Лесам Курганской области добавят огня? Глава Рослесхоза получил «черную метку» Генпрокуратуры за провалы зауральских чиновников

Лесные пожары
О причинах бедственной ситуации и рисках для населения – в материале УралПолит.Ru.
Фото: aviales.ru

Курганская область – наиболее депрессивный регион Уральского федерального округа – столкнулся с очередной проблемой, для решения которой, по всей вероятности, нет ни средств, ни кадров. В пожароопасный сезон Зауралье вступило фактически неготовым. Этот факт был вынужден признать глава Рослесхоза Сергей Аноприенко, который вскоре получил представление от Генеральной прокуратуры за провалы подчиненных на местах. О причинах бедственной ситуации и рисках для населения – в материале УралПолит.Ru.

Пожары грозят половине региона

Положение, которое в Рослесхозе охарактеризовали как «недостаточную готовность», грозит региону серьезными последствиями. Так, согласно оперативному прогнозу лесопожарной обстановки ГУ МЧС по Курганской области на 3 июня, 2-й класс опасности наблюдается в 9 муниципалитетах: Шадринске, Белозерском, Каргапольском, Петуховском, Половинском, Шадринском, Шатровском, Шумихинском и Щучанском районах.

При 2-м классе пожарной опасности возникает вероятность низовых пожаров во время всего сезона, а в местах с наличием древостоя – и грозящих наиболее тяжелыми последствиями верховых. Чаще всего они возникают в хвойных молодняках, а также на участках сплошных рубок. Стоит отметить, в прогнозах МЧС указаны и другие неблагоприятные факторы, подчеркивающие длительный характер угрозы.

«На территории Курганской области прогнозируется накопление пожарной опасности в лесном фонде. Не исключается вероятность регистрации термических аномалий (термоточек). Возможны переходы трансграничных пожаров и задымления территорий, в том числе, с территории республики Казахстан», – следует из ведомственной информации.

Стоит отметить, что нынешнее лето в Зауралье, исходя из наблюдений и прогнозов синоптиков, будет жарким, что предполагает повышенную готовность к возможным возгораниям и оперативному реагированию. Регион при этом обладает серьезным негативным бэкграундом, связанным с уничтожением лесфонда. В 2019 году общая сумма ущерба от пожаров и расходов на их тушение в УрФО составила, по данным Департамента лесного хозяйства федерального округа 1,5 млрд рублей, при этом большая часть – свыше 676 млн – пришлась на Курганскую область.

Зауралье не обладает такими запасами леса, как ХМАО, Тюменская или Свердловская области, однако именно здесь сложилась наиболее печальная картина. Регион оказался аутсайдером не только по финансовому объему ущерба, но и по площади выгоревших лесов. За пожароопасный период 2019 года в курганских муниципалитетах было зафиксировано 262 пожара на площади 25,6 тыс. гектаров. Для сравнения – вторым по объему ущерба регионом в УрФО оказалась Челябинская область, однако на Южном Урале он оказался заметно ниже – около 480 млн рублей.

«Чиновники пишут друг другу письма, и ничего не делают сами»

Губернатор Курганской области Вадим Шумков, регулярно ссылающийся на недостаток средств практически во всех сферах жизнедеятельности, возложил ответственность за бедствие на подчиненных, на одном из заседаний комиссии по предупреждению и ликвидации ЧС обвинив чиновников в «низком уровне эффективности и координации, отсутствии дисциплины и активности, а также бездеятельности и халатности». 

«Ответственные лица предпочитают писать друг другу письма, не предпринимая ничего сами», – констатировал глава Зауралья.

На этом фоне в Зауралье пришлось вводить режим ЧС, а по фактам возгораний в лесфонде было возбуждено более полутора десятков уголовных дел, а компенсации пострадавшим от пожаров жителям выплачивались с серьезными задержками. В «жертву» в итоге решили принести главу Управления защиты населения от ЧС и обеспечения пожарной безопасности Сергея Кетова, которому пришлось покинуть свое кресло. Ранее Шумков даже выгонял Кетова из зала во время одного из докладов, который был признан неудовлетворительным.

Новый пожароопасный сезон встретили уголовными делами

Но и новый сезон на текущий момент не выглядит обнадеживающе. В начале апреля федеральный Рослесхоз после проведенного анализа выступил с прогнозом, согласно которому риск возникновения чрезвычайных ситуаций повышен в нескольких регионах УрФО – Тюменской, Челябинской и Курганской областях. В середине того же месяца довести готовность субъектов РФ к оперативным мерам реагирования до максимума потребовала и вице-премьер Виктория Абрамченко.

