«Евраз». Из лихих 90-х в кипрские офшоры

Евраз
Еженедельная рубрика УралПолит.Ru о людях и компаниях.
Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

На этой неделе своеобразным героем информационной повестки стала компания, основным бенефициаром которой является олигарх Роман Абрамович. Речь идет о «Евразе». Компания ввела спецмеры на всех своих предприятиях из-за пандемии коронавируса, в том числе перевела часть сотрудников на удаленный режим работы. Казалось бы, подобные меры заслуживают уважения, если бы не одно но. Как стало известно УралПолит.Ru, подобные меры могли быть приняты после визита на одно из предприятий московской делегации. Позднее у одного из ревизоров якобы заподозрили коронавирус. О том, что собой представляет промышленный гигант, о предприятиях компании и основных интересах – в рубрике УралПолит.Ru «Компания недели».

90-е и дружба с губернаторами

«Евраз» (Evraz plc, Evraz, Evraz Group) – международная металлургическая и горнодобывающая компания. Штаб квартира компании находится в Лондоне, а вот активы – по всей России, в США, Канаде, Чехии, Италии и Казахстане. «Евраз» входит в число крупнейших производителей стали в мире.

История компании уходит в 90-е годы прошлого века. Согласно информации из открытых источников, в 1992 году Александр Абрамов (ныне долларовый миллиардер. – Прим. ред.), Олег Бойко (ныне председатель наблюдательного совета инвестиционной группы Finstar Financial Group, среди непрофильных активов которого «Рив Гош» и Ritzio International. – Прим. ред.) и ряд их деловых партнеров основали компанию «Евразметалл», специализировавшуюся на торговле металлоконструкциями. Попутно компания скупала акции металлургических заводов, угольных шахт и горно-обогатительных комбинатов.

В течение первых нескольких лет существования оборот компании и сфера ее деятельности значительно расширились, и в 1995 году была образована «EAM Груп», объединившая несколько угольных, горнорудных и сталелитейных предприятий. В конце 1995 года «EAM Груп» подписала соглашение о стратегическом партнерстве с фирмой «Дюферко», став владельцем контрольного пакета акций Нижнетагильского металлургического комбината (НТМК). По разным данным, это стало возможным благодаря поддержке тогдашнего губернатора региона Эдуарда Росселя, а также тесному сотрудничеству c представителем TWG Искандером Махмудовым (основатель и президент УГМК, ныне долларовый миллиардер – Прим. ред.), контролировавшим Качканарский ГОК, руду с которого Абрамов поставлял на НТМК. По рынку долго ходили слухи, что реальный владелец нижнетагильского предприятия – Махмудов.

«Он (Махумудов) существовал в некой полупартнерской ипостаси, но акционером никогда не был», – цитирует теперь уже бывшего акционера «Евразхолдинга» Олега Бойко издание Forbes.

В 1998 году активы были объединены в «Евразхолдинг», а у Абрамова появился младший партнер – Александр Фролов (ныне долларовый мультимиллионер. – Прим. ред.). Стоит отметить, что в открытых источниках информация о появлении Фролова разнится: где-то сообщается, что он так же, как и Абрамов, стоял у истоков зарождения компании, где-то – что появился уже на заре 90-х. И все-таки большинство источников сообщают о появлении Фролова в компании именно в этот период. Известно, что Фролов отвечал за финансовый блок, в том числе работал с долгами активов и кредиторами. При непосредственном участии Фролова к 2004 году период консолидации активов был завершен.

Однако вернемся в 1999 год, когда компания получила в управление еще два крупных металлургических комбината – Западно-Сибирский (ЗСМК) и Новокузнецкий (НКМК) в Кемеровской области. Отчасти этому способствовали теплые отношения Абрамова с Аманом Тулеевым, на тот момент губернатором Кузбасса, пришедшим к власти незадолго до этого. К слову, умение Абрамова договариваться с властью в будущем не раз сослужит ему хорошую службу.

В конце 1999 года вновь созданное ООО «ЕвразХолдинг» взяло на себя функции главного исполнительного органа НТМК, ЗСМК и НКМК, а также Высокогорского и Качканарского горно-обогатительных комбинатов, компании «Евразруда» и Находкинского морского порта.

Любопытно, что на официальном сайте «Евраза» данный период истории отсутствует и сразу после 1992 года пользователя переносят в 2001 год. Именно тогда, по информации на сайте компании, и были приобретены НТМК и ЗСМК, ВГОК был приобретен компанией в 2002 году, НКМК и Находкинский морской порт – в 2003-м, а КГОК и «Евразруда» – в 2004 году. Впрочем, «были приобретены» и «попали под управление», как мы знаем, термины разные.

Здесь стоит отметить, что в этот период из топ-менеджмента компании выбывали другие акционеры: кто-то по состоянию здоровья, кто-то по другим причинам. Их доли покупали Фролов и Абрамов, таким образом, крупными акционерами являлись именно они.

