Евгений Куйвашев: Дело не в том, выбран ты или назначен. А в том, что работаешь, а не щеки надуваешь

Губернатор признался: он не решил пока, будет ли участвовать в выборах Губернатор признался: он не решил пока, будет ли участвовать в выборах

Евгений Куйвашев подводит первые итоги. Спустя полгода после вступления в должность губернатора Свердловской области в интервью «УралПолит.Ru» он рассказал, когда начнутся отставки в правительстве и почему была сохранена должность «казачьего» вице-премьера, какие отношения связывают его с полпредом, почему он не поехал к голодающим рабочим, зачем Свердловская область берет новые кредиты, что он думает об уральских СМИ и каким видит свое политическое будущее.

Евгений Куйвашев подводит первые итоги. Спустя полгода после вступления в должность губернатора Свердловской области в интервью «УралПолит.Ru» он рассказал, когда начнутся отставки в правительстве и почему была сохранена должность «казачьего» вице-премьера, какие отношения связывают его с полпредом, почему он не поехал к голодающим рабочим, зачем Свердловская область берет новые кредиты, что он думает об уральских СМИ и каким видит свое политическое будущее.

О губернаторе и полпреде

Евгений Владимирович, уже более полугода вы занимаете пост губернатора Свердловской области. Какие ключевые задачи вы ставили перед собой и как они выполнены?

Главное – это бюджет. Нам было необходимо дожить год по бюджету, который был принят при прежней администрации. В чем-то, конечно, нам легко: 70 % бюджета – социальной направленности, и нужно было просто жить в тех условиях, которые были установлены ранее. Ну и, конечно, принять новый бюджет.

Бюджет много критиковали, в том числе оппозиция, которая была недовольна большим дефицитом.

Дефицит у нас запланирован в соответствии с действующим Бюджетным кодексом. Я, конечно, доволен – доходы почти 200 млрд рублей.

А что делали помимо бюджета?

Надо было правительство собрать. Потом я только и делал, что «пожары тушил». Каждый свой день помню! Начиная от клуба «Автомобилист», потом БАЗ-«Русал», и дальше понеслось. Нужно было расставить приоритеты. Сейчас все силы будут направлены на модернизацию промышленности, другого выхода у нас нет. Необходимо создавать преференции для предприятий, сподвигнуть их на модернизацию. Если этого не будет, когда мы войдем в систему ВТО, мы не выдержим конкуренции.

 

Правительство собрано, но у многих министров контракты были заключены только на полгода. Два вопроса – как они поработали и с кем вы расстанетесь?

Поработали кто как. Должна же быть хоть какая-то интрига до конца. Кто-то, безусловно, останется, кто-то уйдет. Но у нас сильная команда, я знаю, о чем говорю, поскольку вижу, какие ситуации складываются в других регионах. Понятно, что кто-то справляется, кто-то нет. Это нормально. Но руководство правительства, ключевые министры у нас сильные.

Только непонятна необходимость некоторых из них. Почему вы решили сохранить должность вице-премьера по делам казачества?

Ну, во-первых, я являюсь членом совета при президенте по казачеству. Это наша история, об этом не надо забывать: Сибирь и Урал осваивали казаки. Если есть люди, которые за это болеют, которые действительно пытаются это возродить, – почему мы должны от этого отказываться? Любое их здравое предложение я поддержу.

Вы пришли в Свердловскую область с поста полпреда президента в УрФО. Как у вас складываются взаимоотношения с Игорем Холманских, делитесь ли опытом? Кстати, почему вы редко появляетесь на публичных мероприятиях с участием полпреда?

Почему не появляюсь? Появляюсь, когда зовут. Работаем абсолютно нормально. Поначалу, конечно, были встречи, разговоры, совещания. Сейчас он вполне набрал силы и работает так, как считает нужным.

Не пожалели, что ушли из полпредства?

Я никогда ни о чем не жалею и не смотрю назад, как бы ни было неудобно, неприятно.

Что в этой должности вам показалось принципиально новым по сравнению с работой в полпредстве?

Здесь ответственности больше. Ты отвечаешь конкретно за каждый вопрос. Здесь спрашивает и руководство страны, и люди. А вообще, вопрос врасплох застал, не готов на него ответить.

Перейти на пост губернатора было ваше желание?

Хм... можно и так сказать. Но еще 9 мая я не знал, что я буду губернатором.

 

О текущем моменте

Во время акций протеста рабочих на областных предприятиях вы сказали, что «голодовки – новый вид спорта». Так какой вид протестной активности вы считаете допустимым?

