«Мы обречены на противостояние». В Домжуре прошла жесткая дискуссия по храму

круглый стол в доме журналистов
В свердловском Доме журналистов состоялся круглый стол, организованный медиахолдингом «ФедералПресс». В числе участников были представители православной общественности, члены рабочей группы по подготовке опроса по месту для храма, мусульмане, архитекторы и бизнес.
Фото: Евгений Поторочин

В свердловском Доме журналистов состоялся круглый стол, организованный медиахолдингом «ФедералПресс». В числе участников были представители православной общественности, члены рабочей группы по подготовке опроса по месту для храма, мусульмане, архитекторы и бизнес. Дискуссия вышла острая, порой на повышенных тонах, но были высказаны тезисы, которые заставят задуматься все стороны конфликта. Подробности – в материале «УралПолит.Ru».

«Федерал-пресс центр» запустил в Екатеринбурге новый формат обсуждения под общим названием «Общественно-политические итоги месяца Свердловской области». Первое обсуждение, что неудивительно, было посвящено ситуации с храмом на Октябрьской площади, как главному общественно-политическому процессу мая. На встречу были приглашены представители православной общественности, РПЦ, политических партий, конфессий, городской думы, бизнеса и архитекторы. Не все смогли принять участие, например, официальных представителей от РПЦ не было, тем не менее, дискуссия состоялась интересная, содержательная и, местами, острая.

«Референдума не будет, опроса никогда не было»

Застрельщиком обсуждения стал депутат гордумы Тимофей Жуков. Он выступил в качестве члена рабочей группы по подготовке опроса, который должен будет выяснить, на какое место горожане согласны для храма. Состав группы был утвержден в конце прошлой недели, и уже состоялось одно заседание. Впрочем, каких-либо решений принято там не было, как отметил Жуков, оно «прошло неконструктивно». Депутат подчеркнул, что в задачи группы не входит выбор мест для голосования – это компетенция мэрии. Задача группы – сделать так, чтобы опрос прошел в такой форме, чтобы никто не смог говорить о подтасовках, и большинство согласилось с результатами опроса. Однако, опроса такого уровня и масштаба никогда не было, для того, чтобы подготовить этот формат нужно время.

«Я считаю, что логично было бы подготовить это все к осени, к сентябрю. Три месяца – достаточно, чтобы проработать механизм, люди вернутся из отпусков, закончатся сады, огороды. Но это лично мое мнение, никаких официальных решений группа не принимала», – отметил Жуков.

Его коллега коммунист Роман Ступников заявил, что рабочая группа неработоспособна изначально, потому что в ней перекос в пользу тех, кто за храм, баланс не соблюдается.

Сразу несколько участников обсуждения довольно ультимативно высказались о том, что на референдуме, как способе выяснения общественного мнения, следует поставить крест, потому что его не только дорого проводить, но и сложно соблюсти формальные признаки, например, минимальный порог явки. По словам бывшего депутата гордумы Олега Хабибуллина, «референдума в России быть не может, но опрос провести – вполне реально». При этом, единственным гарантом исполнения результатов остается президент.

Были и те, кто считает, что сам формат подготовки к опросу сам по себе выбран такой, чтобы заболтать эту историю, запустив ее «в долгий ящик».

«Есть старая поговорка – если хотите завалить дело, создайте рабочую группу», – высказался председатель регионального отделения ДОСААФ Аркадий Воробкало.

«100% архитекторов против храма на этом месте»

Другая тема, которую обсуждали практически все участники дискуссии – участие, а если быть точнее, неучастие архитекторов в согласовании проекта храма.

«Проблема не в том, что место какое-то не то выбрали, проблема в том, что от обсуждения и принятия решения отстранили наше градостроительное сообщество. Градостроительный совет при администрации города упразднили осенью прошлого года. Появился градсовет при губернаторе, но кто там? При всем уважении к Вяткину – он не все градсообщество. А если посмотреть, какие и сколько проектов рассмотрел этот совет – проект по храму и еще пару таких же одиозных проектов. У нас уникальное градостроительное сообщество даже не в российском, а в мировом масштабе, надо дать слово архитекторам», – высказался Олег Хабибуллин.

Примерно о том же говорил защитник сквера, общественник Александр Цариков – у специалистов, по его мнению, не спросили даже о стандартных требованиях к инфраструктуре.

«В основание ледовой арены забили первые сваи, ситуация идентична ситуации с храмом. Там не были оценены инфраструктурные риски – размер парковок, вместимость и т. д. – по своим характеристикам этот объект практически идентичен храму. Это основная проблема – когда строят многоэтажную новостройку – там на верхних этажах не хватает напора горячей воды – потому что сети не выдерживают нагрузки, этот вопрос не оценивался на этапе планирования. Архитекторов задвинули в сторону – это основная проблема», – выразил свое мнение Цариков, вызвав бурю эмоций у своих оппонентов.

Впрочем, формат обсуждения позволил исправить это упущение и предоставить возможность высказаться архитекторам. Отвечая на вопрос модератора Юлии Кочариной о том, есть ли какой-то консенсус среди архитекторов, представитель этого сообщества согласился с тем, что консенсус есть.