Нулевые, приход Абрамовича и кризис 2008 года

В середине 2000-х холдинг «прописался» в Люксембурге и начал зарубежную экспансию. Летом 2005 года акционеры «Евраза» провели IPO в Лондоне – примерно 8 % акций были проданы за 422 млн долларов США, а всю компанию инвесторы оценили в 5,1 млрд долларов. После IPO штаб-квартира переехала в Лондон. В том же году «Евраз» впервые приобрел активы за рубежом. Речь идет об итальянском сталепрокатном комбинате Palini E Bertoli. Любопытно, что, по некоторым данным, сначала акционеры компании предлагали итальянцам долю, но в итоге договориться не удалось. Чуть позднее компания приобрела чешский сталепрокатный комбинат Vitkovice Steel.

В 2006 году 41 % «Евраза» приобрел Millhouse миллиардера Романа Абрамовича. Цена вопроса составила 3 миллиарда долларов США.

«Евраз» может стать площадкой для консолидации российской металлургической отрасли. Мы готовы оказывать финансовую поддержку «Евразу» в том случае, если она понадобится для крупных покупок», – заявлял тогда младший партнер Абрамовича Евгений Швидлер. Его слова приводит издание Forbes.

После этого крупные покупки пошли одна за другой. По данным издания, почти сразу компания приобрела американскую Oregon Steel Mill за 2,3 млрд долларов, из которых 1,8 миллиарда «Евраз» занял у пула иностранных банков. Это была беспрецедентная для российских металлургов сделка на территории США. Инвесторы насторожились: агентство Standard & Poor’s тогда изменило прогноз рейтинга «Евраза» со «стабильного» на «негативный», подчеркивая, что «финансовые характеристики компании ухудшатся в результате этого приобретения <…> и она существенно уменьшит свою финансовую гибкость». Однако следующее приобретение обошлось холдингу еще дороже. Опять же в основном на заемные деньги в 2008 году холдинг приобрел новые заводы в США и Канаде – на паях с Трубной металлургической компанией Дмитрия Пумпянского группа выложила более 4 млрд долларов за десять заводов компании Ipsco, производящих трубы для газодобывающей и нефтяной промышленности, машиностроения. «Евраз» стал крупнейшим в мире производителем железнодорожных рельсов и крупным игроком на рынке труб. Но суммарный долг «Евраза» за 2007 год вырос в 2,5 раза, до 6,6 млрд долларов. С покупкой Ipsco долг перевалил за 10 млрд долларов.

В этот же период «Евраз» получает полный пакет акций «Южкузбассугля», приобретает пакет акций чешского производителя феррованадия Nikom, а также активы в Южной Африке и на Украине. В частности, в 2007 году владельцы группы «Приват» Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов обменяли «букет» заводов и ГОКов на 9,7 % акций «Евраза» и 1 млрд долларов США.

В 2008 году из-за финансового кризиса цены на металл начали падать, и отношение долга к EBITDA у «Евраза», по оценкам UBS, составило 1,6. В конце ноября капитализация «Евраза» упала до рекордно низкой отметки в 1,95 млрд долларов. К управлению компанией вернулся временно отошедший от дел Абрамов. Он сумел договориться с банками о реструктуризации половины долговой нагрузки.

К слову, по информации из открытых источников, «Евраз» стал первой металлургической компанией, предпринявшей шаги по реструктуризации задолженности: в июле 2009 года компания разместила облигации на сумму 600 млн долларов, конвертируемые в GDR. Осенью того же года «Евраз» договорился о пролонгации срока по кредиту BЭБа с одного на три года, что позволило компании снизить обязательства по краткосрочной задолженности.

Выплата дивидендов акционерам также была поставлена на паузу. По информации «КоммерсантЪ», в 2009 году в рамках реструктуризации долга компания договорилась с кредиторами не начислять дивиденды, пока соотношение чистого долга к EBITDA не опустится ниже 3 (на тот момент чистый долг компании превышал 8 млрд долларов. – Прим. ред.). В апреле 2010 года президент «Евраза» Александр Фролов говорил в интервью изданию, что выплаты могут быть по итогам 2011 года. Но уже после первого полугодия чистый долг компании снизился до 6 млрд долларов, а его отношение к EBITDA составило всего 2,1.

20-летие «Евраза», новая стратегия и американские санкции

В 2012 году «Евраз» отметил 20-летие. В честь этого события холдингом была представлена новая стратегия, направленная на устойчивое развитие предприятий компании по всему миру. Другими словами, избавление от непрофильных активов. В 2013 году «Евраз» продал Высокогорский ГОК, активы «Евразруды» в Хакасии и Мундыбашскую обогатительную фабрику в Кемеровской области, Центральную ТЭЦ в Новокузнецке, шахту «Грамотеинская» в Кемеровской области, закрыл завод EVRAZ Claymont в США.

При этом в том же году компания получила косвенный контроль над шахтой «Распадская», ввела в эксплуатацию завод по производству мелкосортного проката в казахстанском Костанае и приобрела пакет акций в железорудном проекте «Тимир».

В 2015 году был деконсолидирован южноафриканский завод Highveld Steel and Vanadium, «Евраз» вышел из нестратегических активов в США, спустя год продал Находкинский морской торговый порт, а в 2017 и 2018 годах – украинские активы. В прошлом году «Евраз» избавился и от итальянского Palini e Bertoli.