Любой вид общественной активности допустим. У меня нет задачи препятствовать митингам; если они хотят высказывать свое мнение – пожалуйста. Я прекрасно понимаю, что люди выходят на улицы и голодовки не просто так – попробуйте семью прокормить, если вам месяцами не платят ЗП. Здесь трудно осуждать, и эти вопросы нужно решать. Да, голодовки – привлечение внимания, но мы бы и так включились в решение проблемы, без голодовок.

Насколько допустимо вмешательство власти в отношения собственников и работников?

Допустимо – если нарушаются права граждан. Но мы лишь можем обратиться в правоохранительные органы, чтобы они дали правовую оценку. Вот и все.

Но визуально создавалось впечатление, что власть вмешалась поздно. Вас и полпреда критиковали за то, что вы не приехали ни на один завод. Почему?

Слушайте, вот что такое, например, поехать в Краснотурьинск? Это потратить целый день. Ехать надо с чем-то, с каким-то решением. А эти решения принимались в Москве, на уровне федерального центра и собственников. Там мы и работали. А в Краснотурьинск я обязательно приеду, хороший город и люди.

Снять социальное напряжение.

Снятие социального напряжения заключается в том, чтобы выплатить заработную плату. Безусловно, если бы у меня была возможность вырваться, я бы съездил. Но такой возможности не было.

Вернемся к текущей работе. У области есть несколько мегапроектов, например, заявка Екатеринбурга на проведение выставки «Экспо-2020». В чем вы видите конкурентное преимущество нашего города?

Мне не совсем корректно говорить об этом. Меня обязательно прочитают мои коллеги из других стран, претендующих на Экспо, и мои слова могут быть истолкованы по-разному Международным бюро выставок. Я, например, возмущался, когда на одном из зарубежных сайтов увидел, что в Екатеринбурге ничего нет, кроме холода и милиционеров. У нас есть преимущества, и через год мы это подтвердим.

 

Некоторые преимущества создаст строительство новых объектов к Чемпионату мира по футболу: городу предстоит построить практически новую спортивную и гостиничную инфраструктуру. Вы оценивали, насколько эти объекты будут востребованы после чемпионата? Например, несколько тренировочных баз, которые будут построены около Екатеринбурга?

Тренировочные базы отдадим детишкам. Их у нас много, просто этим вопросом нужно заниматься. По количеству существующих полей мы уступаем Европе, и все они потом будут заняты. По гостиницам – мы открываем город для бизнеса, инвестиций, туристов – все пригодится, если мы хотим стать выставочным центром.

Кстати, как вы сами с футболом?

Я с большим спортом завязал, предпочитаю что-то менее травмоопасное. Но болельщиком остаюсь, по возможности всегда смотрю матчи.

Подготовка к чемпионату мира и Экспо требует больших расходов. С этим связано решение о привлечении новых кредитов?

У нас весь бюджет ориентирован на выполнение майских указов президента Владимира Путина. Их невозможно будет реализовать без привлечения средств, по крайней мере один – строительство новых детских садов. У нас остается 20-тысячная очередь и 2,5 года, чтобы этот вопрос решить. Как это сделать? Денег нет. Мы отрабатываем любую финансовую модель и не отказываемся от идеи брать кредиты.

Под какие гарантии планируете брать?

Разработана схема с участием Корпорации развития Среднего Урала, которой будет передаваться земля под строительство детских садов. Кредиты будут браться под землю и госгарантии.

Но деньги на программу «Столица» нашли?

Мы выделили из областного бюджета на программу 20 млрд рублей. Это большие деньги, и почти все они пойдут на дорожное строительство. Конечно, мы хотим, чтобы город преобразился, и делаем для этого все шаги.

Можно ли решить проблему только финансовыми вливаниями, или это вопрос управления городом?

Чтобы давать оценку работе властей города, здесь надо поработать и понять, как сложно управлять городским хозяйством с колоссальным недоремонтом – сетей, жилого фонда, социальных объектов, с постоянным дефицитом бюджета. Все прорывные вещи делает бизнес. Все, что касается городской сферы, то на это денег никогда не хватало. Негативные оценки давать я поостерегусь. Посмотрим, как будет выполняться программа, как будет содержаться город в новых условиях. И потом будем делать выводы.

 

О политическом застое

В следующем году пройдет как минимум одна крупная избирательная кампания – выборы главы Екатеринбурга. Как вы считаете, необходимо ли менять систему главы города и возвращать прямые выборы?

Я не был против возвращения прямых выборов мэра, но только если жители города примут такое решение. Сегодня устав Екатеринбурга принят городской думой через волеизъявление граждан. Как я могу на этот процесс влиять?

Вы были сити-менеджером, вы понимаете все плюсы и минусы такой системы. Чего желаете Екатеринбургу?

Ничего не вижу плохого в обеих системах. Дело не в том, выбран ты или назначен, дело в том, как ты работаешь, а не как щеки надуваешь.

С разной степенью вероятности уже обозначились несколько кандидатов – Александр Высокинский, Евгений Ройзман, Андрей Альшевских, Максим Петлин. Какова ваша позиция относительно этих персон?

Хочется, чтобы победил человек, который в этом что-то понимает. Хочется, чтобы выбранный мэр работал на город, а не на свои политические интересы. Достойными я считаю всех. Конечно, я заявлю какую-то позицию, но это будет позже. Пока рано.



Пока вы не заявили свою позицию и по ситуации в региональном отделении «Единой России». Вы пока – рядовой член партии. Планируете ли повышение?

Никогда не был членом политсовета, сколько бы ни работал и сколько бы ни приглашали, не вступал. Хотя я один из первых членов партии, номер билета у меня сто какой-то...

Вы как руководитель хозяйственник или политик?

Я всегда был хозяйственником, вы знаете. Но сейчас есть необходимость заниматься региональной политикой.

Звучали версии, что областное отделение сейчас находится в состоянии застоя и внутреннего конфликта. Как, на ваш взгляд, надо менять принципы его работы?

Кто вам это сказал, что застой? Это неправда. Мы выиграли везде почти все выборы, которые были в последнее время. Почему говорят про застой, но не говорят, например, про результат в Нижнем Тагиле 92 %?

Это заслуга партии или гражданина Носова?

Это заслуга члена партии гражданина Носова. У нас нормальная партия, все хотят работать, рвутся в бой. Конфликтов нет. Только в спорах и борьбе рождается истина. Никакого застоя нет. Не слушайте никого, если надо – спросите меня.

Отказались от идеи создать городское отделение «Единой России» в Екатеринбурге?

Нет. Мы обязательно будем работать над этой идеей. Но я не должен просто продавливать свое решение. Когда появится лидер, человек, который сможет возглавить такое отделение, я его поддержку.

Проблема только кадровая?

Да.

 

Об отношениях со СМИ и планах на будущее

Откуда губернатор получает информацию – СМИ, социальные сети, сводки пресс-службы?

В основном все из Интернета берем, каждый день несут почту. Набор газет понятен – городские, областные, федеральные. Чтобы вы понимали, есть разные СМИ, разные отношения и разные цели. Лично мне важны СМИ, которые являются властью, когда проводят собственные мониторинги, расследования, высказывают собственные мнения. Чтобы я прочитал и смог подумать – «все правильно говорят», сделать какие-то выводы. Это и есть влияние. Я не читаю всякие пиар-вещи – я не делаю из них никаких выводов.

Поэтому вы решили активно работать с местной прессой?

Меня вот спрашивают, зачем 600 млн рублей на информационную политику, на муниципальные газеты. Так там зарплаты у ваших коллег в муниципалитетах в разы меньше, как можно прожить на 3 тысячи в месяц? У меня есть возможность помочь журналистам. И это не для того, чтобы меня узнавали, а для того, чтобы элементарные вещи доводить до людей: о решениях, работе, о том, куда страна двигается.

Как выглядит график губернатора, например, сегодня?

Сегодня я прилетел из Москвы, просидел в аэропорту из-за погоды долго. Прилетел, поспал три часа, поехал на встречу с генпрокурором Чайкой. Вот и все. Вчера был президиум госсовета, и практически весь день потратил на это.

Успеваете спортом заняться?

Нет, не успеваю. В выходные, бывает, в бассейне поплаваю, на дорожке похожу. Видимо, период такой – некогда.

Вы говорили, что у вас зарплата – 180 тысяч рублей, причем почти 80 тысяч уходит на кредиты. Какую зарплату для чиновника вашего уровня вы считаете адекватной?

Каждый человек хочет, чтобы его зарплата была выше. Но я прекрасно понимаю, что есть определенные факторы для ее установления в каждой профессии. У губернатора она сегодня такая. Конечно, хотелось бы побольше, но не мне, а коллегам, моим сотрудникам – начиная от министров и заканчивая специалистами. Маленькие зарплаты. Надо посмотреть, как будем в следующем году жить, может, увеличим. У нас же тоже люди работают, и мы должны привлекать кадры.

Чем сейчас привлекаете?

Пока только перспективами.

А сами смотрите в перспективу? Есть план закрепиться в Свердловской области надолго?

Хочешь насмешить Господа – скажи ему о своих планах. Я не решил пока, буду ли участвовать в выборах и что будет дальше. Но я купил здесь квартиру, в декабре должен прописаться.


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Версия для печати:

Новости партнеров

comments powered by HyperComments