«Абсолютный консенсус архитекторов – такой храм строить на этой площадке нельзя. Для строительства кафедрального собора есть площадки и получше. Вы все представляете себе миланский Дуомо. Он имеет плоскостной фасад – даже когда вы стоите рядом с ним – можете видеть его весь. В случае с этим храмом – вы вблизи будете видеть метров пять-шесть стилобата и 30 метров белой стены. Храмы такого типа надо ставить на открытой площадке, чтобы можно было любоваться целиком. У архитекторов нет личной заинтересованности, они сформировали свои критерии для площадки и назвали пять оптимальных. Среди них была и эта, но такой храм нужно строить на площади», – рассказал архитектор Владимир Каганович.

«Никто не имеет права влиять на инвестора»

В вопросе строить или не строить храм и где его строить есть и еще одна сторона, о которой часто забывают или говорят только в негативном ключе. Тем не менее, свои интересы есть и у нее, и они наиболее крупные, если говорить начистоту. Речь об инвесторах, которые, как считает представитель «Деловой России» Александр Трахтенберг, оказались в этой ситуации главными пострадавшими.

«Храм – это объект строительства, это, по своей сути, инвестиционный проект который должен соответствовать определенным требованиям. Если он их прошел, то никто не может помешать инвестору реализовывать свой проект. Опрос не должен оказывать влияния на инвестпроект. Чиновников и инвесторов надо оградить от произвола толпы», – подчеркнул Трахтенберг.

Спикер отметил, что бизнес воспринимает этот прецедент крайне негативно – если застройщик получил законное разрешение, ничто не может остановить стройку. Впрочем, он также отметил, что противники застройки, все-таки имели возможность решения оспорить в суде – это вопрос юридической компетенции заявителей, и упомянул, что к определению законности полученных разрешений, в частности порядке изменения правил застройки и землепользования Екатеринбурга логично было бы подключиться прокуратуре, однако ведомство этим правом не воспользовалось.

«Сквер стал токсичным местом»

«Мы обречены на противостояние, это место стало токсичным. Наша цель – достижение мира и согласия. Храм должен быть точкой сборки, объединения, но в этом месте он таким не станет», – считает депутат гордумы Константин Киселев.

Он отметил, что даже сам факт наличия сквера в числе мест для храма в голосовании вызовет осадок у голосующих и отразится на судьбе храма в будущем. Киселев припомнил, что еще несколько месяцев он готов был скинуться на строительство храма, организовать субботник, в случае, если бы это было место, не столь разъединяющее людей, например, на месте недостроенной гостиницы «Дели».

«Нужно сказать, что никто не выступает против храма. Когда мы заседали в рабочей группе, я инициировал вопрос о том, есть ли кто-то, кто конкретно против строительства храма. Никто не поднял руку, никто против не проголосовал. Поэтому, давайте построим храм, но в том месте, где он будет нести счастье», – отметил Киселев.

Цариков поддержал коллегу и отметил, что сам готов «купить кирпич и пойти помогать», если место перестанет быть такой раздражающей точкой, и храм будет строиться там, где это будет более уместно.

«Давайте вспомним и сделаем Площадь мира и согласия»

Мусульмане с готовностью приняли участие в беседе. Подчеркнем, что представители иной конфессии всецело выступили за строительство кафедрального собора Екатеринбурга.

«Я 15 лет проработал в заксобрании, я помню еще как решался вопрос с Храмом-на-Крови. Я пять раз пытался продвинуть вопрос на голосование. Я – мусульманин боролся с православными депутатами. Ну вы же православные, вы против церкви что ли? А они мне говорили – почему ты – мусульманин этим занимаешься. Я считаю, что городу нужен новый кафедральный собор – он очень красивый, судя по проекту. Я вообще люблю православные храмы. Когда я еду по городу и вижу «луковку», меня это притягивает», – рассказал зампред правления духовного управления мусульман Свердловской области Наиль Шаймарданов.

Впрочем, они затронули проблему и других конфессий – мусульмане много лет пытаются добиться строительства соборной мечети, у многих других конфессий, например, буддистов, вообще нет своего ритуального сооружения в городе. В этой связи Шаймарданов напомнил о проекте Площади мира и согласия, которую разрабатывали еще в бытность губернатором Эдуарда Росселя. В формате этого концепта было бы логично построить и кафедральный собор и соборную мечеть.

«Мы готовы обсуждать изменения проекта»

Основной итог, который озвучили со своей стороны представители православной общественности, заключается в том, что они признали недостаток работы по информированию горожан по проекту, а также готовы работать со встречными предложениями и, возможно, корректировать сам проект.

«Я не могу говорить за Епархию и ее официальную позицию, но лично я готов к обсуждению любых моментов на 100%. В результате опроса должен быть достигнут мир и согласие, все нужно решать путем мирного диалога. Если мы не будем уступать друг другу, то ничего не достигнем», – отметил инженер-строитель Александр Гавриленко.

Он согласился, что нужно сконцентрировать в одном месте весь массив существующей по теме проекта информации – сделать отдельный сайт или например, добиться выделения отдельного раздела на сайте мэрии или Епархии, где будет вся информация по проекту, разъяснения по критике и работа с встречными предложениями. Самое главное, что сторонники храма готовы идти на компромисс и согласовывать позицию для нейтрализации конфликта.

Фотографии Евгения Поторочина

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...