​«Спорить с государством довольно опасно». Как уральский олигарх из списка Forbes Игорь Алтушкин объявил войну «Росгеологии»

РМК Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

Русская медная компания (РМК), принадлежащая уральскому миллиардеру из списка Forbes Игорю Алтушкину, обратилась в Верховный суд РФ с иском к Министерству природных ресурсов и экологии страны. Поводом для разбирательства стал приказ ведомства о порядке распределения недр – компания не смогла получить заинтересовавшие ее участки в Красноярском крае. Они отошли ее партнеру – «Росгеологии». О том, сможет ли РМК лишить ее преимущества и может министр природных ресурсов Александр Козлов договориться с крупнейшим игроком в металлургической отрасли – в материале УралПолит.Ru.

Первое слушание по иску Русской медной компании к Минприроды состоится 9 декабря. Уральские металлурги просят признать недействительным седьмой пункт пятой главы порядка рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для геологического изучения, исключая участки федерального и местного значения. Документ утвержден приказом №583 ведомства. В частности, в этом пункте речь идет о причинах отказа в передаче земли. Так, поводом для желания РМК изменить уже существующий документ стала «борьба» за участки в Красноярском крае с «Росгеологией».

Как пояснили УралПолит.Ru в пресс-службе Русской медной компании, «Центрсибнедра» отказались включать интересующие холдинг участки недр в Красноярском крае в перечень для проведения аукциона, но при этом удовлетворили заявки «Росгеологии» о предоставлении этих же участков в рамках бесплатной процедуры. Отказ основан на нормах порядка №583, которые предусматривают преимущественное положение геологической компании в сфере недропользования.

«Считаем, что подобное регулирование ограничивает конкуренцию. По этой причине компания решила обжаловать порядок №583 в Верховный суд РФ. Компания последовательно выступает за то, что порядок предоставления участков недр должен быть единым, а возможности юридических лиц в получении лицензий – равными, без каких-либо исключений. Это прямо предусматривает закон о недрах», – уточнили в пресс-службе РМК.

Там также обратили внимание на то, что в иске металлурги просят отменить действие приказа с момента его принятия – с ноября 2016 года. Если иск будет удовлетворен, то пересмотру могут подвергнуть все сделки с лицензиями, совершенные на основании отмененного приказа.

Мнения о том, что получение «Росгеологией» участков недр по заявительному принципу ограничивает конкуренцию, придерживаются и в Минприроды, которое еще в прошлом году заявляло о необходимости изменения порядка рассмотрения заявок.

Иными словами, «Росгеология», учредителем которой является Росимущество, по заявительному принципу получает участки бесплатно и проводит геологоразведку за счет бюджетных средств. К тому же правительственная компания является единственным исполнителем таких государственных контрактов. Все это дает ей преимущество и мешает конкуренции. Однако «Росгеология» в корне с этим не согласна. Ограничения заявительного принципа приведет к тому, что появятся десятки невостребованных объектов, произойдет сужение возможностей юниорного бизнеса, а также недропользователи не смогут зайти на ресурсные резерваты, пишет «Коммерсант».

Впрочем, в 2019 году РМК уже «обыграла» «Росгеологию». Тогда уральские металлурги с предложением в 8,5 млрд получили по результатам аукциона Понийский золотомедный участок. Первоначально геологический холдинг провел на нем поисковые работы за полмиллиарда бюджетных рублей, но в продолжении разведки было отказано по решению Роснедр. «Росгеология» безуспешно пыталась обжаловать отказ в суде. Причиной для этого стала заявка компании «Полюс», которую судья посчитал приоритетной. Тем не менее в торгах победила «Амур Минералс» РМК, указывает «Вестник золотопромышленника».

По мнению промышленного эксперта Леонида Хазанова, если РМК добьется отмены конкурса по конкретному участку недр, то не факт, что в будущем она сможет получить еще какие-то объекты в пользование, обойдя «Росгеологию», так как «медный холдинг», по всей видимости, намерен расширять собственную минерально-сырьевую базу и ей нужно вести исследования на перспективных площадях, не дожидаясь пока «Росгеология» что-либо обнаружит. Поэтому она и добивается кардинальных правок в нормативно-правовой документ, регламентирующий порядок предоставления участков недр для геологического изучения.

«Вполне вероятно, что Верховный суд примет решение в пользу РМК, так как чрезмерное сосредоточение поисковых и разведочных лицензий в руках «Росгеологии» может расцениваться как противоречащее антимонопольному законодательству. В то же время Минприроды на основании его решения может пойти на изменение порядка, чтобы избежать подобных разбирательств в будущем», – подчеркнул эксперт.

Он также заметил, что продажа же лицензий на геологическое изучение недр с одной стороны, действительно, может сделать процесс их передачи недропользователям прозрачнее, с другой – отсечь от него компаний с небольшими доходами.

При этом, по данным источника УралПолит.Ru в металлургической отрасли, поводом для иска и отмены определенных положений порядка распределения участков могут быть свои интересы. Например, какие-то непреодолимые противоречия с «Росгеологией», в том числе межличностные. Еще один возможный вариант причины иска – амбиции Русской медной компании. Иными словами, металлурги видят на красноярских участках какие-то перспективы с точки зрения обнаружения меди. Однако не исключается и вариант с лоббированием интересов нескольких металлургических компаний.

«Они могли договориться с кем-то из других участников, мол, мы вот тут начнем, а вы нас потом поддержите. Думаю, что УГМК может участвовать, потому что у нее и РМК есть совместный проект. К тому же, той же РМК тяжело самой все разведывать, а у УГМК есть кадры. Но может быть и кто-то мелкий, кто-то скрытый, например, китайцы, которые выступают как потенциальный потребитель РМК», – отметил источник УралПолит.Ru.

