​«Строительство нового города с нуля – это как планирование освоения Вселенной для Роскосмоса»

Дарья Годунова Фото: из личного архива Дарьи Годуновой

О том, стоит ли строить города с нуля, насколько это выгодно, нужно ли привлекать частных инвесторов и не обернется ли идея возведения новых населенных пунктов крахом – в интервью УралПолит.Ru с членом комитета по ГЧП ТПП РФ, экспертно-методического совета НАКДИ, экспертного совета Национального центра ГЧП, управляющим партнером «Пионеры ГЧП» Дарьей Годуновой.

Министр обороны России Сергей Шойгу предложил построить «три, а лучше пять» новых городов в Сибири. Это вызвало горячее обсуждение как среди политиков, так и среди экспертов. Кто-то задается вопросам, как выбрать территорию и где взять деньги на такой масшабный проект, а кто-то сомневается в его жизнеспособности. О том, стоит ли строить города с нуля, насколько это выгодно, нужно ли привлекать частных инвесторов и не обернется ли идея возведения новых населенных пунктов крахом – в интервью УралПолит.Ru с членом комитета по ГЧП ТПП РФ, экспертно-методического совета НАКДИ, экспертного совета Национального центра ГЧП, управляющим партнером «Пионеры ГЧП» Дарьей Годуновой.

Дарья Андреевна, насколько жизнеспособна идея строительства новых городов? И насколько жизнеспособен механизм ГЧП в этой связи?

– Я думаю, никто сейчас не сможет сказать, что против возведения новых населенных пунктов. Но на практике не всегда можно говорить сразу о масштабе «города», а лучше отталкиваться от проблемы. Зачем нам нужен новый город в той или иной местности? Помимо предвыборной и лозунговой риторики, именно с прикладной точки зрения. Например, обсуждаемая идея министра обороны, не новая. В частности, речь идет о давней «мечте» товарища Сталина по развитию Сибири. Три дороги: Транссиб, недостроенные БАМ и Трансполярная железная дорога. Идея заключалась в том, чтобы все переплеталось, а вдоль росла сопутствующая инфраструктура и новые города в центре, все просто. На сколько это было «просто» мы знаем из учебников истории. И сейчас под эти цели введется модернизация Транссиба и началась реконструкция БАМа, старт которой 10 августа дал упомянутый министр.

В любом случае, для «поднятия» новых или замороженных в прошлом городов, помимо градообразующих предприятий, необходима инфраструктура: в первую очередь дороги, потом жилье, социальные объекты и так далее. Частный бизнес, если говорить о ГЧП, вряд ли заинтересуется такими объектами. Так как только на окупаемость потребуется десяток лет, а еще нужно заработать. Поэтому в лучшем случае, можно говорить о госзаказе и, может быть, участии, когда основа уже будет построена, планы утверждены, средства выделены.

В каких областях строительства города может использоваться ГЧП? Какие юридические схемы могут использоваться и какие из них будут наиболее актуальными?

– На мой взгляд, при условии, что публичный партнер возьмет на себя основные затраты (хотя пока речь идет об обратном), то это скорее квази-ГЧП: инвестиционные соглашения, контракт жизненного цикла, возможно СПИК, СЗПК – в части строительства промышленных объектов, создание совместной проектной компании с частным и публичным капиталами. Жилищным строительство ГЧП не может заниматься исходя из действующего законодательства. Наиболее актуальным будет для сфер транспорта, ЖКХ, медицины, спорта, социальных объектов (детские сады, школы и т.п.), энергетических объектов, ТБО-объектов, культуры.

Кто в этом случае может быть интересантами? Сейчас уже называют некоторых – семью Ротенбергов и Ковальчуков, например… Насколько обоснованно?

– Ранее несколько крупных бизнес-проектов, которые планировалось реализовать в рассматриваемом регионе, если мы продолжаем говорить о Сибири, оказались неудачными. Например, строительство железной дороги из Кызыла до Курагино. Ее планировали построить для обслуживания угольных месторождений в Тыве: тогда Енисейская промышленная компания банкира Сергея Пугачева получила лицензию на разработку Элегестского месторождения. Инвестор не выполнил своих обязательств, и федеральное правительство отказалось от финансирования проекта.

Скорее всего, речь будет идти о лидерах добывающей промышленности и далее, хотя думаю, что скорее будет сделан упор на госучастие. Нельзя забывать о таких исполнителях, как КБ Стрелка – интересантов крупных проектировочных и строительных компаний. По опыту, не думаю, что семьи Ротенбергов и Ковальчуков останутся в стороне.

И не стоит забывать, что так как главным сегодняшним носителем идеи строительства новых городов в Сибири стал Шойгу, то логично вспомнить Олега Дерипаску, так как министр обороны поддержал его проект «Кедровый тракт» – строительство нового маршрута между Европой и Азией.

Какой интерес может быть у потенциального инвестора в случае строительства новых городов с нуля? Если мы говорим о конкретных вещах – о деньгах, то можно ли назвать хотя бы приблизительные суммы, или в процентном соотношении: вложено – получено? Какой срок окупаемости таких проектов?

