«Все теперь в руках Можина»: челябинские правозащитники замерли в ожидании

Владимир Можин
Эксперты прочат челябинскому институту уполномоченного по правам человека трудные времена
Фото: uraldaily.ru

В сентябре депутаты Законодательного собрания Челябинской области шестого созыва примут решение о назначении регионального уполномоченного по правам человека. Глава региона Борис Дубровский рекомендовал на эту должность первого зампрокурора области Владимира Можина. Несмотря на положительные отклики о его работе, среди южноуральских правозащитников в связи с решением губернатора преобладает пессимистичный настрой. Некоторые из них уверены: с приходом на эту должность человека в генеральских погонах институт омбудсмена как таковой в Челябинской области будет похоронен. Чего ждут от нового уполномоченного – в материале «УралПолит.Ru».

Губернатор Челябинской области Борис Дубровский рекомендовал на пост уполномоченного по правам человека первого зампрокурора региона Владимира Можина. Конкуренцию ему составили 37 представителей крупных общественных организаций, редакций СМИ и частные лица. Ранее Дубровский отмечал, что омбудсмен «должен обладать выдающимися личностными характеристиками, широким кругом компетенций, быть всегда на острие», так как он является «последней надеждой людей решить жизненно важную проблему».

Кандидатуру Владимира Можина поддержали более 20 общественных организаций и благотворительных фондов. Все они охарактеризовали его как «профессионала, имеющего опыт работы в государственных и правозащитных структурах, а также внедрившего конкретные предложения, оказавшие благотворное влияние на соблюдение прав и свобод человека». Рекомендательные письма в адрес главы региона полны благостных отзывов и на редкость высокопарных слов. Так, главврач Челябинской областной клинической больницы Дмитрий Альтман акцентирует внимание на сердечности и неравнодушии Можина к бедам и проблемам окружающих. «Это является основой для работы уполномоченного по правам человека. Владимир Алексеевич – великодушный и сердечный человек, это не раз подтверждалось во время нашего сотрудничества, он подходил с особым вниманием к каждому случаю в области нарушения прав человека, как наших пациентов и посетителей, так и медицинского персонала», – заверяет Альтман.

Положительно оценивает его и председатель федерации профсоюзов Челябинской области Николай Буяков: «Могу охарактеризовать Владимира Алексеевича как ответственного человека, способного контролировать любую ситуацию – с присущим ему чувством справедливости».

Как ранее сообщал «УралПолит.Ru», 60-летний Владимир Можин более трети своей жизни посвятил работе в правоохранительных органах. От помощника прокурора Орджоникидзевского района Магнитогорска в 1988 году он дослужился сначала до прокурора Магнитогорска в 2002 году, а затем с 2009 года стал первым замом главы прокуратуры Челябинской области. За заслуги перед надзорными органами получил нагрудный знак «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации» и был приставлен к чину госсоветника юстиции третьего класса, что эквивалентно генерал-майору. К слову, в трудовой биографии Можина также фигурируют ММК, где он 11 лет работал машинистом крана мартеновского и обжимного цехов, и Уралвагонзавод.

По словам директора челябинского филиала РАНХиГС Сергея Зырянова, в пользу Можина говорит его профессионализм и известность среди жителей региона. При этом эксперт уточняет, что если ранее Владимир Можин отстаивал интересы государства, то теперь ему необходимо будет перестраиваться на выявление нарушений прав человека, что, возможно, будет для него не так уж просто.

Депутат законодательного собрания области Игорь Егоров также выражает сомнения в том, что опыт прокурорской работы – хорошее подспорье для будущего правозащитника: «Ведь в новом его качестве ему придется прежде всего защищать интересы простых людей в спорах с государством», – говорит он.

Тем временем среди большинства южноуральских правозащитников в связи с решением губернатора преобладают откровенно пессимистичные настроения. В разговоре с журналистом «УралПолит.Ru» они высказали опасения, что с приходом на должность омбудсмена «человека в погонах» институт уполномоченного по правам человека в регионе просто перестанет существовать.

Член региональной Общественной наблюдательной комиссии Николай Щур ожидает, что новый уполномоченный будет чинить препоны деятельности правозащитников. «Можин – это тот человек, с которым я спорил о верховенстве Конституции над законом. Он утверждал, что закон первичней Конституции. Когда первый зампрокурора не считает Конституцию основным законом, о чем можно говорить? И теперь тот, кому по большому счету чужды права человека, будет главным их защитником. Я считаю, что институт прав человека в Челябинской области умер», – комментирует он. Эксперт также отмечает, что до сегодняшнего дня ни в одном другом регионе не было такого налаженного взаимодействия уполномоченного по правам человека с правозащитниками, как в Челябинской области.

Руководитель фонда «Правовая миссия» Алексей Табалов, известный в регионе по активной защите прав призывников, называет решение Дубрвоского непонятным и необоснованным. «Эту должность должен занимать не чиновник и не человек с государственными заслугами. Это должен быть тот, кто вообще никак не связан с государством, потому что сегодня по факту главным нарушителем прав человека является именно государство, – считает правозащитник и отмечает, что годы работы в прокуратуре говорят не в пользу Можина. – Сейчас при работе с прокуратурой мы в лучшем случае получаем какие-то отписки. И я боюсь, что эта практика формальных отписок у Можина войдет в деятельность омбудсмена, что крайне негативно скажется на всей работе по защите прав человека. Важно, чтобы омбудсмен понимал и отстаивал права и свободы граждан. Я не уверен, что прокурорский работник это сможет, так как люди в погонах всегда стоят на страже эфемерных государственных интересов и за буквой закона не видят человека. Поэтому мне сложно представить, как этот человек сможет занять кардинально противоположную позицию».

