«Людей бы забили насмерть». Юристы про резонансную стрельбу в Екатеринбурге

Постаравшись абстрагироваться от вопроса, кто прав, кто виноват, «УралПолит.Ru» обсудил инцидент с московскими и уральскими юристами

>

Участники разборки со стрельбой и двумя трупами в цыганском поселке Екатеринбурга – «стрелки» Олег Шишов и Александр Дутов выпущены под подписку о невыезде. СКР возбудил уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух лиц) и ч. 1 ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия). История «защищающих домашний очаг» от толпы нападавших в очередной раз заставила задуматься – каковы пределы допустимой самообороны в России? Постаравшись абстрагироваться от вопроса, кто прав, кто виноват, «УралПолит.Ru» обсудил это с московскими и уральскими юристами.

Расследованием обстоятельств преступления занимается первый отдел по расследованию особо важных дел СКР по Свердловской области. По данным следствия, инцидент с применением огнестрельного оружия произошел 3 сентября около 17 часов в частном секторе у дома по улице Депутатская в Ленинском районе Екатеринбурга. Результат – девять пострадавших (возраст от 17 до 34 лет) были доставлены в различные больницы. Двое пострадавших (возраст 27 и 18 лет) – Павел Басаргин и Кирилл Штриплинг скончались. По некоторым данным, оба хорошо владели приемами рукопашного боя и были задействованы приехавшими в поселок специально для силовой поддержки. Очевидно, эти «боевики» находились в первых рядах, потому и получили несовместимые с жизнью ранения.

В свою очередь стрелки – 38-летний (считается, что он бизнесмен) Олег Шишов и Александр Дутов утром 5 сентября самостоятельно явились в ГУ МВД по Свердловской области. Они намерены подать заявление с требованием возбудить уголовное дело в отношении нападавших. Мужчин сопровождал адвокат Дмитрий Душкин, некоторые соседи по дому и журналисты, причем у Ширшова при себе был карабин, из которого велась стрельба. Во второй половине дня 5 сентября обоих отпустили под подписку о невыезде.

Как сообщил «УралПолит.Ru» пресс-секретарь СУ СКР по Свердловской области Александр Шульга, на основе собранных доказательств, среди которых есть видеозаписи камер наблюдения и показания свидетелей, рассматриваются две версии произошедшего. «Это ранее озвученная версия о совершении убийства и покушения на убийство в результате межличностного конфликта стрелявшего лица и некоторых пострадавших, и равноправная ей версия о необходимой обороне со стороны лиц, к которым на нескольких автомашинах приезжали граждане, впоследствии пострадавшие в результате инцидента», – пояснил собеседник агентства.

На момент написания материала адвокат стрелков Дмитрий Душкин был недоступен для комментариев. В настоящее время его мобильный телефон выключен.

Мнения специалистов по уголовному праву разделились. Одни юристы считают, что Шишов и Дутов имели право на самооборону, другие смотрят на корни этой истории шире. В частности, они возлагают ответственность за случившееся на правоохранительные структуры и представителей муниципальной (в том числе районной власти – прим.ред.). По мнению ряда экспертов, силовики и служащие в течение определенного времени бездействовали, хорошо зная криминальную предрасположенность так называемого «цыганского поселка» Екатеринбурга.

Известный екатеринбургский адвокат Сергей Колосовский уверен, что в рамках этого дела следует говорить о необходимой обороне со стороны лиц, к которым на нескольких машинах приезжали граждане, угрожая их жизни и жизням их близких родственников. «Тут правильно квалифицировать как самооборону. Каждый вправе защищать себя и других, причем необязательно родных в случае угрозы жизням. Причем лицо не несет ответственность за превышение самообороны, если не могло оценить степень опасности», – заявил адвокат.

По мнению Колосовского, в данной ситуации налицо оба фактора: «Сначала толпа из пяти человек ломала ворота и угрожала бросить в окно гранату. Поэтому у человека были все права и основания выйти к ним с оружием в руках. Затем их начали избивать, а после первого выстрела из толпы уже невозможно было оценить степень опасности. Как следует из

38 статья УК РФ – для обороняющихся нападение стало настолько внезапным, что человек уже не мог его адекватно оценить. Людей бы реально забили насмерть и никто бы это не заметил».

