#НаташаМыГорим. Как «всполыхнула» Югра и есть ли шанс на то, что огонь отступит

Наталья Комарова
О причинах возникновения чрезвычайной ситуации, уровне организации тушения и оценках происходящего со стороны жителей и управленцев – в материале УралПолит.Ru.
Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

В ХМАО-Югре горят тысячи гектаров леса. Огонь вплотную подступает к населенным пунктам, масштаб бедствия оказался в эпицентре внимания федеральных СМИ, а в округ экстренно прилетели министр по делам гражданской обороны, ЧС и ликвидации последствий стихийных бедствий Евгений Зиничев и его коллега из Минприроды Дмитрий Кобылкин. Особо сложная ситуация складывается в Советском районе, самом лесном муниципалитете автономии, а также под Югорском. Пока губернатор Наталья Комарова вводит в Югре режим ЧС из-за грозящих выходом из-под контроля пожаров, а на борьбу с огнем мобилизуют сотни неподготовленных добровольцев, прогнозы синоптиков выглядят крайне неутешительно. О причинах возникновения чрезвычайной ситуации, уровне организации тушения и оценках происходящего со стороны жителей и управленцев – в материале УралПолит.Ru.

С начала пожароопасного периода в Югре было зарегистрировано более 200 природных возгораний, площадь которых приближается к 17,5 тыс. гектаров. Ситуация резко ухудшилась в последние дни, в первую очередь, на левобережье Оби. А в целом за две последние недели площадь пожаров в лесфонде увеличилась в семь раз. Этому способствовала жаркая погода в сочетании с сухими грозами, характерными для этой территории. Накануне стало известно, что огонь вплотную подступил к Югорску и Советскому. 

Согласно проекту бюджета автономии на 2020 и плановый период 2021-2022 годов на мероприятия, связанные с пожарной безопасностью и защитой населения и территории от ЧС природного и техногенного характера, планировалось выделить около 510 млн рублей, из них на снижение рисков их возникновения порядка 16,7 млн. Однако этих средств, по всей вероятности, не хватает. После объявления ЧС 14 июля из резервного фонда дополнительно решили выделить 52 млн на оплату аренды вертолетов и непосредственно на тушение возгораний в Советском районе и под Югорском.

Насколько эффективно эти транши будут использованы, говорить рано, однако пока ситуация складывается таким образом, что могут потребоваться и новые поступления из резерва. На 17 июля синоптики и МЧС прогнозируют крайне неблагоприятную погоду. Сообщается, что в округе ожидают аномальную жару с температурой до 33 градусов по Цельсию выше ноля, а также грозы и усиление ветра до 15-23 метров в секунду. Сочетание этих факторов, безусловно, способствует возникновению и распространению возгораний.

Накануне в рамках рабочей поездки в округЕвгений Зиничев, Дмитрий Кобылкин и губернатор Наталья Комарова совершили облет наиболее проблемных территорий – Советского и Кондинского районов, а глава МЧС побеседовал с личным составом, который пребывает в состоянии повышенной готовности. Группировку пытаются усилить. В целом же на ликвидацию стихийного бедствия в округе брошено 14 тыс. человек и 3,5 тыс. единиц техники, о чем сказал глава МЧС. Накануне силами 130 сотрудников МЧС, пожарной охраны и волонтеров (порядка 200 человек, прим.ред.) несколько удалось стабилизировать ситуацию у города Советский. При этом, волонтеров мобилизовали через социальные сети.

В настоящее время по сообщениям ведомств, прямой угрозы перехода огня на жилые районы нет. Однако в ведомстве предупреждают, что лесопожарная обстановка очень далека от стабильной. 17 июля сразу в 16 муниципалитетах ХМАО объявлена I (очень высокая) степень пожарной опасности. Помимо Югорска и Советского района возгораний ждут в других муниципалитетах левобережья – Белоярском, Березовском, Октябрьском районах, Урае и Нягани. Впрочем, аналогичная степень присвоена и Сургуту, Ханты-Мансийску, Нижневартовску, Ханты-Мансийскому и Нижневартовскому районам.

К слову, пока столичные и региональные чиновники осматривают горящие леса с воздуха и делятся рекомендациями с подчиненными, местные жители описывают ситуацию изнутри и жалуются на низкую степень организации борьбы с огнем. Кроме того, до сих пор неизвестно, кто именно бросил призыв привлекать к тушению самих жителей, многие из которых просто не обладают достаточными навыками для этих действий.

«Накануне сам участвовал в борьбе с распространением пожара. Конечно, техники и людей не хватает при такой катастрофической площади. В настоящий момент клубов дыма и огня не видно, но гарь стоит сильная уже третий день. Дышать, да еще на жаре, совершенно нечем. Началось, конечно, с малого, кто-то недосмотрел, кто-то сэкономил. Жители пишут Комаровой, ставят хэштеги #НаташаМыГорим. А между тем, как эффективно используются средства? Выделили еще 52 миллиона на аренду воздушных судов, но нужно ведь кого-то нанимать. Когда? Абсурд еще и в том, что недавно наших спасателей отправили на помощь в богатые Якутию и Ямал, оголив тылы. А у нас вспыхнуло. Как организовать волонтеров, тоже толком никто не знает, никакой нормальной информации от районной мэрии. На месте тоже неразбериха. Видимо, чиновники просто растерялись», – поделился своими оценками ситуации местный общественник Антон Пантин.

По словам активиста, в лесу жители наблюдали «огромное количество валежника». Сухие сучья, ветви и стволы, которые при этом при сборе нельзя рубить и пилить, что резко затрудняет сбор, создают крайне благоприятные условия для распространения лесных пожаров.

Развивает тему еще один местный общественник, предприниматель из Советского района Александр Хильман. По его мнению, нынешняя ситуация неудивительна, так как для нее давно подготовлена практически идеальная почва. Винит в этом собеседник издания чиновников, в том числе разработчиков действующего Лесного кодекса, одним из соавторов которого, к слову, выступила действующий губернатор (в 2006 году Наталья Комарова была председателем комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию, прим.ред.). С принятием нормативно-правового акта фактически был ликвидирован институт лесхозов с десятками тысяч сотрудников, занимавшихся охраной и защитой лесного фонда.

«Лесной кодекс, принятый в 2006 году, фактически угробил все лесоустройство, которое в свое время считалось передовым по мировым меркам. Все прекрасно понимали, что лес – богатство страны, которое необходимо защищать, в том числе, от пожаров. Существовали лесхозы и леспромхозы. Последние занимались заготовками, имели технику, людей, планы на десятки лет вперед. У нас строились летние дороги, сотни километров, для освоения сырьевой базы. Они же облегчали логистику при тушении пожаров. Лесхозы занимались содержанием лесов, санитарными рубками. Потом все сломали, и тушение отдали МЧС, организации, вообще не приспособленной к тушению леса. Потом передали леспожохране, где копеечные зарплаты и сезонные рабочие. Дороги, кстати, разобрали, а вернее, разворовали, а за ними обветшали и мосты, что сделало огромные массивы критически недоступными», – описывает последствия реформ собеседник издания.

Александр Хильман к списку проблем добавляет отсутствие квалифицированных сотрудников, минерализованных полос для защиты от возгораний, старую техническую базу.

«Сейчас призывают тушить волонтеров. А кто понесет ответственность, если пожар перейдет в верховой, и с людьми что-то случится?» – добавляет активист.

Его коллеги-предприниматели также рассказывают, что из округа, департамента недропользования, вероятно, с подачи куратора направления – замгубернатора Алексея Забозлаева, – регулярно просят прислать списки сотрудников и техники, которые можно привлекать в случае ЧП. Однако нередко бизнесмены требуют предоставить в ответ гарантийные письма об обязательствах возместить ущерб, если дорогостоящая техника пострадает от огня. Таких документов, естественно, никто не дает, но в итоге в округ все равно уходят, по словам источников издания, «филькины грамоты» для отчетов о готовности к отражению ЧС. А природопользователи, занимающиеся сейчас лесами на арендуемых участках, в отличие от лесхозов и леспромхозов, интересуются лишь сиюминутной выгодой, и не более.

Как указывают жители, пожары, площадь которых увеличивается в последние годы, могут быть лишь предвестниками намного более серьезных бедствий.

«Посмотрите на статистику. Она негативная. И если нам не повезет с погодой, три-четыре года подряд будет летняя сушь, подсохнут болота, и если полыхнет тогда, мало никому не покажется. Будет как в Якутии или Иркутской области, которые регулярно входят в федеральную повестку», – полагают жители Советского района.

Однако относительно текущей ситуации существует и иная, противоположная точка зрения. Ее придерживается экс-директор Департамента природных ресурсов и несырьевого сектора экономики ХМАО-Югры, а ныне ректор Уральского государственного лесотехнического университета Евгений Платонов. Бывший главный лесничий округа делает акцент на успешных действиях по ликвидации пожаров, охвативших запад автономии и независящих от человека причинах, способствующих возгораниям.

«Бывают ситуации, когда звезды сходятся. Событие, место и время, как сейчас в Советском районе, зоне средней тайги с сосняком-беломошником и минимумом водных ресурсов. Это самая «горючая» территория округа. Кроме того, аномально жаркая и сухая погода. Просохло все так, аж звенит. Влияет и изменение климата. Зима закончилась на месяц раньше. При смене климата в последние годы очень сильные ветра. И, наконец, в Югре порядка 60-70% - это сухие грозы. Плюс у нас там в основном молодняки и средневозрастной лес, низко опушенный. Все это влияет. Контингент, который есть, рассчитан на среднюю горимость, а тут массовые пожары. Но в ХМАО сильнейшая служба лесотушения. Ежегодно арендуется больше 30 вертолетов, есть самая крупная в России авиадесантная группа», – перечисляет собеседник УралПолит.Ru.

Однако территория округа сравнима по площади с Францией, и одномоментно направить в Советский район подразделения, дислоцированные, к примеру, в Нижневартовске или Березово, невозможно. Да и такой маневр усилил бы риски для этих территорий. Тем не менее, по мнению Евгения Платонова, работу по противодействию масштабным пожарам следует признать успешной с учетом текущей ситуации. Привлечение добровольцев ректор УГЛТУ считает «делом традиционным, начиная со времен Российской Империи», в то время как ряд жителей левобережья Оби, напротив, полагает, что «бороться с лесными пожарами должны исключительно профи».

Обеспечение техникой подразделений, сражающихся с возгораниями в округе, бывший директор департамента считает «примером для многих регионов». Однако бывают случаи, когда зафрахтованная у владельцев авиатехника, к примеру, у Utair, к моменту вылета оказывается сломанной. Заменить ее бывает крайне проблематично.

Как бы то ни было, рано или поздно пожары удастся потушить, и тогда наступит время для поиска виновных и расчета ущерба. Механизм подсчета потерь и вынесения санкций для издания описал глава Природнадзора Югры Сергей Пикунов.

«Фактами возгораний в лесном массиве занимаются дознаватели МЧС. Если будут установлены лица, виновные в поджоге, то по этим фактам наша служба произведет расчет ущерба. И, соответственно, в рамках уголовного дела сумма ущерба этим лицам будет предъявлена. Если же причиной пожаров будут признаны природные факторы, нам останется только провести лесовосстановительные мероприятия. За счет средств природопользователей эти площади уйдут, скорее всего, на 2021 год на восстановление. Сейчас, конечно, главное – потушить. А затем разбираться. Но у нас до середины следующей недели прогнозы неблагоприятные, особенно по западу округа – зона высокого давления и высоких температур», – заключил глава регионального ведомства.

УралПолит.Ru продолжит держать читателей в курсе событий.

Автор: Александр Филиппов

Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...