в других странах, в отечественных регионах натыкаются на препятствия. О том, что мешает развитию энергоэффективного освещения в Тюменской области и о том, что оно даст экономике региона рассказал «УралПолит.Ru» корреспонденту научный эксперт ООН по развитию энергоэффективного освещения в РФ Сергей Гвоздев.

– Сергей Михайлович, в последнее время много говорится об энергоэффективности. Кроме разговоров уже есть какие-то осязаемые результаты?

– В России 18% тратится на освещение. Применяя энергоэффективные способы освещения и перевооружая отрасли промышленности, мы можем в три раза сэкономить на освещении. Это огромные цифры! Все наши атомные электростанции вырабатывают столько электроэнергии. Вообще по всей стране энергоэффективность топчется на месте и развивается очень слабо. В Томском университете есть светотехнический факультет, но там немного другая направленность. Самая развитая база находится в Москве и Питере. Первая улица с электрическим освещением была в Санкт-Петербурге, вторая в Париже. В Париже и построили их российские инженеры по российской технологии. Эти традиции до сегодняшнего времени сохраняются, российская наука в этой области техники всегда была передовой.

– В Тюмени заинтересовались вашими разработками. Как началось ваше сотрудничество с Западной Сибирью?

– Я сначала сомневался, приезжал несколько раз в Тюмень, беседовал с заведующими кафедр, присутствовал на ученом совете и понял, что это направление находится на абсолютном нуле. При Тюменском индустриальном университете по предложению его ректора началась работа по созданию Научно-образовательного центра. Я хотел бы организовать в Тюмени специализированную базу потому, что одна из задач по созданию туристически привлекательного города – это правильно его осветить, сделать комфортную городскую среду. Мы обследовали часть Тюмени и выяснили, что большинство парков освещено китайской второсортной продукцией, срок годности которой не более полугода.

Я был в Китае и знаю, что качественная китайская продукция стоит очень дорого. Светильник, который они ставят в школах оценивается в тысячу юаней, а тот, что поступает в Россию – 30 юаней. По статистике ООН, в России 650 предприятий, которые занимаются производством светотехники, но на самом деле полный производительный цикл имеют 32 производителя, чью продукцию действительно можно назвать качественной. Остальные зарабатывают на перепродажах. Как можно контролировать этот процесс? Необходимо создать сертификационную лабораторию, которую мы решили открыть в Тюмени.

Прежде, чем развивать световую среду в городе должна работать такая лаборатория, чтобы супербюджетные технологии не проникали в реальную жизнь. Кроме того, необходимо создать при тендерной площадке технический комитет по светотехнике для продвижения грамотной технической позиции и контроля показателей в сертификационной лаборатории. Мало кто знает, что национальные стандарты Китая и России отличаются на 12%, и у китайской продукции всегда показатели завышены. Конкурсы или тендеры проходят только по бумагам и стоимости, поэтому никто не отвечает за технические параметры. Все знают русскую поговорку: «скупой платит дважды». Только технически грамотная позиция, можно сказать, спасет Тюмень.

– Какие нарушения по освещенности есть в Тюмени?

– Меня спрашивали в светодиодном сообществе РФ, почему в Тюмени ежегодно сдаются новые развязки дорог и каждый раз появляется новый поставщик светотехники. Ведь это же некрасиво, когда на улице разные формы светильников, технически неграмотно. Только с появлением сертификационной лаборатории произойдет сдвиг в световой среде города. Например, тюменский мост Влюбленных освещен неправильно. Когда включаются прожектора, они светят прямо в глаза водителю. В такой сложной сфере как оптика и светотехника должны быть специалисты, а так как это управление светом – тут нужны цифровые технологии. Ведь строительство всех умных домов и умных городов начинают ни с тепла, ни с канализации, а со света, потому, что это менее затратно и так легче создать систему для развития всех остальных составляющих и интегрировать ее в общую схему.

– Вы говорите, что освещение должно быть «правильным» или другими словами – оно должно учитывать много аспектов. Что это значит?

– Важно не только освещенность, но еще и регулирование спектра освещения. Для производственных помещений, офисов, школ необходимо делать регулируемый спектр или управляемое освещение, такой же, как у солнца: утром – один, в полдень – другой, на закате – третий. Как известно, от спектра освещения включаются в работу те или иные органы человека. Особенно такое освещение нужно в арктических районах. Мы уже используем готовые методики и программы управления оздоровительным освещением. Открыт офис в Салехарде, школа во Владимире, хирургические помещения в перинатальном центре им. Кулакова в Москве.

