«Через 20 лет я вижу себя патриархом, но иногда приезжаю в офис поработать, чтобы подчиненные знали, что я еще не умер»

Антон Баков интервью Фото: Евгений Поторочин

УралПолит.Ru совместно с интернет-журналом GlobalCity запустил спецпроект – «Бес(з) работы», в котором от первого лица рассказывает о больших начальниках и политиках в обычной жизни и о том, какие они вне работы.

«Есть ли жизнь после работы?», – таким вопросом периодически задается едва ли не каждый сознательный житель России. Еще больше он касается людей, чей рабочий график не подходит под стандартные рамки – топ-менеджеры, бизнес-элиты, чиновники и политический истеблишмент. УралПолит.Ru совместно с интернет-журналом GlobalCity запустил спецпроект – «Бес(з) работы», в котором от первого лица рассказывает о больших начальниках и политиках в обычной жизни и о том, какие они вне работы.

Впервые в рамках проекта мы встретились с человеком, который может позволить себе не работать в типичном понимании этого слова. Героем нашего материала стал российский политик и предприниматель, основатель собственного государства «Романовская империя» Антон Баков.

С Антоном Баковым мы встретились в начале февраля. Погода за окном не располагала к прогулкам, поэтому наш разговор прошел в одном из ресторанов в центре Екатеринбурга.

Об образе жизни

– Я все еще возглавляю виртуальное государство «Романовская империя» и очень надеюсь, что мне удастся перевести ее из виртуального пространства в реальное. Из-за пандемии случилась задержка: мы должны были выйти в марте прошлого года, но выйдем летом нынешнего. За это время, кстати, многое в концепции поменялось, так что иногда взять паузу не так уж плохо. Это мое основное дело. Кроме того, я пишу. Сейчас у меня в работе четыре книги. Писать сейчас, конечно, гиблое занятие, потому что книги никто не читает, но хочется этим заниматься все равно.

Иногда вот, как сегодня, к примеру, мой день начинается с поездки на капельницу. А на самом деле меня обычно поднимает с постели кошка, которая требует еды. Это забавная история, потому что у моей жены развилась аллергия на кошек, но тем не менее она кошку все-таки завела – британскую шиншиллу. И вот эта кошка фактически вся на мне, она мне как ребенок.

Вообще, у меня семь кошек, но шесть живут на даче. В Сысерти у нас еще есть собака – огромный тибетский мастиф.

Потом я захожу в Facebook, и только после этого начинается жизнь. К счастью, я уже имею возможность не заниматься тем, что мне не интересно. А то, что мне интересно, я работой не считаю. Я могу часа полтора-два в день уделить написанию своей книги. Кроме того, что пишу, я еще много читаю. Иногда приезжаю в офис поработать, чтобы подчиненные знали, что я еще не умер.

О начале пути

– Меня в школе выучили на токаря, хотя я знал, что в жизни мне это не пригодится. Так оно и вышло. Уж не знаю, каким из меня вышел токарь второго разряда, потому что поработать токарем не довелось. Я-то хотел выучиться на секретаря-машиниста, но гендерная дискриминация. Брали только девочек. Жаль, постоянно что-то набираю на компе, пригодилось бы. А вот плотником-бетонщиком, каменщиком, кровельщиком, грузчиком и дворником по молодости поработать пришлось.

О работе

– Сотрудники у меня работают уже лет по 20, некоторые, пожалуй, и по 30, поэтому процесс налажен, и я сейчас не хочу им мешать. Тем более, подросли дети. У нас семейное предприятие, и даже те, кто не являются родственниками, уже давно входят в круг семьи. Мы построили целый город в Белоярском и Сысертском районах. Он не легализован в виде города, конечно, но существует в виде нескольких десятков коттеджных поселков.

Я купил много земли в 2002 году и на протяжении последних 18 лет этим занимаюсь. Сначала я сам суетился, теперь уже процесс идет без меня. Прокладываем дороги, строим дома, подводим газ, электричество, договариваемся с властями, принимаем генпланы. Работа эта, безусловно, очень медленная.

Когда я начинал, надо мной все смеялись и говорили: «Какой идиот будет покупать эти земельные участки, они же никому не нужны – заниматься сельским хозяйством там невозможно». Ну и с тех пор как мы перестали выращивать картошку, мы начали выращивать коттеджные поселки. В общем, постепенно дела наладились, стало на что жить.

О политических взглядах

– Монархические взгляды у меня, конечно, были не всегда. Да и как они могли быть у человека, который в десять лет написал Конституцию Союза Советских Коммунистических Республик (ССКР). Я же был отличником, впитывал все глупости, которым нас учили, как губка. Позже я долгое время был социал-демократом, со временем поправел. А потом вдруг понял, что под всей этой призрачной завесой демократии, миром правит бюрократия, причем, не только в России.

