Павел Завальный о нефте- и газодобыче: «Всю модель нужно менять»

Павел Завальный
​Депутат Госдумы от Югры и председатель комитета по энергетике Павел Завальный констатирует, что неопределенность на нефтяном рынке сохраняется, но остается оптимистичен: мировая экономика нащупывает новый баланс спроса и предложения. О будущем нефтяной сферы Завальный рассказал «Ведомостям». «УралПолит.Ru» публикует самые интересные тезисы и прогнозы.
Завальный констатирует, что неопределенность на нефтяном рынке сохраняется (фото: sluhmaker.ru)

Депутат Госдумы от Югры и председатель комитета по энергетике Павел Завальный констатирует, что неопределенность на нефтяном рынке сохраняется, но при этом  остается оптимистичен: мировая экономика нащупывает новый баланс спроса и предложения. О будущем нефтяной сферы Завальный рассказал «Ведомостям». «УралПолит.Ru» публикует самые интересные тезисы и прогнозы.

Чего ждать на нефтяном рынке:

«Сейчас возможны два варианта. Первый – ждать, когда рост мировой экономики приведет к росту потребления энергоресурсов. Это неизбежно произойдет. Конечно, сейчас идет процесс замещения энергоресурсов возобновляемыми источниками. Но углеводородный характер мировой экономики сохранится еще 15–20 лет, нефть и газ будут занимать более 50 % в мировом энергобалансе. Естественным образом баланс спроса и предложения может наступить в середине 2017 года.

Второй сценарий – это заморозить добычу. Если бы в Дохе были достигнуты договоренности, тогда балансировка наступила бы раньше – до конца этого года. Это подняло бы цены на нефть. Сейчас неопределенность на нефтяном рынке сохраняется. Все жили ожиданиями, что добыча будет заморожена. Конечно, сами разговоры о замораживании добычи уже подняли цены. Есть разные оценки, какая бы цена устроила производителей и потребителей. Многие сходятся на 60–70 долларов/барр», – рассказал Завальный.

О шансе заморозить добычу в будущем:

«Следующая встреча возможна в июне. Решение будет зависеть от того, куда пойдет цена на нефть. Если вверх, то вроде как нет необходимости встречаться. Многое будет зависеть от динамики снижения добычи в Северной Америке, от объемов добычи в Иране: насколько быстро страна ее восстановит и какие объемы пойдут на внешний рынок. Геополитические факторы тоже будут влиять, также внутриполитические – например, сейчас в Кувейте идет снижение добычи из-за забастовки рабочих. Это сказывается на ценах», – уточнил депутат Госдумы.

О дне цены на нефть:

Павел Завальный считает, что цена на нефть после срыва переговоров в Дохе должна была немного припасть, но не критично: «Сегодня она уже восстановилась. Три года предложение превышало спрос и цена все равно держалась. Затем упала и достигла минимальной отметки – стоила меньше 30 долларов/барр. Мы минимальную отметку цены на нефть прошли, и теперь будет медленное, но устойчивое восстановление цен. Таков мой прогноз».

О цене, которая устроит компании и бюджет:

«Для страны с целью формирования бездефицитного бюджета нужна цена на нефть 80 долларов/барр. При цене 50 долларов/барр. дефицит бюджета – 3 %. Что касается компаний, то действующая система налогообложения, с одной стороны, забирает у них сверхприбыль, когда цена высокая, но с другой, когда цена на нефть падает, – защищает их. Поэтому с учетом девальвации рубля рублевая выручка у нефтяных компаний не упала, а даже немного выросла. Так что для них даже низкие цены не критичны и компании способны к поддержанию и развитию добычи», – уверен Завальный.

О добыче нефти в будущем:

Депутат Госдумы считает, что если заморозки добычи нефти не произойдет, то в 2016 году компании могут добыть 545–550 млн тонн: «Потенциал роста есть, прежде всего на новых месторождениях в Восточной Сибири. В ХМАО-Югре добыча незначительно падает. Есть мнение, что у нас и так добыча падает, поэтому когда мы договариваемся о замораживании, то несколько лукавим. Это не так. У нас действительно есть потенциал роста добычи. На фоне снижения цен на нефть и девальвации рубля выручка всех компаний в рублевом эквиваленте выросла. В этом году компании планируют рост инвестиций в бурение. «Роснефть» объявила об инвестициях в 1 трлн руб. Нефтяные компании не придерживают прибыль, а все направляют на развитие, это будет способствовать поддержанию добычи. Высокие результаты по добыче, которые есть сегодня, – плоды инвестиций, сделанных при высоких ценах на нефть. И потолка добычи мы еще не достигли».

