Безбашенный город: почему екатеринбуржцы не смогли спасти свой неофициальный символ

Самым впечатляющим зрелищем для екатеринбуржцев в 2018 году стал снос недостроенной телебашни. Рассказываем, как город боролся с УГМК и проиграл.

Недостроенная телебашня Екатеринбурга получила от города должное внимание только тогда, когда ее решили снести. Вопрос об уничтожении долгостроя был для столицы Урала крайне болезненным и расколол город на два лагеря: одни хотели снести телебашню, другие настаивали, что ее нужно сохранить и достроить. Как бы там ни было, вышка была снесена. О том, как это происходило и что на руинах происходит теперь, читайте в материале «УралПолит.Ru».

Символ бесхозяйственности

Телебашню начали строить в 1986 году, по задумкам она должна была обеспечить телерадиосигналом всю Свердловскую область. Через несколько лет в центре уральской столицы должна была появиться 371-метровая вышка, вид на которую с центральной улицы напоминал бы монумент Вашингтона в США. Поначалу строительство шло бодро: до 1989 года успели построить 231-метровый ствол и уже начали закладывать основание «каменного цветка» на верхушке, когда финансирование прекратилось.

Такой башня стала бы, если бы ее достроили до конца

С тех пор башня так и осталась возвышаться над городом в недостроенном виде. Ее никто не охранял, поэтому она стала любимым местом у молодежи и разного рода экстремалов, которые раз за разом покоряли недостроенную высотку: скалолазы, парашютисты и бейсджамперы. Нередко туда залезали люди без специальной подготовки и психически неуравновешенные. Известно минимум о трех случаях самоубийств, но неофициальные цифры гораздо выше: около 40 несчастных случаев и самоубийств. За это местные прозвали недострой «башней смерти».

"Вашингтонский" вид на башню с улицы Ленина

Башню можно было спасти

Годы шли, вышка переходила от одного владельца в другому, неотвратимо устаревая в архитектурном и техническом плане. В 2007 году объект хотели достроить, но кризис 2008 года положил этим планам конец, а после кризиса эксперты вовсе поставили на башне крест: проще возвести новую вышку, чем восстановить старую по назначению. В 2012 году председатель правительства Дмитрий Медведев распорядился исключить вышку из перечня федеральных стратегических объектов и передать в собственность Свердловской области.

К тому времени стало уже окончательно ясно, что башня никогда не будет использоваться по назначению: в связи с переходом с аналогового вещания на цифровое объект такой высоты для передачи сигнала был не нужен. Башню решили приспособить под что-то еще, поэтому правительство объявило конкурс на проект по ее реконструкции. Из 73 проектов одобрили 10 лучших. Башня могла стать научно-просветительским центром, архитектурным объектом «Грин Хилл Парк» и «Звездой Урала» с парящими кольцами. Также предлагалось сделать из нее необычной формы православный храм. В итоге победителем стал Green Hill Park: проект предполагал строительство ЗАГСа на верхушке башни, аттракционов, кинотеатров и выставочных площадок. 

Такой могла стать башня, если бы проект «Грин Хилл Парк» был реализован

Но на этапе поиска инвестора для реализации проекта все и закончилось: спонсор так и не нашелся. В 2016 году башню законсервировали, а после приватизировали. Новыми владельцами стали правительство региона и Уральская горно-металлургическая компания (УГМК): стоимость земельного участка и самой башни оценили в 1 млрд 242 млн рублей. Оценив состояние башни (47 % готовности и 24,6 % изношенности), эксперты поняли, что проще его снести.

Получив недостроенную телебашню, УГМК приняла решение снести объект и возвести на этом месте ледовую арену на 15 тысяч зрителей. Поначалу генеральный директор УГМК Андрей Козицын заявлял, что башню взрывать не будут, но в центре города недострой точно не останется. Уничтожить объект планировалось к Чемпионату мира по футболу в 2018 году, гостей которого принимал в том числе и Екатеринбург.