Однако уже вскоре в Зауралье были возбуждены сразу несколько уголовных дел по статье «Уничтожение или повреждение лесных насаждений». Лесфонд горел в Кетовском и Притобольном районах, а ущерб составил миллионы рублей. Сотрудники МЧС в результате массовых рейдов выяснили, что несмотря на режим самоизоляции в период коронавирусной пандемии, население «потянулось в леса». В итоге к середине мая число составленных протоколов за сжигание сухой растительности, замусоренную территорию и иные нарушения превысило шесть сотен.

Тогда же Сергей Аноприенко прямо заявил, что Зауралье осталось «единственным регионом в стране с неполной готовностью к пожароопасному периоду». Еще 26 субъектов Российской Федерации, к которым ведомство ранее предъявляло претензии, успели ликвидировать критические недостатки.

Впрочем, даже указания на неготовность Зауралья к пожароопасному сезону не спасло руководителя Федерального агентства лесного хозяйства от представления Генпрокуратуры в конце мая. Наряду с Хакасией, Бурятией, Иркутской областью и Красноярским краем в Курганской области были зафиксированы факты ненадлежащего мониторинга возгораний в лесах. Помимо этого, прокуроры отметили и недостаток ресурсов для тушения пожаров.

Следует отметить, что региональная природоохранная прокуратура также отреагировала на провальную подготовку к пожароопасному сезону вкупе с неутешительными итогами 2019 года. В конце февраля начальник Управления лесного хозяйства получил предостережение от надзорного органа. Примечательно, что на официальном сайте органов власти в качестве руководителя учреждения по сей день фигурирует Николай Утюпин, хотя этот пост еще с прошлого года занимает Владислав Третьяков.

В настоящее время управление, как и в целом Департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области готовится к оргштатным мероприятиям, и, возможно, это обстоятельство не дает чиновникам не только подготовиться к напряженному периоду, но и даже внести изменения на собственном сайте. Сам Владислав Третьяков, узнав о предмете предстоящего диалога, предпочел отказаться от беседы.

«У нас такая политика, мы по телефону не комментируем. Пришлите официальный запрос, мы на него ответим», – лаконично отреагировал управленец на просьбу рассказать о причинах провалов в подготовке и мерах, принимаемых по исправлению ситуации.

Кризис приобрел системный характер

Другие собеседники Уралполит.Ru, напротив, поделились своими суждениями относительно причин неполной готовности Зауралья к пожароопасному периоду. Эколог, эксперт «Российского экологического общества» и Агентства стратегических инициатив Сергей Завьялов расширяет горизонты проблемы.

«Проблема системная. Лесфонд – это миллионы кубометров древесины, высоколиквидный товар, пользующийся хорошим спросом на рынках Казахстана, Средней Азии и Китая. Но государство отчего-то решило сбросить его со своего баланса. Здоровой логике это не поддается, зато считается нормальным, когда частные лица прибирают лес к рукам в ущерб интересам страны и населения. Система выстроена таким образом, что госорган как бы наблюдает за происходящим в лесах, а все мероприятия выполняют арендаторы. Они пилят и продают, получают доход, а у государства на это нет денег. У арендаторов одна задача – прибыль. Хотя, казалось бы, если государство само этим занимается, появляются деньги и на мониторинг, и на охрану и другие мероприятия. Но этого не происходит», – отмечает собеседник издания.

Эколог обращает внимание, что лесная отрасль требует серьезного управления, а в советские времена существовала выстроенная система, в рамках которой леспромхозы зарабатывали серьезные деньги, а весь лесфонд находился на строгом учете. Сейчас же «хлебные карточки» розданы предпринимателям, большинство из которых преследуют лишь сиюминутную выгоду и не стремятся заниматься ни лесовосстановлением, ни защитой его от возгораний.

«Зачем, если участок могут забрать через три года? Что разрешили пилить – он пилит, что не разрешили, жжет. А нехватка денег на лесоохрану в Курганской области неудивительна. Там много на что денег не хватает. И исправить эту ситуацию, на мой взгляд, можно только, если забрать весь лес у арендаторов, наладить охрану и восстановление, и продавать, получая доход в бюджет», – предлагает Сергей Завьялов, указывая, что в этом случае число пожаров резко снизится.