Юрист напоминает, что погибшие Басаргин и Штриплинг были «рукопашниками». «Это свидетельствует о том, что их обоих зачем-то не только притащили на разборку, но и поставили в первые ряды нападавших. В общем, обстоятельства указывают на то, что мирного развития событий быть не могло. Прирезали бы всех – и хозяина, и его семью», – сделал предположение Сергей Колосовский.

Он полагает, что первый выстрел прозвучал со стороны нападавших. «Если бы они начали стрелять, то никакого ранения не было. У обоих головы разбиты, у другого штаны прострелены. Те подъехали, стали угрожать взрывом. Времени думать и вызывать полицию и не было – их прижали к забору и начали бы убивать». Колосовский добавил, что в силу сильной загрузки не сможет принять участие в этом деле, в противном случае подключился бы к защите Шишова и Дутова.

Между тем председатель правления НП «Республиканское юридическое общество» Александр Хаминский (Москва) полагает, что применительно к случаю в Екатеринбурге говорить о таком узком вопросе, как пределы допустимой самообороны будет неправильно.

«Дело в том, что мы уже не первый раз становимся свидетелями конфликтов, которые происходят вне зависимости от географии – в России, либо в Европе. «Это ситуации, когда имеют место быть какие-то локальные территории, которые практически оказываются вне надзора силовых и местных органов. В данном случае так называемый цыганский поселок в Екатеринбурге не просто так был назван. Если мы посмотрим события последних двух недель, когда большой шум был поднят относительно женского обрезания в районах Дагестана. Или посмотрим на подобный этому конфликт в Одесской области, где компактно проживающие цыгане, русские и украинцы стали участниками конфликта после убийства 9-летней девочки. Таких примеров много. Полагаю, что это случается тогда, когда ответственные органы правопорядка и власти не исполняют должным образом свои обязанности», – заявил Хаминский.

Тоже самое, по его мнению, случилось в Екатеринбурге 3 сентября: «Ведь и полиция, и муниципальная власть прекрасно знают этот район, осознают взрывоопасность ситуации там, но никто из них не предотвратил такого развития событий».

Хаминский считает, что в зависимости от того, чья версия будет взята в качестве основной, будут квалифицированы действия участников. «Имела здесь место необходимая самооборона или иные действий, которые повлекут совсем другой состав преступления. Следствию предстоит установить, кто из участников первым перешел грань. На мой взгляд вопросы тут простые – исполнение гражданами своих обязанностей в части соблюдения закона и отделяющей человека от преступника», – делает вывод юрист.

Однако эксперт подчеркивает, что обязательно нужно дать оценку психического состояния участников этого конфликта. «Без этого мы не определим то, кто оборонялся, а кто нападал. Если докажут, что оборонялись стрелки и была угроза жизни их близких, тогда будет самооборона. При этом важна оценка адекватности их действий по отношению к степени опасности. Очень бы хотелось, чтобы уголовное право, которое не должно строиться на сослагательном наклонении, разобралось в этом. На мой взгляд, органы внутренних дел формально считаются независимыми от власти, но на деле они сильно зависят от властей. Здесь надо проводить беспристрастное следствие. Должны быть даны оценки не только действиям участников конфликта, но также бездействию госорганов, которое возможно привело к этой ситуации и создало условия для совершения этого преступления.