– Данный инструмент выбирают исходя из задач и существенных условий проекта. Например, региону очень нужны школы, а денег даже на госзаказ нет, как и кадров на эксплуатацию. Тогда можно смело говорить о концессии, где через один контракт инвестор проектирует, строит и эксплуатирует объект. Вложенные средства возмещает за счет публичного партнера после ввода объекта в эксплуатацию. Это как пример. Суммы будут зависеть от сферы деятельности. И так как речь идет о долгосрочных проектах (исходя из практики в среднем 15 лет), то суммы могут быть разными. Начиная с 250 миллионов в среднем и до бесконечности, если брать, например, дорожные объекты. Процентное соотношение – это, как правило, исходя из условий кредитования таких объектов ЦБ РФ – 30 на 70, реже 20 на 80. Где меньшая часть – это собственные средства инвестора, остальное – кредитные. Процентное же соотношение участия государства тоже может быть разной, все зависит от самого объекта. В любом случае, инвестор – не благотворитель, и финансовая модель должна предполагать возвратность средств, прибыль. Срок окупаемости – начиная в среднем с 5-8 лет.

Какой интерес у государства в плане использования механизмов ГЧП в реализации таких проектов? Да и в целом, для кого в таком проекте больше выгоды – для инвестора или для государства?

– На мой взгляд, большую выгоду получает государство, так как перекладывает на инвестора затраты и обязательства, которые самому не по плечу. Опять же объект, несмотря на эксплуатацию частным инвестором, остается в собственности публичного партнера, частный партнер берет объект только на баланс.

Какие потенциальные риски несут такие проекты конкретно в рамках строительства городов?

– Невозвратности средств, банкротства частного партнера. Город наращивает свой потенциал не быстро, плюс деньги от эксплуатации инфраструктуры приносят люди, которые должны захотеть переехать в такие новые города. Желательно речь должна идти о миллионных цифрах или близких. Поэтому при подготовке подобных контрактов мы очень тщательно согласовываем финансовые условия проекта и прописываем все необходимые риски. Сегодняшние федеральные законы пока нам позволяют защитить инвестора, в помощь также судебная практика.

Есть ли в мире вообще примеры строительства городов с нуля с использованием механизмов ГЧП?

– ГЧП – это вид контракта, инструмент и он помогает – один из многих – реализовать задуманное. Поэтому в плане развития городской инфраструктуры ГЧП активно применяют. От программы «Умный город» до культурного досуга граждан. Та же ситуация и за рубежом. Например, в Европе в средние века в развитии городов через ГЧП помогали мосты, дороги, даже целый канал.

На ваш взгляд, не получим ли мы некие феодальные центры со своими князькам – главами ФПГ, которые и будут в итоге «рулить» этими городами, раз на их деньги они построены?

– На мой взгляд, в сложившихся экономических и политических условиях не потянут, да и не дадут, Сибирь – не Чечня. Хотя у нас далеко за примерами ходить не нужно, некоторые станицы или населенные пункты на юге напоминают такие подходы. В любом случае, чтобы создать государство в государстве как, например, семья Демидовых (вспомним опять историю) необходимо дать работу, привлекательный доход и всю ту же инфраструктуру, которая еще и лучше, чем у других, плюс субсидирование жилья. Сейчас есть выбор и конкуренция, сбегут – если чего не понравится. Если только устроители не огородят все забором под напряжением, но этот вариант тоже чреват, уже в федеральном масштабе.

Насколько вообще тогда выгодно создавать новые города с нуля? Много говорят про тот же Электроград – можно ли, используя механизмы ГЧП его, например, достроить? Да и в целом, не выгоднее ли и инвестору, и государству развивать уже существующие города?

– Все зависит от конкретного запроса. Коллеги отмечают, и я их поддержу, что сегодня проще объединить существующее, чем с нуля осваивать пустыню. Электроград скорее всего попытаются восстановить, именно потому, что нужны новые выборные повестки, глобальные стройки и выделение масштабного бюджета. Плюс специалисты отмечают определенные преимущества. Я бы не использовала в данном случае социалистический принцип – лучше достройте, что начали, а потом беритесь за новое. Можно и параллельно. ГЧП, как инструмент, может быть востребован, но скорее в разовом порядке, под запрос, не через типовое решение.

Чтобы проект был успешен, каков должен быть процент участия частных инвесторов? Сколько вообще должно быть таких инвесторов? Сколько они должны вложить в это? Во сколько может обойтись в целом строительство нового города? И как вообще в этих случаях оценивать эффективность проекта – как для инвестора, так и для государства?

– Невозможно сейчас сказать – это как планирование освоения Вселенной для Роскосмоса. Исследования, аналитика, структурирование – только потом предварительные расчеты. Но как справедливо отметили коллеги из ВШЭ, и я соглашусь, если мы строим только рудник и вахтовый поселок при нем, то это десятки миллиардов только на инфраструктуру, обустройство и подъездные коммуникации, без строительства какого-то базового города. В случае более масштабных проектов счет будет идти уже на сотни миллиардов.

В какие сроки можно реализовать такой проект?

– Все зависит от выбора формы и содержания. До 2024 года точно не успеем.

Можно ли создать город без механизмов ГЧП? Без вложений частных инвестиций, а только на государственные деньги?

– Город – это даже не миллиарды, это дорого и долго. Так как процесс этапный, то работы может хватить всем. На первых этапах, не думаю, что для частного инвестора можно будет найти выгодные предложения. Если только речь не будет идти о «стратегической необходимости» и принципа «баш на баш». У нас в этом плане отличный пример – Сочинская олимпиада.

Лично вы бы взялись за реализацию такого проекта?

– Конечно, без сомнения. В части реализации инфраструктурных задач. Это новый опыт и нестандартные вводные. Как практика это не может быть – не интересным. Главное увидеть результат своего труда, а не просто освоить бюджет, это первостепенно.


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.