О дифференцировании НДПИ:

Руководство округа предлагает дифференцировать НДПИ для скважин с диапазоном до 3 тонн в сутки, до 8 тонн и от 8 тонн и более: «Пока сложно сказать, насколько реализуемо такое предложение, поскольку не до конца понятно, как вести поскважинный учет. Ведь на скважине добывается не нефть, а так называемая скважинная жидкость – смесь воды и нефти. Только потом нефть отделяется от воды, а вода закачивается обратно в пласт. Сложно учитывать, на какой скважине сколько добывается нефти.

Пока только предложение по принципу «надо бы об этом подумать». Теоретически это был бы идеальный вариант, насколько это практически реализуемо – вопрос. На мой взгляд, нереализуемо. В России более 100 000 скважин. Надо считать экономику, затраты на учет скважин. Но предложение прозвучало и войдет в рекомендации комитета для обсуждения, в том числе и с профильными федеральными министерствами».

О доступе частных компаний на шельф:

«С точки зрения государственных интересов, если государственные компании «Роснефть» и «Газпром» справятся с поставленной задачей и обеспечат выполнение лицензионных соглашений по разработке шельфовых месторождений, тогда зачем пускать частные компании? Но если не справятся, то, возможно, встанет вопрос о допуске частных компаний. По крайней мере, на те участки, которые находятся в нераспределенном фонде, с тем чтобы составить конкуренцию госкомпаниям и поддержать объемы добычи. Но допуск частных компаний не будет бесконтрольным», – уверен Завальный.

О том, что американский газ будет теснить российский:

«Он уже пришел, просто пока в небольших объемах. Американцы планируют нарастить мощности СПГ на 44 млн тонн в год к 2020 году и выйти на третье место по экспорту после Катара и Австралии. Нужно развивать технологии, снижать себестоимость добычи собственного газа и быть конкурентоспособным. Экономически российский газ более конкурентоспособен, чем американский. Другое дело, что помимо экономики тут еще очень много политики, стремления к сдерживанию России как конкурента. Я уверен, что, если бы не было ситуации с Украиной, повод для санкций все равно бы нашелся. США хотят придержать возможности России по многим направлениям, в том числе в производстве того же СПГ», – считает Павел Завальный.

О судьбе «Печора СПГ»:

В Госдуме давно находится законопроект, позволяющий «Печора СПГ» (проект «Роснефти» и «Аллтека») экспортировать СПГ: «По судьбе «Печора СПГ» пока ничего нового сказать нельзя: законопроект, дающий возможность экспорта газа с этого проекта, лежит в нашем комитете, но пока по нему нет положительного решения президента и правительства России».

О будущем рынка газа:

«Нужно изменить всю конфигурацию внутреннего рынка газа, провести его либерализацию, поменять систему ценообразования. Я не устаю говорить об этом уже несколько лет: создание в России полноценного внутреннего рынка газа, способного быть источником развития для его участников, – задача номер один. Сейчас модель, при которой «Газпром» обладает исключительным правом на экспорт газа, себя практически исчерпала. Газпромовские оптовые цены на газ на внутреннем рынке контролирует государство, они по-прежнему самые низкие в мире, но они не в состоянии обеспечивать разумную рентабельность продаж, а значит, не могут быть источником развития для самой компании, газотранспортной инфраструктуры и газораспределения, включая программы газификации. А покрывать издержки за счет перекрестного субсидирования от экспорта в нынешних условиях уже не так-то просто.

Вообще газовая отрасль, существующая на данный момент в условиях рыночной экономики, входит во все более глубокий конфликт с правовыми и институциональными основами своего функционирования. И это не только мешает устойчиво развиваться самой отрасли, но и создает опасные перекосы в энергетике и экономике. Поэтому всю модель нужно менять».

© Дарья Александрович

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments