Алексей Севастьянов: «Наша миссия – мир, а не война»

​Уполномоченный по правам человека Челябинской области Алексей Севастьянов некоторое время назад оказался в центре внимания СМИ, но не по причине своей правозащитной деятельности.

Уполномоченный по правам человека Челябинской области Алексей Севастьянов некоторое время назад оказался в центре внимания СМИ, но не по причине своей правозащитной деятельности. Авторы откровенно пропагандистских телевизионных сюжетов упоминали омбудсмена в контексте скандалов вокруг получивших статус иностранного агента экологических НКО.

В интервью «УралПолит.Ru» Алексей Севастьянов рассказал, зачем встречается с иностранными дипломатами, к чему может привести охота на ведьм и чем он намерен заняться после истечения полномочий.

Почему до сих пор так много шума вокруг состоявшейся еще весной встречи с заместителем главы миссии США Линн Трейси и вашего участия в этом мероприятии?

Это попытка найти сенсацию там, где ее нет. Встреча с Трейси была официальной, она была согласована с министерством экономического развития, которое курировало поездку, отвечало за программу заместителя посла в Челябинской области. Но некоторые журналисты выставили все так, будто Трейси почти тайно встречалась в Челябинске с некими оппозиционерами, в числе которых почему-то назвали и меня.

Справка «УралПолит.Ru». Как сообщается на сайте генконсульства США, 1-2 марта заместитель главы миссии США в России Линн Трейси посетила Челябинск, чтобы представить челябинской аудитории американскую рок-н-рольную группу «The Spyrals», принимавшую участие в III Международном музыкальном фестивале «Весенний Beat». В рамках визита на Южный Урал г-жа Трейси провела официальные встречи с министром культуры Челябинской области А. Бетехтиным, уполномоченным по правам человека региона А. Севастьяновым и директором Челябинского государственного краеведческого музея В. Богдановским с целью обсуждения возможностей развития культурного и информационно-образовательного сотрудничества. Г-жа Трейси также посетила совместное предприятие компаний Emerson и «Метран», которое представляет собой один из ярких примеров эффективной российско-американской бизнес-кооперации на Урале.

Нужна изрядная фантазия, чтобы назвать оппозиционерами [участвовавших во встрече] председателя Союза журналистов Челябинской области Александра Юрина или крупного челябинского девелопера Андрея Бодрягина, который связан со своими американскими партнерами бизнес-интересами. Если партию «Яблоко» в каком-то смысле и можно назвать оппозиционной (одним из участников встречи был лидер регионального отделения «Яблока» Андрей Талевлин. – прим. ред.), но давайте не забывать, что она действует в рамках российского законодательства.

Я привык с уважением относиться к работе журналистов. Но в данном случае идет речь о пропаганде. Люди уже не видят разницы между журналистикой и пропагандой, и это, конечно, удручает.

А что вы думаете о деятельности НКО, которые в этом году были признаны иностранными агентами – фонда «За природу» и организации «Планета надежд»? Вокруг их деятельности сейчас много шума в прессе.

Давайте говорить откровенно. Еще несколько лет назад зарубежные гранты были практически единственным источником финансирования общественной деятельности. Сегодня ситуация меняется. Сегодня нашего финансирования зачастую не меньше, а то и больше.

И общественные организации, которые были названы в сюжетах, в этом году подали заявки на конкурс грантов РФ. Поэтому точки взаимодействия и пространство для сотрудничества между общественными организациями и государством есть. Именно поэтому я думаю, что не надо разжигать взаимную ненависть, подогревать взаимные подозрения, в том числе по отношению к тем, кого признают иностранными агентами. Сам Владимир Владимирович Путин на днях на встрече с общественными палатами РФ признал, что закон об иностранных агентах далеко не совершенен, и пользуются им зачастую весьма вольно.

Справка «УралПолит.Ru». В конце июня на встрече с членами ОП Владимир Путин призвал внести изменения в закон об НКО-иноагентах. По его словам, несмотря на множество споров вокруг этого закона, есть мнение, что «некоторые вещи требуют дополнительной корректировки». «Это правда»,  сказал Путин. Президент отметил, что некоторые формулировки «наносят ущерб даже деятельности абсолютно лояльных пророссийских, рассчитанных на помощь людям, организаций». Однако, по его словам, практика работы показывает, что «не случайно и не напрасно мы ввели это понятие».

Вокруг темы об НКО много недомолвок. К примеру, возглавляемая Талевлиным организация «За природу» (общественная организация «За природу» и одноименный фонд. – прим. ред.) получает гранты от Норвежского фонда дикой природы. В СМИ же пишут – американские деньги, Госдеп и прочие.

Вы поймите, этой организации сто лет. И грант Норвежского фонда дикой природы – это как получить Нобелевскую премию. Это очень престижно для любой общественной организации, не только российской. Это не просто деньги, которые дают под некий условный проект, это признание твоих заслуг и источник финансирования для продолжения природоохранной деятельности.

Но некоторым не интересно разбираться в том, что фонд норвежский. Все равно пишут про Госдеп и иностранных агентов.

Одно дело, когда минюст своим решением включает «Планету надежд» в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента. И совсем другое дело, когда этот ярлык навешивается на конкретного человека. Уже детей Надежды Кутеповой начинают попрекать тем, что их мать, оказывается, иностранный агент.

Это же оскорбление. Кутепова помогала сотням жителей Озерска, и они ей благодарны, о чем у меня есть сотни писем. Ее деятельность абсолютно прозрачна и законна. И за финансированием она обращалась во все фонды, которые финансируют экологическую правозащитную деятельность. Конечно, такое отношение общества выбивает из колеи, после такого опускаются руки.

Пишут о том, что она добивалась открытия Озерска и тем самым, мол, играла на руку врагам России. А проблема в том, что живущие в Озерске до сих пор не могут оформить право собственности на земельные участки, которые им фактически принадлежат.

Справка «УралПолит.Ru». ЗАТО Озерск расположено на землях, которые юридически принадлежат государству в лице министерства обороны.

Кутепова говорит, что один из вариантов решения проблемы – открыть границы города, чтобы люди могли получить «зеленки». Возможно, это только одно из многих вероятных предложений, как уравнять озерчан в правах с остальными россиянами. Нет навязывания именно такой точки зрения, а есть приглашение к общественной дискуссии. Но это никого не интересует. Зато приехал какой-то малоизвестный журналист из Екатеринбурга. Подготовил сюжет, после которого началась травля детей Кутеповой.

Я против того, чтобы на людей навешивали ярлыки. Если по отношению к организациям такая терминология [иностранные агенты] применима, то на личности нельзя переходить.

Вы сами не пожалели, что засветились в СМИ на встрече с замом американского посла?

Я за многие годы общественной и политической деятельности повидал многое, меня смутить сложно. Я считаю, что дипломатия – это одно из достижений нашего времени. И хорошо, что мы даже в самой сложной ситуации можем пообщаться с любой стороной, обсудить проблемы и пути выхода из ситуации недопонимания.

Наша миссия – мир, а не война. Нисколько не жалею о таких встречах. Больше того, когда выпадает официальная возможность для встреч – не втихаря, а публично – с общественными деятелями и политиками, то стараюсь использовать их.

Но теория врагов всегда находит своих почитателей. Отчасти потому что она помогает обосновать нужность своей работы. Вообще то, о чем мы говорим, яйца выеденного не стоит. Простым жителям важнее насущные проблемы. Понимаю, что за этой травлей стоят интересы определенного коммерческого предприятия. И на борьбу с неправильными экологами тратятся определенные бюджеты. Поверьте, тот факт, что некоторые из них признаны иностранными агентами, имеет не первостепенное значение. Это только повод.

Обществу навязывается агрессивная повестка и риторика, и такого рода тактика бескомпромиссного давления там, где должна развиваться общественная дискуссия, не ведет ни к чему хорошему. Жаль, что втянуты в эту дискуссию уже и некоторые качественные СМИ.

Связано ли это с перевыборами?

Возможно. Мои полномочия как омбудсмена истекают в октябре. В августе должна начаться процедура согласования, в которую с этого года включен федеральный уполномоченный по правам человека. Но надо сказать, что в итоге решение по кандидатуре принимает губернатор. За ним главное слово. Он предлагает кандидатуру [уполномоченного по правам человека в Челябинской области] на утверждение Законодательному собранию после согласования.

Вы планируете выставлять свою кандидатуру?

Нет однозначного ответа. Некоторые считают, что на такую должность человек должен избираться только один раз. В противном случае срабатывает эффект привыкания, глаз замыливается, и человек на этом месте уже не может работать эффективно. Вторая точка зрения основывается на формальной норме, согласно которой раз в законе записано, что человек может быть избран на эту должность не более двух сроков подряд, значит, это право может быть реализовано.

Своя логика есть и тут, и там.

Что же касается лично моего отношения… Посещая психиатрические больницы, изоляторы, колонии, общаясь с душевнобольными или людьми, которые потеряли жилье, я часто прихожу к пониманию, что никаких принципиальных изменений в этой области не происходит. Если ты не можешь перевернуть эту ситуацию, то стоит ли переизбираться? С другой стороны, многое еще хочется успеть сделать. В частности, я надеюсь реализовать «Гражданскую амнистию». Это проект о том, как заключать мировые соглашения в судах с гражданами по искам, которые инициированы органами власти – и государственными, и муниципальными. Мы предлагаем запретить органам власти Челябинской области в условиях кризиса подавать в суд исковые заявления о выселении граждан, а уже инициированные процессы – прекратить.

Есть поддержка этого проекта со стороны Бориса Дубровского. Он, в частности, дал поручение приостановить все процессы по выселению граждан из общежитий. Этот мораторий действует.

И это, конечно, дает надежду и желание продолжать работу по развитию социальной медиации, созданию таких рабочих групп. Надеюсь реализовать проект по обучению чиновников принципам медиации, то есть разрешения конфликтов с гражданами.

Если все это мы успеем сделать, это будет отличный результат. Если на эту должность придет другой человек, мы все равно будем помогать ему в реализации этих проектов. Потому что проекты социальной медиации настолько востребованы обществом, что не столь уж важно, кто их реализует. Важен результат.

Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...