Фармимперия на дженериках и связях? Что показывали куратору УрФО Юрию Борисову в Тюмени

Юрия Борисов и Александр Моор Фото: оперштаб Тюменской области

Сегодня вице-премьер российского Правительства и куратор УрФО Юрий Борисов в Тюмени посетил завод «Фармсинтез-Тюмень». Вместе с ним на предприятии побывал и уральский полпред Владимир Якушев, а также губернатор Тюмени Александр Моор. Высоких гостей на заводе лично встречал глава ГК «Фармасинтез» Викрам Пуния. Что же за компания удостоилась внимания российского вице-премьера в Тюмени – в материале УралПолит.Ru.

Не будет лукавством сказать, что на Урале ГК «Фармасинтез» не так известна, да и с чего бы? Компания работает на фармрынке, который уральцам не так интересен, как та же горнодобывающая отрасль – родная для Среднего и Южного Урала, или нефтегаз – плоть от плоти «тюменской матрешки».

Согласно информации на официальном сайте компании, «Фармасинтез» появилась в Иркутске в 1997 году. Первый завод был запущен в 1999 году и именно там был разработан первый противотуберкулезный препарат.

«Это положило начало активному производству дженериков иностранных препаратов и разработке уникальных лекарственных средств», – говорится на сайте компании.

В «нулевые» компания начала регулярные поставки лекарственных препаратов крупнейшим фармацевтическим дистрибьюторам России. В 2002 году, по информации компании, стартовали исследования по разработке нового противотуберкулезного препарата, получившего название «Перхлозон», «который впоследствии по прошествии ряда серьезных клинических испытаний был включен в список ЖНВЛП благодаря его способности повышать эффективность комплексной терапии туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью».

Спустя год «Фармасинтез» открывает филиал в Москве, в 2004 году – в Уссурийске, в 2009 году запускает новые производственные линии в Иркутске, в 2011 году стартует проектировании завода в Санкт-Петербурге, спустя три года одобрен проект завода в Братске. Два последних предприятия были запущены в 2017 году. Параллельно модернизируются уже имеющиеся мощности и запускаются новые производственные линии.

По информации на официальном сайте, сегодня компания производит препараты для лечения туберкулеза, ВИЧ, онкологии, сахарного диабета и гепатита, – всего более 170 наименований. Годовой объем выпускаемой продукции – более 76 млн упаковок.

«Компания гарантирует стабильно высокое качество выпускаемых лекарственных препаратов», – говорится на сайте «Фармасинтеза».

Впрочем, есть и другая история становления фармиперии. По информации ресурса «Компромат.Групп», глава «Фармасинтеза» – Викрам Пуния – индус, когда-то приехавший учиться в Иркутском мединституте на фармацевта.

«По окончании института он должен был вернуться в родную Индию, но в России случились 90-е годы, и перед предприимчивым фармацевтом развернулись широчайшие перспективы. В возрасте 22 года, на фоне жесткого дефицита лекарственных препаратов, Викрам Пуния начал поставки в Россию индийских дженериков. В этом ему помог отец, известный индийский бизнесмен. Кроме дженериков, Пуния поставлял разного рода сомнительные препараты из индийских трав», – говорится в материале издания.

По информации РБК со ссылкой на сооснователя компании Руслана Полякова, производство дженериков стартовало в 1999 году на первом заводе «Фармасинтеза». Через три года в компании решили создать собственный противотуберкулезный препарат, который позже получил название «Перхлозон». Препарат официально был зарегистрирован в 2012 году и вскоре вошел в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Любопытно, что издание «Компромат.Групп» приписывает Викраму Пуния связь с вице-премьером российского Правительства Татьяной Голиковой, возглавлявшей Минздрав с 2007 по 2012 года. Издание отмечает, что именно в то время «Перхлозон» и «был продвинут на российский рынок». А в 2015 году, когда Минздрав выпустил приказ с рекомендациями по лечению туберкулеза, «Перхлозон» в этот перечень медикаментов не попал. Сам Пуния, по информации «Компромат.Групп», в одном из интервью прямо сказал, что производимый его компанией и продаваемый миллионами упаковок в год «Перхлозон» имеет и всегда будет иметь приписку мелкими буквами в инструкции «Механизм действия препарата не до конца ясен». Есть эта приписка в инструкции к препарату и сейчас. А по данным «Компромат.Групп», препарат и вовсе жестко критикуется врачами-фтизиатрами из-за тяжелой переносимости, длинного списка побочных эффектов и высокой цены. Кроме того, издание отмечает, что действующее начало «Перхлозона» было разработано еще в СССР в Иркутском институте химии им.Фаворского СО РАН. Каким образом права на него попали к Викраму Пуния, а мы помним, что именно в Иркутске начался путь будущего фармкороля, – неизвестно.

