«Эта колония устраивает всех – ФСБ, МВД...»: почему правоохранители не спешат расследовать ужасы ИК-63

Следственный комитет продлил проверку в «уральской Гуантанамо»

ИК-63, одна из самых страшных колоний на Урале ИК-63, одна из самых страшных колоний на Урале

Свердловские правозащитники пошли на крайние меры – голодовку, пытаясь переломить ситуацию в ИК № 63 города Ивделя. Месяц назад осужденные, размещенные в колонии, выступили с шокирующими признаниями о пытках, изнасилованиях и издевательствах, процветающих в пенитенциарном учреждении.

>
Свердловские правозащитники пошли на крайние меры – голодовку, пытаясь переломить ситуацию в ИК № 63 города Ивделя. Месяц назад осужденные, размещенные в колонии, выступили с шокирующими признаниями о пытках, изнасилованиях и издевательствах, процветающих в пенитенциарном учреждении. С того момента в колонии произошел побег, один из осужденных скончался, а другой чуть не впал в кому. Несмотря на это, проверка прокуратуры не подтвердила слова осужденных. Следственный комитет продлил свою проверку, однако и в СК не верят, что шокирующие факты будут объективно расследованы. «Колония устраивает всех. Ведь явки с повинной просто так не появляются!» – прямым текстом объясняют следователи. Подробности – в материале «УралПолит.Ru». 

Вторые сутки стоит импровизированный лагерь свердловских правозащитниц Ольги Диановой и Ларисы Захаровой, который они разбили прямо на тротуаре на улице Репина, напротив здания, в котором располагается управление ФСИН по Свердловской области. Женщины объявили голодовку: запаслись бутылками с минералкой и раскладушками, остаются здесь на ночь, укрывшись одеялами. «Мы неоднократно заявляли о пыточной системе в ИК-63. С жалобами к нам обращались пострадавшие. В том числе о пытках рассказывал и один из тех, кто пытал и насиловал. Проверки по этим заявлениям провели оперативные работники ФСИН, которые, естественно, не подтвердили факты издевательств. Поэтому нам не остается ничего другого, как объявить голодовку с требованием проведения реального расследования и отставки начальника ИК-63. Наша акция носит публичный характер. Поэтому мы будем сидеть здесь, пока наши требования не будут выполнены в разумном объеме», – заявила «УралПолит.Ru» Лариса Захарова.

Страшные слухи о происходящем в ивдельской ИК-63 ходили на протяжении последних лет. Но только этим летом появились первые заявления пострадавших зэков. Среди тех, кто разоткровенничался, был и представитель так называемого актива колонии Сергей Леонов, который поведал о том, как пытал других осужденных по заказу руководства колонии.

«Администрация отдала все на откуп «активистам». Без разницы, какой ценой, но в колонии должно быть тихо, воля осужденных должна быть сломлена. Администрация самоустранилась. «Активисты» занимаются оформлением документов осужденных, заполняют их личные карточки, занимаются даже направлениями на УДО (условно-досрочное освобождение – прим. ред.), имеют доступ к компьютерным базам. Я, когда меня сделали «психологом», заполнял психологические тесты за осужденных. «Актив» в той или иной форме есть в каждой колонии. Но только здесь это явление приобрело такие уродливые формы», – поведал Сергей Леонов. По его словам, волю осужденных ломают психологическими методами, пытками, в том числе и изнасилованиями.

Тогда, в конце июня, по этим фактам прокуратура, ФСИН и Следственный комитет начали проверку. «Все собранные в ходе проверки материалы переданы в Следственный комитет. Подробности я не могу разглашать», – заявил «УралПолит.Ru» пресс-секретарь свердловского ГУФСИН Александр Левченко.

«Оснований для принятия мер прокурорского реагирования в соответствии с федеральным законом «О прокуратуре РФ» не имеется», – сообщила своим заключением ивдельская прокуратура по надзору за соблюдением законов в ИУ.

За время проведения этих проверок все зэки-заявители официально отказались от своих слов. «Мы просто решили пошутить над членами Общественной наблюдательной комиссии», – объяснил один из них правоохранителям. 

Между тем только за июль, в течение которого проводились проверки, в ИК-63 произошла целая серия ЧП. Так, 23 июля стало известно о побеге некоего Баранова: он сбежал 10 июля из колонии-поселения № 63. Наблюдателей сразу заинтересовало, почему о побеге ФСИН сообщила спустя такое длительное время. Более того, в день побега члены ОНК были на территории ИК-63. «Никаких признаков ЧП на территории колонии мы не заметили. Проверка проходила в обычном режиме. Никаких признаков того, что сбежал заключенный и проводятся какие-либо мероприятия, не было зафиксировано нами. Более того, учитывая, что совсем недавно был вскрыт факт применения насилия над заключенными и имелась масса заявлений о противоправных действиях, полагаю, что заключенный Баранов (по версии руководства колонии, совершивший побег) убит и находится на территории колонии», – считает член Общественной наблюдательной комиссии Василий Рыбаков.

Также в июле умер один из осужденных. Он успел рассказать правозащитникам, что подвергся пыткам за попытку обратиться к членам ОНК. По его словам, представители «актива» его избили и обливали холодной водой. Он получил воспаление легких, от которого впоследствии, по официальной причине, скончался. На этой неделе стало известно, что в тяжелом состоянии из ИК-63 в больницу ИК-55 доставлен один из осужденных. Известно, что он тоже общался с членами ОНК.

На фоне этих событий Следственный комитет продлил проверку по фактам насилия в ИК-63. Правда, в Ивдельском СК сотрудники признаются, что система насилия в ИК-63 настолько прочно встроена в современную правоохранительную систему, что никто не заинтересован в объективном расследовании.

«63-я колония устраивает и представителей ФСБ, и представителей УБОП, и всех других. Фактически колония только ради системы и существует. Некоторых даже специально туда посылают «работать» с людьми. Туда попадают ведь не просто так. Эти явки с повинной просто так не появляются. Я лично переводил осужденного из Тагила на 63-ю. Потому что я знаю, человек совершил преступление – убийство. Пока он находился в Тагиле, я ничего не смог с ним сделать. После перевода с ним «работали». В итоге дело направили в суд. Мы же знаем, что это он совершил, но в определенной колонии он не может написать явку с повинной. Поэтому эта колония всех устраивает. Не только Екатеринбург, а весь Уральский федеральный округ. Всех представителей правоохранительных органов, вплоть до Интерпола», – начистоту рассказал один из сотрудников Следственного комитета.


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.

Версия для печати:

Новости партнеров