Табалов главным образом опасается, что с этим назначением слишком велика станет вероятность деградации института омбудсмена и превращения его в чисто формальный орган. «Мне кажется, в назначении этого человека на пост омбудсмена есть прямая задача снизить влиятельность, работоспособность, важность и эффективность института уполномоченного по правам человека до уровня паркета. Чтобы все залакировано и красиво было», – высказывает мнение правозащитник.

Эксперт отмечает, что предыдущий омбудсмен создал институт уполномоченного в Челябинской области с нуля и за пять лет своей работой задал такие высокие стандарты, что его сменщику придется потрудиться, чтобы работать на уровне. Правозащитник Андрей Талевлин также высказывает опасения, что назначение человека из правоохранительных органов на пост уполномоченного по правам человека снизит уровень защиты граждан в Челябинской области. «Как правило, на эту должность в России люди приходили либо из оппозиционных партий, либо из общественных организаций. Это связь между гражданским обществом и государством. Мне очень жать, что Севастьянов уходит со своего поста, потому что я считаю, что он сделал много для связи НКО и государства в лице правительства Челябинской области. Боюсь, с приходом человека из правоохранительной системы многие возможности будут упущены. Новому уполномоченному будет очень трудно, учитывая тот объем работы, который выполнялся до сих пор. Планка поднята очень высоко», – заключает Талевлин.

Председатель Общественной наблюдательной комиссии Александр Юрин, и сам претендовавший на пост омбудсмена, готов поспорить с коллегами по поводу негативных ожиданий от нового уполномоченного по правам человека. «Среди правозащитников есть определенный скепсис. Но похоронить институт уполномоченного может только сам уполномоченный, если он этого захочет. Речь ведь идет не о выборах, а о назначении на эту должность. И полностью право и ответственность за этот выбор – у губернатора. Глава региона выбрал того человека, с которым ему комфортно работать и который соответствует всем формальным критериям и обладает необходимыми знаниями. У Можина действительно есть все необходимые критерии, чтобы эффективно работать. Давайте просто посмотрим какое-то время. Может, все не так страшно, – рассуждает Юрин, отмечая, что знает массу примеров по России, когда люди прекращали свою деятельность в силовых структурах и становились достаточно эффективными правозащитниками. – Сейчас все в руках Можина. Я как председатель ОНК готов с ним работать».

Добавим, рекомендация Можина на пост омбудсмена вызвала широкое обсуждение и в региональной блогосфере. «Это реально ошибочное решение, как перед выборами в ЗСО, так и перед более глобальными выборами в Госдуму в следующем году», – комментирует блогер aronbin.

Известный в интернет-кругах блогер termit_aподчеркивает, что прокурорское прошлое Владимира Можина не говорит о нем плохо. Но тут же добавляет: хорошо не говорит тоже. «Человек из системы, с особым мировосприятием, с дисциплиной, с опытом и юридической подготовкой. Впрочем, чтобы быть хорошим омбудсменом, все это вовсе не главное. Главное – быть просто хорошим, порядочным человеком. Так что про Можина: поживем – увидим. Кстати, его магнитогорское происхождение меня тоже не отталкивает. Магнитофобией я не страдаю. Но кого-то это, сто пудов, как напряжет», – высказывается он.

Про спекуляции вокруг магнитогорских корней Можина в своем блоге рассуждает и политолог Александр Мельников, подчеркивая, что глава региона рискует, принимая такое решение. «Если новый уполномоченный по правам человека с первых дней не очень хорошо себя зарекомендует, неизбежны спекуляции на тему: «он из прокурорских, из магнитогорских». Разговоры о том, что на должность омбудсмена будет назначен человек из Магнитогорска, начались задолго до выдвижения Можина. Но я считаю, что в этом деле важно не столько ожидание общественности, сколько то, как новый омбудсмен себя проявит с первых дней работы. Сейчас какую кандидатуру ни назови, она будет восприниматься настороженно. Но если общественность увидит, что омбудсмен активно занялся защитой прав, и есть реальный результат, все вопросы отпадут, спекуляции прекратятся», – комментирует Мельников.

Утверждать нового уполномоченного по правам человека в Челябинской области предстоит уже депутатам областного заксобрания нового созыва, которое сформируют по итогам выборов 13 сентября. Ожидается, что этот вопрос вынесут на первую сессию регионального парламента 24 сентября. Лидер ЛДПР в заксобрании Андрей Ткаченко уже заявил о готовности фракции поддержать кандидатуру Можина на голосовании.

Как рассказал спикер Законодательного собрания Челябинской области Владимир Мякуш, сейчас кандидатура Владимира Можина проходит согласование с уполномоченным по правам человека РФ Эллой Памфиловой, после чего ее также рассмотрит Общественная палата Челябинской области. Полномочия действующего регионального омбудсмена Алексея Севастьянова истекут 23 сентября.

Отметим, с утверждением Можина на пост омбудсмена ему предстоит сложить прокурорские полномочия. Согласно принятому в 2010 году закону «Об уполномоченном по правам человека в Челябинской области», омбудсмен не может быть депутатом законодательных (представительных) органов государственной власти и органов местного самоуправления, замещать иные государственные и муниципальные должности, должности государственной и муниципальной службы, заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением преподавательской, научной либо творческой.

К слову, сразу после назначения новому уполномоченному по правам человека вместе с губернатором предстоит определиться с кандидатурой детского омбудсмена. Полномочия Маргариты Павловой, занимающей эту должность сейчас, истекают также в 2015 году.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...