«Там от телебашни нет ничего. Ведь это центр города, кошмар, что там вокруг. Трубу будем сносить. Взрывать не будем. Это сложный проект в том плане, что башня по габаритам небольшая. Как только будет готов проект, мы начнем ее убирать. Если получится, постараемся убрать до Чемпионата мира в 2018 году», – заявлял тогда Козицын.

Город против медного гиганта

Известие о том, что привычный глазу «гвоздь» собираются снести, вызвало бурю эмоций у екатеринбуржцев и буквально раскололо город на два лагеря: сторонников башни и ее противников. Многие горожане даже не помнили город без этого объекта: он был негласным символом, хотя власть на этот счет придерживалась другого мнения – губернатор Евгений Куйвашев заявил, что если башня и является символом, то символом бесхозяйственности. На стороне защитников телебашни выступали известные архитекторы, творческая интеллигенция города, оппозиционные политики, урбанисты, а также эксперты-взрывотехники. Последние утверждали, что взрыв вышки может спровоцировать обрушение метро, разрушение ближайших зданий, и вообще это небезопасно.

Защитники телебашни запустили в сети хэштег #МояБашня и публиковали под ним посты, посвященные главному недострою города. На поверхности бетонного столба устраивались настоящие световые шоу: в темное время суток там появлялись надписи «Я живая», «Моя башня» и другие. Тем временем стало известно, что башню все-таки взорвут: этим займется нанятая УГМК компания «Работы взрывные специальные».

Первый митинг в поддержку башни состоялся 10 февраля около КРК «Уралец». Участники приняли резолюцию против сноса, а потом прогулялись до недостроя и запустили в небо голубые шары с надписью «Башня, мы тебя любим!». Митинг организовал депутат гордумы от КПРФ Эдуард Мансуров при поддержке главы обкома партии, депутата свердловского заксобрания Александра Ивачева.

Телебашня объединила представителей старшего и молодого поколения

Накануне сноса уральцы также собирались вокруг башни, чтобы ее обнять. Этот трюк они уже проворачивали, чтобы выступить против строительства православного храма в акватории городского пруда, поэтому такой метод протеста в Екатеринбурге можно считать практически традицией. Это не помогало, и вскоре появилась точная дата сноса – 24 марта. Башню одели в «черный саван» – обернули специальной тканью, чтобы осколки от взрыва не разлетелись в разные стороны.

Последние дни телебашня провела в "черном саване"

Пока одни митинговали и запускали в небо воздушные шарики, другие пытались отстоять законное право башни оставаться на своем месте. Представитель общественной организации «Уральский хронотоп» Олег Букин обратился в управление Госохраны Свердловской области с просьбой признать телебашню памятником культурного наследия. Надежды на это практические не было, но активист надеялся оттянуть время, так как его заявление будет на рассмотрении 90 дней. Ответ пришел за три дня до сноса, оставив башню без «иммунитета». Признать ее памятником не получалось, так как ему не исполнилось 40 лет с момента строительства, а ее проект не уникален: такие телевышки есть в Таллине и Вильнюсе, а за основу взяты чертежи Останкинской телебашни. Эти факты превращали башню в обычный недострой.

Радикальные меры

За день до сноса шестеро молодых людей с походным снаряжением прорвались через кордоны выставленной по периметру башни охраны и прорвались внутрь. Они «захватили» башню и требовали остановить ее строительство, но ребятам помешало одно обстоятельство: убегая от охранников, они растеряли половину вещей, поэтому обеспечить себе выживание на 200-метровой высоте без палаток и горячих напитков не смогли. Внизу тем временем начался настоящих хаос: съехалась полиция и представители УГМК, а также уполномоченный по правам человека Татьяна Мерзлякова. 

Пока горожане увлеченно наблюдали за трансляцией, собравшиеся внизу уговаривали активистов спуститься вниз. Замерзнув окончательно, парни приняли решение прекратить акцию. Мерзлякова взяла их под свою опеку, обещая, что уголовного наказания не будет. В итоге всех «захватчиков» оштрафовали на 500 рублей за незаконное проникновение на охраняемую территорию. Активисты сообщили журналистам, что акция стоила того, а башню нужно отстоять. Вечером в тот же день екатеринбуржцы снова пришли обнимать башню.