– Вы участвуете в очень серьезной программе «Сириус». Можете поподробнее рассказать, о чем этот проект?

– Сейчас готовится трехмесячный эксперимент, который намечен на март 2019 года. Шесть космонавтов в закрытом помещении будут жить в условиях аналогичных космической станции. Мы делаем биоритмическое освещение, а также мы готовим еще два стенда. Участники эксперимента будут выращивать растения, которые смогут есть. Салаты и травки растут примерно около месяца и насыщены витаминами. Разные фазы роста требуют разного света. Это поможет создать эффективность выращивания растений, не придется тратить лишнюю электроэнергию.

Почему сегодня нельзя в парниках использовать светодиодные лампы? Потому, что они в три раза дороже, но 70% света, используемого натриевой лампой, тратится впустую.

Для чего это нужно – чтобы начальная стоимость была дешевле. Но дешевое – не значит качественное. Ученые уже давно перешли на светодиодные лампы потому, что только они могут управляться и спектру, и по световому потоку.

– Кто проявляет интерес к вашим разработкам?

– Нашими технологиями очень заинтересовались скандинавы. Они мне рассказывали о том, какая депрессия появляется у людей в полярную ночь, сколько регистрируется суицидов. А это происходит от того, что нет саморегуляции организма, нет спектральных параметров освещения, которые запускают работу органов. В Норвегии уже делают школы за Полярным кругом с биоритмическим освещением. Они восприняли наши знания, как рецепты.

Обустроить таким образом школу недорого, особенно для такого региона как Ямал. На саму работу потребуется примерно три месяца. Проблемы не в производстве, а в тендере. На него тратится очень много времени. Следующий вопрос – финансирование. Деньги перечисляются только после выполнения контракта, поэтому нужно либо взять кредит, либо найти инвестора.

Уже есть арктический проект, где фитодинамика и биоритмика могут занять свое место, создавая комфортную жизнь. Мы сделали в Когалыме освещение для оранжереи тропических растений. При натриевых лампах они погибали, а сейчас растут и благоухают. Лилии были только в бутонах, которые опадали, как только появлялись, а сейчас эти цветы расцветают каждые три дня. Вот показатель светодиодного освещения. При этом в 3,5 раза мы сэкономили электроэнергии.

Я ездил в Югру на конференцию. К нам был проявлен интерес. Необходимо налаживать взаимосвязи, но пока это все инициативы лежат на полке. Нам в Салехарде предложили создавать производство, но без действующей лаборатории – это невозможно. Если в одном месте дела не двигаются, наверное, нет смысла организовывать что-то еще.

– С какими проблемами сегодня приходится сталкиваться?

– Еще год назад в ТИУ сказали, что им это направление интересно, нужна лаборатория и научно-образовательный центр. До сих пор многое не реализовано. Возможно, сегодня научный центр не приносит большой прибыли, но делает имидж на международной арене, к тому же вполне возможно, что в будущем появится и прибыль.

Работу для проекта «Сириус» выполняют четыре человека, а необходимо примерно в три раза больше, но пока никаких дополнительных ставок нам не дают. Я бы мог вообще часть работы перевести в Тюмень, если бы была лаборатория. Тюменские студенты тренировались бы и проводили такие же исследования, как в Академии наук. Только представьте себе, какой бы это был подъем фундаментальной науки!

Есть архитекторы, которые хотят заниматься светотехникой, автоматчики хотят заниматься цифровым направлением. Нужно все пощупать, применить знания на практике. Есть желающие, которые бы хотели подключиться, но куда принимать сотрудников, пока нет ни помещения, ни оборудования. Сегодня нам выделено хорошее помещение площадью тысяча квадратов. Только его необходимо отремонтировать и сделать специализированным, закупить оборудование, необходимо обучить людей на нем работать потому, что оборудование сложное, но более года ситуация не меняется.

– Поступают ли вам предложения работать в других странах?

– В Тюмени мы стоим на месте: лаборатории, без которой невозможно выполнять работу, нет, сотрудников не хватает, а дополнительных не дают. Может быть ситуация изменится в следующем году. Мне предложили работать в китайском технопарке. Вообще предложений море. Если нет возможности реализовать себя здесь, то что же остается делать? Мне очень обидно за потраченные усилия, но на одном патриотизме долго не продержишься.

Виктория Ахремчук

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...