Заслуживает внимания и еще один момент, изложенный в материале РБК: в «нулевые» параллельно с разработкой «Перхлозона» «Фармасинтез» регистрировал права на новые дженерики. Тогда же, по информации «Компромат.Групп», Пуния якобы провернул сделку с правительством Якутии, по которому долги Индии за российское вооружение были компенсированы индийскими лекарствами через его фирму. Вырученные средства, уже по информации РБК, Пуния вложил в открытие новых мощностей своей фармимперии. Тюменский же завод, который и стал нашей отправной точкой, предприимчивый индус купил гораздо позднее – в 2015 году – за 500 млн рублей. Там он наладил выпуск лекарств от диабета.

По данным РБК, по состоянию на 2017 год, компания Пунии зарабатывала прежде всего на продаже лекарств в больницы: «Фармасинтез» по итогам 2016 года стал шестым по объему поставок производителем медикаментов в этом сегменте, заняв 3,2% рынка. Причем в рейтинге помимо компании Пуния присутствовал лишь один российский производитель — «Биокад» с долей в 2,7%. Сыграл на руку индийскому бизнесмену и курс на импортозамещение: в 2015 российское правительство одобрило ограничение госзакупок импортных лекарств, а утвержденная госпрограмма «Фарма-2020» была нацелена на замену иностранных дорогих препаратов. Как результат, к примеру, антиретровирусный «Керемувир» от «Фармасинтеза» заменил «Презисту» от Johnson & Johnson.

Издание Moscow Post, в свою очередь, обращает внимание на количестве госконтрактов, заключенных компанией Викрама Пунии за последние несколько лет – более 180 на сумму более 2 млрд. рублей. В 2015 году выручка компании составляла 6,3 млрд., в 2016 – 8,6 млрд. рублей, в 2017 году – 10 млрд. рублей. Увеличивалась и прибыль: за 2015 год – 295 млн. рублей, за 2016 год – 1 миллиард, 2017 год – 2,2 млрд. рублей.

В 2020 году мир охватила пандемия коронавируса. И, конечно же, фармимперия Викрама Пунии не захотела оставаться в стороне. Тогда Пуния попросил главу администрации президента Антона Вайно и вице-премьера Татьяну Голикову разрешить компании использовать патенты Gilead Sciences на препарат для лечения коронавируса «Ремдесивир» для производства его дженерика. Об этом сообщало издание «Ведомости» со ссылкой на копию письма бизнесмена. Впрочем, подлинность документа изданию подтвердили в самом «Фармасинтезе».

Компания Пунии тогда разработала аналог «Ремдесивира» и зарегистрировала его под брендом «Ремдеформ», но выпускать не не могла, поскольку лекарство было защищено патентом Gilead Sciences. Пуния предложил Gilead Sciences начать переговоры о заключении лицензионного соглашения, но не получил ответы. «Фармасинтез» попросил чиновников запустить процедуру принудительного лицензирования, то есть получения права на использование технологии иностранной компании независимо от желания правообладателя. При этом, по оценке директора по развитию RNC Pharma Николая Беспалова, «Фармасинтез» смог бы выпускать свой дженерик по цене от 30 до 50 тыс. рублей за курс. Схожий по действию «Фавипиравир», цены на который были ограничены государством, стоил 5 тыс. рублей за упаковку с 50 таблетками, но на курс лечения может потребоваться две упаковки.

Как бы это ни было удивительно, но запрос Пунии нашел отклик у российских чиновников и в начале этого года его компания получила принудительную лицензию на производство препарата. Это, в свою очередь, не понравилось уже американским производителям и в этом году она обратилась в Верховный суд РФ, оспорив распоряжение о предоставлении «Фармасинтезу» принудительной лицензии на производство лекарства. Иск был адресован российскому Правительству. По данным «Ведомостей», в Gilead сочли, что спрос на дженерик показал, что срочной потребности в принудительной лицензии не было. Впрочем, российский суд иск американских бизнесменов отклонил.

Отметим, что патенты Gilead на «Ремдесивир» в России действуют до 2035 года. При этом, по данным «Интерфакс» со ссылкой на отчетность компании, «Фармасинтез» в 2020 году увеличило выручку на 26% в сравнении с 2019 годом – до 20,3 млрд рублей. А вот чистая прибыль «Фармасинтеза» снизилась на 30,5%, до 1,43 млрд рублей (по информации Seldon.Basis, в 2019 году чистая прибыль составила 2 млрд рублей, а выручка – более 16,1 млрд рублей; в 2020 году чистая прибыль – более 1,4 млрд рублей, а выручка – более 20,3 млрд рублей).