Безбашенный город

Пока одни боролись против сноса башни, другие подбирали себе удачное место, чтобы посмотреть, как рухнет недострой. Авиаперевозчики зарегистрировали рекордный поток туристов в это время года, так как от желающих увидеть редкое и уникальное зрелище не было отбоя. Объекты такой высоты нигде в мире еще не сносили.

Люди приезжали посмотреть на снос из других городов

Ранним утром в субботу в центре города было так же людно, как в День города. Горожане толпились в районе цирка, оккупировали периметр улиц 8 Марта, Куйбышева, Декабристов и Белинского, а также забирались на крыши и небоскреб «Высоцкий», откуда открывался прекрасный вид на башню.

Врыв произошел в 9:13 по уральскому времени. Горожане услышали сирены, после чего прозвучал оглушительный хлопок, и телебашня начала складываться, как складной стаканчик. Потом недострой мягко рухнул на специальную «подушку», которую заранее приготовили для этих целей. Все прошло относительно гладко, хотя ожидалось, что будет два взрыва: основной и дополнительный. Второго взрыва не было, от башни остался пенек – развороченное основание с торчащей из нее арматурой. Наблюдать грустный «огрызок» пришлось до 27 апреля, пока рабочие не провели вторую, менее впечатляющую детонацию и не сравняли основание башни с землей.

Последствия и репутация УГМК

Еще до сноса репутация Уральской металлургической компании в глазах горожан пошатнулась: противники сноса придерживались мнения, что Козицын просто «купил» весь город и делает там что вздумается, не считаясь с мнением горожан. Также УГМК приписывают ролик о «40 погибших», в котором всех, кто выступал против сноса недостроя, обвиняли в их гибели.

После взрыва екатеринбуржцы заявили, что собираются объявить бойкот компании. Крупный поставщик техники – компания TD KurganServiceCenter LLC – поддержал эту идею и сообщил о намерении не вести переговоров с УГМК. В организации заявили, что «с варварами не работают». Действительно ли компания исполнила свои угрозы – неизвестно.

В самой же УГМК торжественно отметили событие тортом в виде недостроенной башни. Это вызвало негодование горожан еще и потому, что в тот же день произошла страшная трагедия в кемеровской «Зимней вишне». Медников обвинили в том, что они празднуют в такой грустный день.

В недавнем интервью порталу Е1 Андрей Козицын высказал позицию компании на этот счет, расставив все точки над i:

«Там стоял большой недострой 30 лет. Вокруг – помойка. И это всех почему-то устраивает. У которых боль, у которых еще чего-то. Просто по-мой-ка. Бомжатник. В центре города, которому через пять лет будет 300 лет! Да, теперь арена будет. Это будет центр притяжения, и не только для хоккея. <...> Если говорить профессионально, то с ней (с башней) уже ничего нельзя было сделать. Нормы изменились. Никакой пожарный не примет ее сегодня ни за что. Потому что в башне такой высоты нужно четыре лифта. А где их там сделать? Негде! Говорят, можно лифты снаружи. Ну, здорово, можно. Но мы, во-первых, не в Париже. Во-вторых, у нас зима полгода. Из этой трубы в 2018 году сделать ничего нельзя было по формальным признакам. Чтобы никто не строил никаких иллюзий! По закону ничего нельзя сделать, кто бы чего там ни рассказывал, у кого бы что там ни болело. Вот и все».

УГМК-Арена теперь будет выглядеть так

Теперь на площадке не осталось и следа от старой телебашни, словно ее никогда там и не было. На этом месте будет строиться «УГМК-арена», внешний вид которой слегка преобразился и стал более «медным». Компания разрабатывает проект благоустройства не только ледовой арены, но и в целом квартала улиц 8 Марта – Куйбышева – Розы Люксембург – Декабристов. 

Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...