Россель вернулся в публичную политику: «Де-юре Уральская республика существует, ее можно отменить только референдумом»

​Первый свердловский губернатор, а ныне сенатор Совфеда Эдуард Россель прервал длительное молчание и вернулся в публичную повестку

Первый свердловский губернатор, а ныне сенатор Совфеда Эдуард Россель прервал длительное молчание и вернулся в публичную повестку. В уральской политической тусовке это связывают с необратимостью предстоящих выборов, в ходе которых «Единая Россия» решила в очередной раз конвертировать популярность политика в свой рейтинг. Сегодня впервые за несколько месяцев Россель появился на публике и прочитал лекцию для студентов УрФУ. Бывший глава региона вспомнил о реформировании экономики в 90-е, заявил о 100-процентной поддержке президента и его курса и поблагодарил главного врага российских пропагандистов – президента США.

Об Урале 90-х

«Когда все говорили о рыночной экономике, что все реформировать надо, никто не понимал, как. Свобода слова, говори, что хочешь, да, но работать тоже надо. Когда государство не справляется со своими функциями, то оно бросает людей. Это и произошло. Мы были просто брошены. Вся моя жизнь складывается так, что только поднимаюсь на должность – там такие

проблемы оказываются! Государство отказалось от всех заказов оборонной отрасли. Пятьсот тысяч человек в один день стали безработными. Мы себя еще не кормили, это было самое страшное дело. На улице митинги, переворачивают машины, пытаются трамваи перевернуть, бьют стекла – внешнее проявление перехода в демократию. Нужно было вывести область на такую идею, чтобы мы своими силами стали подниматься. Меня избрали руководителем исполкома, а кабинет отобрал председатель областного совета. Была такая борьба, кто главней. Хотели убрать моих заместителей, поменять на своих. Сказал им, что я сейчас высшее должностное лицо – с кем мне работать, я буду решать. Вызвал к себе членов исполкома, спросил, хотите со мной работать? Вот вам бумага, пишите при мне заявления. После мы изъяли все имущество из облсовета. Я отнял абсолютно все, и мы начали управление Свердловской областью».

О кризисной экономике

«Приезжал Горбачев к нам на завод, я сидел в первом ряду. Люди обсуждали, что делать, а я поднимаю руку: «Можно на две минуты сказать?». Он тогда, наверное, неудобно себя почувствовал, я же здесь за все отвечаю, а слова не дали. Я даже меньше чем за две минуты управился. Говорю, откройте, рассекретьте область, и мы начнем работать. И дайте возможность 2 % от ВВП распределять самим на образование, медицину и так далее. Он сразу же согласился. Главная задача была накормить людей. Продуктов питания не было, покупали по блату, через задние двери отоваривались некоторые товарищи.

Я единственный из губернаторов ввел карточную систему. Ни с кем не советовался, не договаривался. Она продержалась год, пока мы все налаживали. Я исходил из того, что народ должен сам себя спасать. Кто что может, пусть делает. Дал тогда распоряжение главам администраций всех районов выделить землю людям, чтобы сажали и выращивали все, что растет. В итоге каждая вторая семья была обеспечена своим собственным трудом. Рекомендовал бы это не бросать, полезно для здоровья и натурально. Тогда же мы утвердили продовольственную стратегию.

Нам нужны были инвестиции, а чтобы их получить, нужно было презентовать область. Я рассказывал о потенциале региона на одной из встреч с банкирами и бизнесменами в Америке, в перерыве они собрались, притащили откуда-то карту и искали Свердловскую область в Африке. До такой степени засекречено было. И мне не поверили! Что вы, там скалы, лес, мороз, медведи. Первые самые крупные инвестиции были американские. Если бы я имел право наградить Обаму грамотой, я бы это сделал. Нам нужна была идея развития внутреннего рынка, нас нужно накормить, одеть обуть, вооружать. Не только импортозамещение, оно в основном касается оборонных предприятий. Что если завтра исчезнут продукты питания? Если это сейчас случится, мы себя кормим достаточно, чтобы выжить в любой ситуации. Россия – это особая цивилизация, на нашей территории находятся 60 % мировых ископаемых, нужна мощнейшая армия, чтобы их сохранить. Все враги и те, кто играют в друзей, все равно имеют за спиной нож, чтобы отхватить какой-нибудь Дальний Восток. Толковый человек у власти наш президент. Если бы Ельцин был, мы бы давно были на границе с Чехией. Он темпераментный человек был. Ситуация непростая, но потихоньку выходим».

Об Уральской республике

«Я лично против республик. Это щель, через которую можно разломить Россию. Очень серьезная заноза, которая даст о себе знать. Дай Бог, чтоб не при нашей жизни. В той конституции была статья о том, что область российская может изменить свой статус через референдум до статуса республики. Мы этим делом не занимались, но меня как-то стало задевать. Вы знаете, приезжаю в любое министерство, вот в министерство финансов. Встал в очередь, сижу. В это время заходит министр Татарстана. Как, что, министр республики?! Он идет, а я сижу. Мы в два раза мощнее, чем этот Татарстан, а сижу как бедный родственник. Так вот, в этом была разница, было преимущество у них по налогам, по назначению кадров, по всей линии. Я приехал назад, собрал людей. Решили написать Устав.

Де-юре Уральская республика существует, ее можно отменить только референдумом. Напомню, люди проголосовали за нее».

О своем политическом будущем

«Я собирался работать до 80 лет. В следующем году мне 80. Когда был губернатором, были колоссальные планы, есть еще что реализовать, но Путин издал указ, что не рекомендуется идти в губернаторы тем, кто старше 70».

О своем вкладе в историю

Вы себя чувствуете героем нашего времени?

– Да вы что! Я чувствую, что я нормальный человек

Мы вас очень уважаем, и есть предложение: давайте аэропорт Кольцово назовем именем Росселя.

– Вы знаете, я с огромным уважением отношусь к вам всем. Не скрываю, это моя внутренняя мечта, и в первый раз я говорю об этом. Что я бы был очень доволен, если бы действительно назвали. Когда я уже уйду из жизни, не сейчас.

О многонациональном Урале

В России 147 национальностей, одни из самых многочисленных – татары, башкиры. Есть один селькуп. За Ивделем живет. Мужчина. Холостой, намекаю. Просил манси, найдите ему селькупку, чтобы нам размножить как-то это дело. 

Фото пресс-службы УрФУ

© Редакция «УралПолит.Ru»

Персоны:

Нашли ошибку? выделите и нажмите Ctrl+Enter

Версия для печати:

comments powered by HyperComments