Любопытно, что сравнительно недавно в СМИ появилась информация, что компания Викрама Пунии может присоединиться к производству вакцины «Спутник V».

Также примечательно, что ранее американские медицинские компании и ранее пытались судится с «Фармасинтезом». По информации СМИ, в 2018 году американская медицинская компания Merck Sharp & Dohme Corp. (MSD) подала в суд как-раз на тюменский завод «Фармасинтеза» из-за выпуска сахаропонижающего препарата для диабетиков под названием «Яситара». Согласно данным из открытых источников, аналогичными «Яситаре» препаратами стали «Янувия», которую выпускает MSD, а также «Кселевия» от «Берлин-Хеми». MSD тогда потребовала признать использование евразийского патента в препарате «Яситара» и обязать «Фармасинтез-Тюмень» не вводить его в гражданский оборот, а также подать в Минздрав РФ заявление об отмене регистрации препарата.

В качестве штрихов к «портрету» компании можно вспомнить еще несколько занимательных историй, связанных с «Фармасинтезом». По данным СМИ, в 2019 году компания, например, получила иск о признании банкротом от ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии» Министерства здравоохранения РФ, старейшее в России специализированное медучреждение, занимающееся диагностикой, лечением и профилактикой сердечно-сосудистых заболеваний. Суть претензий сводилась к возврату долга на небольшую сумму – 5,8 млн рублей, не оплаченных по договору подряда. Тогда же выяснилось, что финансовые претензии есть и других организаций, а взыскание средств с компании через суд – не редкость.

Кроме того, есть в «биографии» «Фармасинтеза» и уголовное дело. По информации СМИ, в 2018 году Следственный комитет РФ по Иркутской области возбудил уголовное дело о неуплате налогов в особо крупном размере. Тогда, по версии следствия, в 2013–2014 годах предприятие якобы указывало фиктивный оборот с посредниками при закупке сырья, завысив затраты на его приобретение. Следователи полагали, что сотрудники «Фармасинтеза» использовали для закупки импортного сырья фирмы-посредники, зарегистрированные в офшорах, которые в реальности в компанию ничего не поставляли.

«В отчетности и налоговых декларациях по налогу на прибыль были указаны затраты, которых на самом деле не было, что занизило налог на прибыль на 187,85 млн рублей», – сообщали СМИ.

Кроме того, следствие полагало, что «Фармасинтез» заявил налоговые вычеты по НДС по контрагенту «РегионСтройСервис» на 1,2 млн рублей, но документооборот с этой компанией мог быть фиктивным и фактически она могла не работать с «Фармасинтезом».

Фармпроизводитель тогда заявил, что никогда не уклонялся от налогов. 

«За последние пять лет выручка АО «Фармасинтез» выросла в пять раз и превысила 10 млрд рублей. За этот же период отчисление налогов и сборов в бюджеты всех уровней от компании выросли в десять раз и в 2017 г. составили сумму 1,04 млрд руб. Таким образом, даже сумма спорной задолженности не является для компании значительной», – отреагировали тогда в компании.

Там также заявили, что расценивают подобные действия «как оказание необоснованного давления на компанию». Чем кончилось разбирательство – история умалчивает.

В качестве послесловия, напомним, что в рамках визита Юрия Борисова на предприятие «Фармасинтеза» в Тюмени, Викрам Пуния отметил, что завод – «один из крупнейших по производству гормональных лекарственных препаратов в Европе». 

«И Россия импортирует эти лекарства на сумму около 50 миллиардов рублей. Мы будем реализовывать нашу продукцию не только в России, но и на международном рынке», – сказал он. 

Открытие новой линии по производству этих самых гормональных препаратов, к слову, запланировано на ноябрь. Выпускать завод будет по 1 млрд упаковок в год, что по оценкам бизнесмена позволит в течении двух-трех лет почти вдвое снизить импортозависимость России по гормональным лекарственным препаратам, поскольку в настоящее время около 95% завозится в Россию из-за рубежа. Как это отразится на выручке компании не уточняется. Однако, отметим, что по информации Seldon.Basis, в 2019 году чистая прибыль тюменского завода составляла 193,3 млн рублей, а выручка – более 1,1 млрд рублей. В 2020 год чистая прибыль составила более 77,3 млн рублей, выручка осталась на том же уровне. Кроме того, пока нет информации и о самом новом препарате и его аналогом за рубежом, но раз речь вновь идет об «импортозамещении» и «аналогах за рубежом», не исключено, что речь вновь может идти о дженерике.

Добавим также, что на достигнутом владелец фармимперии останавливаться не собирается: в этом году было принято решение о реализации в Тюмени нового инвестпроекта – создания производства кардиологических лекарственных препаратов. Ожидаемый объем инвестиций оценивается в более чем 4,3 млрд. рублей.


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.