Я встречался с главами небольших государств – и с диктаторами, и с революционерами, пришедшими к власти на волне народного триумфа, и с серыми людишками, которые победили на выборах, потому что у них не было сильных соперников. Выборы не работают и не могут работать – об этом еще до Маркса писали. Но одно дело, когда ты читаешь все это в умных книжках, а другое дело, когда все происходит на твоих глазах. Тогда и задумываешься, почему так эффективен частный сектор, и так неэффективно государство. Частный сектор – это все монархии. Я думаю, что и в политике монархия эффективнее, потому что любое общество состоит из людей. Кроме человека никого нет.

Все, что я делаю – это в каком-то роде политика. Политикой по сути занимаются и все мои дети. На самом деле, для того чтобы заниматься политикой, не надо вступать в «Единую Россию», становиться депутатом и так далее.

О роли женщин в политике

– Женщины перевернули этот мир, когда устроили свою революцию – перестали рожать много детей: человеческая жизнь стала дороже, и политика изменилась автоматически. Так женщины положили конец мировым войнам, дали огромный толчок развитию здравоохранения и образования, люди зажили богаче без толпы вопящих голодных детишек, появились какие-то реальные права человека! Мы даже занимаемся охраной окружающей среды и устраиваем локауты из-за коронавируса! Раньше это было бы невозможно, и никакой президент, император или генсек этого бы не смог добиться.

Сейчас мы с кафедрой политологии готовим монографию – «Женщина и государство». Я – кандидат технических наук и металлург по образованию. Но последние лет 20 больше занимаюсь обществоведением. Женщины, которые ограничились одним-двумя детьми, стоят наравне с Генри Фордом, создавшим массовые автомобили, благодаря которым люди переезжают в мои пригородные поселки, и Элишей Отисом, который изобрел безопасные лифты и дал возможность строить небоскребы. Вот такие глобальные изменения мира – с одной стороны ничего политического в них нет, а с другой это и есть настоящая всемирная политика. И мне неплохо в этом мире, он мне в общем-то нравится.

О России

– Я давно хочу уехать из России. Мне здесь по здоровью и климату жизнь не подходит. Надо на юг, на море. На экваторе вот я себя гораздо лучше чувствую. С удовольствием уехал бы на какие-нибудь коралловые атоллы, но пока не получается.

Что касается правителя, то у нас как бы «недоцарь». Ему, конечно, очень важны все эти его рейтинги. Он вообще очень зависим от общественного мнения, но сам по себе он человек небольшой и незначительный. И это хорошо. Потому что будь он человеком большим и значительным, то мы могли бы значительно от него пострадать. А так… ну, жужжит и жужжит.

О своем государстве

– Я решил создать свое государство, когда понял, что с нашим ничего поделать не могу. А раз не могу изменить это, значит надо делать что-то свое.

Главное, что не нужно делать человеку, если он захочет повторить мой путь – договариваться со всякими туземцами и диктаторами. Я изначально исходил из мысли, что можно приехать в какую-нибудь бедную страну, предложить им материальную поддержку и подписать договор. А потом выяснилось, что даже у самой бедной страны начальство-то живет богато. И неспроста у них народ бедно живет – это вполне сознательный выбор глав государств. Один из диктаторов небольшого государства мне сам говорил: «Ну и что, что у нас люди бедные? Зато они очень счастливые». Такого, чтобы какой-то правитель рвал душу за своих людей, я не видел.

Я сейчас планирую создать свое государство на «ничейной» территории. В свое время югославы и итальянцы приложили к договору о разделе две разные карты адриатического шельфа, в результате чего образовалась «щель» – территория, которая никому не принадлежит.

Первым делом, конечно, буду искать для своего государства подходящих граждан. Любая страна ведь зависит от людей, которые в ней живут. О численности населения пока не думаю, не будем забегать вперед. Более десяти лет назад в мою виртуальную империю записалось больше пяти тыс. человек, но реально себя проявили единицы. На этот раз мы учтем прошлые ошибки.

О прошлом и будущем

– Себя я лет через 20 вижу патриархом. Если еще буду жив, конечно. Буду «мучить» не только своих детей, но и правнуков.

Что бы я сказал себе 20-летнему? «Иди, все равно еще ничего не понимаешь». Конечно, я бы многое изменил, окажись в том возрасте. Я бы гораздо меньше работал и гораздо больше зарабатывал. У меня был очень низкий старт, но тогда много работать мне нравилось. Было больше сил, энергии. Кстати, у меня ни разу в жизни не было ни отпуска, ни больничного. Не потому что я не болел, а потому что я работал только на себя. То, что работать нужно только на себя я достаточно рано понял и с тех пор иду этим путем.