Однако аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев пояснил, что если РМК пытается добиться прозрачности конкуренции, то в этом они могут быть правы. При этом любой такой иск может быть направлен на защиту чьих-то интересов или получении конкурентного преимущества, что при желании можно назвать лоббированием, даже если все честно.

«Я полагаю, у них есть перспективы. Но надо иметь ввиду, пока у нас в стране не будет полноценной конкуренции и прозрачных тендеров, мы никогда не добьемся высокой эффективности, в том числе при использовании наших недр. Потому что если это полноценный тендер, тогда можно найти наиболее эффективного подрядчика, который будет работать с наименьшими затратами и с наилучшими результатами. Если это распределение между своими, то нужно быть готовыми к тому, что половина денег уйдет как вода в песок, это огромная коррупционная емкость. Нам остро необходима здоровая конкурентная среда», – уточнил Алексей Коренев.

Эксперт подчеркнул, без конкуренции надеяться на то, что экономика будет эффективной, не приходится. Из-за «междусобойчика» можно забыть про высокую оплату труда, про высокую добавленную стоимость, про эффективное использование недр. Пока нет конкуренции в страну не будут приходить инвестиции, в первую очередь зарубежные, потому что иностранные компании, глядя, как распределяются заказы между своими, понимают, что им здесь ничего не светит, а даже если что-то выиграют, то у них это могут отнять. Бизнес не имеет гарантий, что законодательство будет прозрачным и исполняться, а капиталы будут защищены.

Адвокат, медиатор, партнер юридической фирмы INTELLECT Дмитрий Загайнов отметил, что субъекты предпринимательской деятельности вправе оспаривать любые нормативные акты, если, по их мнению, затрагиваются их права или права неопределенного круга лиц, связанных с предпринимательской деятельностью.

«Теоретически такое право предоставлено и если юристы Русской медной компании предоставят вменяемое обоснование своего иска о том, каким федеральным нормам в данном случае этот приказ противоречит, то в той или иной части иск может быть удовлетворен. Если оспариваемые нормы суд не признает, то есть вероятность, что приказ останется без изменений», – пояснил Дмитрий Загайнов.

При этом он подчеркнул, что иск – это ретроспективное обращение, которое касается момента, когда заявитель посчитал, что его права нарушены. Если Минприроды сейчас изменит порядок на основании этого иска и его опубликуют к моменту завершения этого спора, то останется вопрос о том, устроят ли изменения РМК. Однако в то же время есть право на заключение мирового соглашения между компанией и властью.

Мнения о том, что у РМК есть право оспаривать нормативные акты, придерживается и независимый экономический аналитик Константин Селянин. Если бы такой возможности не было, то суд бы отказал. Иск будет рассматриваться по существу, а потому судебный орган не исключает законности требований металлургического холдинга. Существует антимонопольное законодательство, которое говорит о том, что принцип распределения недр должен соблюдаться с принципом доступности, в том числе и для частных компаний, коей является и РМК. Здесь, по мнению компании, это было нарушено.

«Такие прецеденты есть – они даже заканчивались успешно – когда суд обязывал государство провести повторный конкурс, объявить его в соответствии с законом, чтобы компании знали о нем. Очень часто бывает, что эта информация, которая должна быть публичной и доступной, по каким-то причинам становится малопубличной и малодоступной. Здесь в основном суд будет исследовать это – были ли соблюдены требования со стороны Минприроды. Если выяснится, что нет, то их обяжут провести повторный аукцион с соблюдением всех правил», – уточнил Константин Селянин.

Он подчеркнул, что все же такие прецеденты сегодня случаются редко, потому что «спорить с государством довольно опасно». Однако РМК на это пошла с расчетом, что перспективы выигрыша перекрывают потенциальные риски. При этом эксперт отметил, что лоббистская возможность у РМК определенно есть, но по всей видимости ее не хватило для того, чтобы получить желанные участки.

«У РМК нет никаких оснований требовать, чтобы эти участки отошли к ним. Вопрос в том, что у них не было информации, а значит надо сначала оспорить решение о выделении, а затем добиться, чтобы суд обязал провести новый конкурс. В нем они уже будут участвовать, но неизвестно победят ли. В нем будут примут участие и другие компании, и сама «Росгеология»», – пояснил Константин Селянин.

Отметим, что, по информации пресс-службы Русской медной компании, РМК и «Росгеология» в сентябре 2019 года подписали соглашение о сотрудничестве. Геологи и металлурги были намерены вместе реализовывать инвестиционные проекты по поиску, оценке, разведке новых месторождений, дальнейшему освоению уже эксплуатируемых, а также изучать возможность использования законсервированных участков.

«Иск РМК вряд ли создаст большие проблемы ее взаимоотношениям с «Росгеологией», так с момента заключения ими в 2019 году соглашения о намерениях лично я не слышал и не видел сколь-либо значимых подвижек в его реализации. РМК выгодно, если разведкой каких-либо объектов будет заниматься «Росгеология», имеющая и кадры, и необходимое оборудование – РМК останется лишь платить ей за ведение работ», – уверен эксперт.

При этом если компания решит сама вести поиски и разведку месторождений, то тогда ей нет необходимости сотрудничать с «Росгеологией». Она может все сделать с помощью собственных работников и техники либо привлекая их на стороне. Правда, у нее может и не быть свободных кадров для геологического изучения.

«Здесь много зависит, что РМК важнее – свобода действий или сотрудничество с «Росгеологией». На мой взгляд, если их кооперация завершится, РМК вряд ли проиграет, зато «Росгеология» лишится потенциального источника доходов, которые ей точно не помешали бы. Однако РМК в таком случае лишится возможности задействовать геологоразведочные мощности «Росгеологии»», – заключил Леонид Хазанов.


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.