Юрист Кирилл Чернявский в разговоре с обозревателем «УралПолит.Ru» заметил, что не видел материалы уголовного дела, но уверен – его исход во многом будет зависеть оттого, какое оружие применили стрелки. «Ведь боевые пистолеты в России запрещены, а от применения травматического оружия может не быть толку. Я вел несколько дел по угрозам жизни и здоровью и знаю, что полиция крайне неохотно реагирует на такие угрозы и чаще всего ничего не предпринимает, когда туда обращаются до тех или иных событий. Такие дела спускаются на тормозах и люди вынуждены идти на такие меры от безысходности. Иногда они просто не могут получить внятной реакции от силовиков. Особенно, если это происходит не в столице. Сложно сказать, как регулировать ситуацию в Екатеринбурге. Ведь делать предупредительный выстрел в воздух порой просто нет времени... Следствию надо будет смотреть, почему такая ситуация сложилась – были ли сигналы со стороны этой семьи, были ли какие-то разбирательства. Шерше ля фам – «ищите женщину», как говорится. Уверяю, все это можно было предотвратить, вызвав кого-то из участников вероятного конфликта в правоохранительные органы для профилактической беседы», – заключил собеседник агентства.

«При этом специалисты обращают внимание на то, что общественности представлена только позиция одной стороны конфликта – стрелка Олега Шишова. «От этого будем и отталкиваться. Итак, судя по всему, установлено и никем не оспаривается тот факт, что к дому Олега приехало несколько машин, назовем их, атакующими. Как я понимаю, минимум некоторая часть из них была вооружена – есть следы от огнестрельного оружия как на месте, где держал оборону Олег с товарищами, так и раны на теле Олега и его друзей. От оружия какого типа были получены эти травмы, вопрос отдельный – это установит следствие. Также, полагаю, стоит считать за факт, что нападавшие – радикально превосходили числом обороняющихся, плюс нельзя забывать о том, что Шишов находился в своем доме, что, на мой взгляд, перекликается с избитой темой доктрины: «Мой дом – моя крепость. При этом на Олеге и его товарище присутствуют следы, как минимум, побоев. То есть пришлые били людей в их же доме», – заметил юрист, владелец гражданского оружия Андрей Виленский.

По его словам, пленум Верховного суда однозначно указал на решение таких ситуаций на практике. «Атаковавшие стрелка – и травмы, которые мы видим на видео – несомненно наносились в жизненно важные органы – голову. Также, необходимо учитывать направление и характер ранений погибших и раненых. Из известных источников – ранения причинены в грудь, то есть нельзя говорить о том, что стреляли в тех, кто убегал или уже окончил попытки преступного посягательства. Более того, как я понимаю, одно из ранений нанесено в упор, в момент, когда шла борьба за оружие, которое правомерно и легально принадлежало оборонявшемуся. Соответственно, выстрел был произведен в момент преступного посягательства если не на жизнь, то как минимум на незаконное завладение оружием, принадлежавшим оборонявшейся стороне», – делает вывод собеседник «УралПолит.Ru».

На этом основании господин Виленский делает вывод, что посягательство в момент нахождения оборонявшихся в состоянии необходимой обороны продолжалось, было – реальным и представляло угрозу для жизни и здоровья, что является необходимой обороной в силу 37 УК, а также разъяснения Пленума ВС.

«Считаю, что действия со стороны оборонявшихся были правильными и верными. В момент начала преступного посягательства на жизнь, здоровье и/или имущество было очевидно, для нападавших, что их оппоненты вооружены и готовы защищать свою жизнь и здоровье. Никаких попыток перевести конфликт в правовое русло со стороны атаковавших на данный момент – неизвестны. Как следует из буквы закона – возможно обороняться любым способом, даже с помощью оружия, имеющегося и хранящегося – незаконно. Незаконное хранение нарезного оружия – образует самостоятельный состав статьи 222, однако, сам по себе факт незаконного хранения оружия – не образует автоматически состав, препятствующий необходимой обороне. Кроме того, из имеющихся данных – есть основания считать, что оружие, использовавшееся при необходимой обороне – было приобретено и хранилось на законных основаниях и могло быть использовано при защите своей жизни, здоровья или имущества», – добавил юрист.

Справка «УралПолит.Ru»:

Статья 37 УК РФ «Необходимая оборона»:

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.(часть вторая.1 введена Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.(часть третья в ред. Федерального закона от 27.07.2006 N 153-ФЗ).

В тексте использованы фото СУ СК по Свердловской области


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Версия для печати:

Новости партнеров

comments powered by HyperComments