О принципах

– Самое страшное, что может быть в мире – это война. Потому что именно она может списать все остальные преступления – убийства, насилие, грабежи, да вообще все. Это одна из вещей, которые я бы никогда не сделал: я бы никогда не развязал войну.

И я бы никогда не отказался от своих детей. Дети – это наше продолжение, наш путь в бессмертие. Ради детей я бы отказался от чего угодно. От работы бы тоже отказался, хотя, я думаю, что это последнее, чего бы они от меня потребовали.

О детях

– У меня не было такого принципа, чтобы дети добивались всего сами. Зачем? Зачем начинать все с нуля, если у них уже что-то есть? Мне сейчас абсолютно все равно, что на мне одето и какая у меня машина. Но им-то нет. Пусть успеют то, что я не успел. У меня в молодости был «загон», что мне надо все успеть, надо все делать быстро. Раньше была гонка с самим собой. Обогнал. Почти. И сейчас я немножечко замедлился. Но это возрастное.

В моей семье четверо детей: у жены от первого брака есть дочь, у меня от первого брака сын и у нас двое общих детей. Дети уже взрослые – им от 37 до 26 лет. Шесть внуков.

О родословной и семейных традициях

– Изначально, о родословных, я как советский безродный Иван, даже не задумывался. Но мой тесть в старости занялся своей родословной. После его смерти я решил довести дело до конца. Заодно решил узнать историю и своих предков. Какие-то не уральские ветки пока еще не исследованы. Основная проблема в изучении родословной – это документация. Раньше женщин как бы не было: их не записывали и в документах не учитывали – они в армии не служили и налогов не платили. Это, кстати, даже у князей так заведено было, не говоря уже о простых смертных. Поэтому с женскими линиями очень сложно сейчас разбираться. Я изучил свою родословную до 1601 года, когда мы появились на Урале. Вот с этих пор в архивах все очень четко расписано.

Я считаю, что советская власть уничтожила семью как явление – она стала ячейкой общества. Поскольку имущества как такового иметь было нельзя, то детям можно было передать только какие-то связи. Думаю, что в дальнейшем снова появятся семейные финансовые и политические династии. Ну, и в связи с кризисом высшего образования будут процветать династии специалистов: врачей, физиков и так далее. На смену семейному воспитанию в таких семьях придет семейное образование. Так как продолжительность жизни растет, думаю, что вскоре в семьях будут сосуществовать до 4-х поколений дееспособных экономически активных людей. В любом случае, семьи будут сильнее связаны, в отличие от нашего поколения, когда почти всем все приходилось начинать с нуля без помощи родителей.

О дружбе

– Друзьями я могу назвать всех и никого. Раньше я дружил и со своими партнерами по бизнесу, но сейчас мои партнеры – это дети. С годами друзей становится все меньше. Но, кстати, я верю в дружбу между мужчиной и женщиной.

О свободном времени

– Я достаточно поздно первый раз выехал за границу – мне было почти 25 лет. Но потом много где побывал, и понравилось мне везде, даже в Антарктиде. Мы туда летали «на денек» на частном самолете. Дети посмотрели на пингвинов, проехали на лодке под древними синими ледниками.

Я посетил очень много карликовых государств и жил там – больше полугода я прожил в Гамбии, столько же – на Кирибати. Не считал страны, в которых был, но, конечно, есть страны, где я еще не был.

Я увлекаюсь историей и в какой-то степени литературой. Круг моих любимых авторов сложился очень давно – это Фриш, Борхес, Маркес, конечно. Ну, и «Екклезиаст» (книга, входящая в состав иудейского Священного Писания и Ветхого Завета Библии, – прим. ред.).

Мои любимые стихи – цикл «Четыре квартета» Томаса Стернза Элиота.

Современную литературу я «не догоняю». А вот историки современные толковые есть. Хотя я все же предпочитаю, например, Фернана Броделя, который историк времен моей молодости.

Фильмы люблю смотреть. Меня как-то раз младший сын привел на ночной сеанс в кинотеатр. Это был фильм «Мстители. Война бесконечности». И я тогда заметил, насколько я старый по сравнению с людьми в кинозале. Я был самым взрослым там. Хотя, на ночном сеансе это, конечно, не удивительно. Фильм мне понравился. Я все части «Мстителей» смотрел. И с сыном мы посмотрели всего «Джеймса Бонда». «Бондианы» не было в Советском Союзе. Мы начали смотреть «Бонда» с опозданием лет на 40, когда сын был еще совсем маленький, и сейчас не пропускаем. Любимого Джеймса Бонда у меня нет, мне больше нравятся девушки Бонда. 


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.