Нет ни денег, ни квалифицированных кадров

Пока же вопрос финансирования мероприятий по защите лесфонда, а также населения от последствий связанных с пожарами ЧС остается одним из ключевых. Если углубиться в изучение бюджетных документов Зауралья, можно обнаружить, что выделение средств на эту сферу имеет выраженную тенденцию к сокращению.

В частности, подпрограмма подпрограмма «Пожарная безопасность Курганской области» в 2018 году была профинансирована на 126,6 млн рублей, в 2019 – на 116,5 млн , в текущем на нее планируется выделить 104,6 млн и столько же в 2021-2022 годах. Подпрограмма «Обеспечение формирования и содержания резерва материальных ресурсов для ликвидации чрезвычайных ситуаций межмуниципального и регионального характера на территории Курганской области» получает только по 0,8 млн рублей.

В целом же госпрограмма «Защита населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, обеспечение пожарной безопасности и безопасности людей на водных объектах», целью которой является повышение уровня защиты населения Зауралья от чрезвычайных ситуаций и пожаров в 2018 году была профинансирована на 250,3 млн, в прошлом уже на 222,4 млн, а на период с 2020 по 2022 год предполагается выделение лишь 207,7 млн рублей ежегодно. При этом нет гарантий, что эта статья расходов не будет секвестирована из-за необходимости ликвидации последствий пандемии COVID-19.

С мнением Сергея Завьялова во многом солидарен и ректор Уральского государственного лесотехнического университета (УГЛТУ) Евгений Платонов. По мнению главы Лестеха, наиболее серьезную проблему представляет минимизация финансирования лесоохранных и противопожарных мероприятий.

«Это многофакторный вопрос. Не хватает многого. Прежде всего, это, конечно, финансирование, исходя из объемов лесного фонда, его посещаемости, загрузки и использования. На основе этих средств можно проводить мероприятия, предусмотренные планом лесных мероприятий – минеральные полосы, противопожарные разрывы, пожарные водоемы, пожарно-химические станции различных типов, их количество и оснащенность, авиационный мониторинг, причем в идеале с опережающим графиком. Это целый комплекс. А при остаточном финансировании десятилетиями апробированные мероприятия просто не проводятся. А когда наступает ЧС, что интересно, деньги находятся. Но мы тратим гораздо больше ресурсов, чем могло бы быть при превентивном подходе. Это серьезная ошибка, и скупой платит дважды», - полагает глава отраслевого вуза.

Евгений Платонов также отмечает, что порядка 90% лесного фонда Зауралья находится в руках арендаторов, которые должны нести затраты по его защите, и которые, как было указано выше, заинтересованы лишь в получении прибыли. Чиновники тем временем, главным образом, сосредоточены на бюрократической работе, а вкупе с недостатком инспекторов и иных ресурсов это приводит к тяжелым последствиям. «Здесь сложно винить лесников. Они имеют только то, что им предоставили. Исходят из своего бюджета, а он минимальный. Две шкуры с одной овцы не содрать», – констатирует Евгений Платонов.

Пока курганские чиновники предпочитают отмалчиваться, о проблемах сохранности лесов в пожароопасный период говорят и в Госдуме РФ. Представитель Курганской области в федеральном законодательном органе Александр Ильтяков в беседе с изданием был довольно резок в оценках происходящего.

«Это обычная расхлябанность и разнузданность. Люди приходят на должности получать заработную плату, а не трудиться. Считаю, что именно с этим фактором в основном все и связано. Я наблюдаю за работой губернатора, Шумкову нелегко. Я вижу, что он на самом деле стремиться вникать во все процессы, на связи постоянно. Но кадровый голод делает свое дело. Люди приходят, чтобы сидеть и просто получать деньги и почивать на лаврах, а также сетовать, что в соседних регионах «получают больше». Человеческий фактор считаю основным. Есть и еще один, который, не исключаю, играл значительную роль до недавнего времени. Это специальные поджоги в лесных хозяйствах, коррумпированных с чиновниками. Но нельзя записывать в «плохиши» всю Курганскую область», – отмечает парламентарий.

Как бы то ни было, на сегодняшний момент Зауралье рискует побить прошлогодний антирекорд по ущербу от лесных пожаров. Во всяком случае, никаких гарантий, что этого удастся избежать, собеседники издания дать не могут.

УралПолит.Ru продолжит следить за ситуацией.

Автор: Александр Филиппов

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...