Непростым годом для «Евраза» стал 2018-й. Тогда компания начала активно готовится к возможному введению американских санкций против холдинга и основных бенефициаров. Речь идет о перераспределении долей в компании и переводе их на разные структуры. Как сообщает РБК, до сентября Абрамович, Абрамов и Фролов контролировали бумаги компании через Lanebrook Ltd, которой принадлежало 62,74 %. Но затем Lanebrook была ликвидирована. Абрамович, владевший долей в 30,52 %, перевел ее на Greenleas International Holdings Ltd, зарегистрированную на Британских Виргинских островах, Абрамов и Фролов передали 31,02 % Crosland Global Limited. Оставшиеся акции миноритарный акционер Евгений Швидлер также перевел на другую структуру, название которой не раскрывалось. Позднее же Абрамов перевел свою долю (20,69 %) на новую структуру – кипрскую Abiglaze Ltd (на 100 % принадлежит Абрамову. – Прим. ред.). Прежде Абрамов владел долей через кипрскую Crosland Global Limited, акционером которой также является Александр Фролов (10,33 %). Фролов же остался единственным акционером Crosland Global.

«Поскольку Lanebrook владела более чем 50 % в компании, риски включения Lanebrook как структуры Абрамовича в санкционный список, а вместе ней автоматически и «Евраза», были высоки. Это особенно сильно ударило бы по сталелитейной компании, учитывая, что у нее есть крупные активы в США. А теперь, если Минфин введет санкции против кого-то из трех акционеров, «Евраз» не должен пострадать», – комментировал ситуацию тогда изданию РБК директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов.

Впрочем, было и другое мнение на этот счет. В частности, часть экспертов полагали, что если США все-таки решат ввести санкции в отношении всех троих совладельцев «Евраза» – Романа Абрамовича, Александра Абрамова и Александра Фролова, просто перераспределение долей не поможет. Как сообщало издание Forbes, с учетом правила 50 %, в случае введения санкций одновременно против основных бенефициаров, санкционный режим будет также распространен и на «Евраз», поскольку в совокупности они косвенно владеют более чем 50 % акций, а именно 61,89 %.Если санкции будут введены только в отношении одного из бенефициаров или двоих из них с совокупным владением менее 50 %, «Евраз» не будет автоматически подпадать под санкции.

«Однако вышеуказанные возможности избежать применения правила 50 % появились не в результате недавней реструктуризации, поскольку она не повлияла на доли бенефициаров в «Евразе». Поэтому говорить о том, что недавняя реструктуризация в «Евразе» имела целью предотвращение попадания компании под санкции, нельзя», – писало издание.

Тем не менее санкции ни в отношении бенефициаров компании, ни в отношении самого холдинга введены так и не были.

Что касается наших дней, то в настоящее время бизнес «Евраза» состоит из трех основных сегментов, каждый из которых имеет свою специализацию: стальной сегмент, угольный сегмент и стальной сегмент в Северной Америке.

По состоянию на сегодня холдинг насчитывает 18 активов. 99 организаций, в том числе за рубежом, являются подконтрольными «Евразу».

Александр Абрамов в настоящее время занимает пост председателя совета директоров холдинга, Александр Фролов – президента компании.

По итогам 2019 года, по информации на сайте компании, «Евраз» продемонстрировал свободный денежный поток в размере 1,456 млрд долларов США (в 2018 году – 1,940 млрд долларов США. – Прим. ред.). Компания продолжила сокращать чистый долг, размер которого составлял на конец года 3,4 млрд долларов (в 2018 году этот показатель составлял 3,6 млрд долларов. – Прим. ред.). Чистая прибыль сократилась до 365 млн долларов по сравнению с 2,47 млрд долларов в 2018 году.

Отметим, что за всю историю «Евраз» неоднократно оказывался в центре скандалов, однако особенно часто – за последнее время. В 2012 году на тот момент президент РЖД Владимир Якунин, например, выступая по корпоративному телевидению РЖД-ТВ, объявил, что российские металлурги сорвали заказ на поставку рельсов нового стандарта для скоростного и высокоскоростного движения и компания в 2012 году вынуждена была закупать рельсы нового стандарта в Японии. 3 декабря начальник Московской дирекции по ремонту пути Леонид Воробьев в интервью Агентству транспортных новостей (АТН) и газете «Московский железнодорожник» уточнил, что контракт на поставку для РЖД рельсов нового стандарта был сорван из-за затянувшейся реконструкции на Нижнетагильском (НТМК) и Кузнецком металлургических комбинатах (КМК), входящих в «Евраз».

На протяжении уже многих лет не утихает скандал вокруг санитарно-защитной зоны НТМК в Нижнем Тагиле: она до сих пор не утверждена. Причина в том, что в случае ее согласования в зону попадает чуть ли не половина города, а это значит, что комбинат должен за свой счет построить новые дома и соцобъекты и расселить людей. Из-за неутвержденной санитарно-защитной зоны на предприятие налагаются штрафы, но в любом случае это выходит дешевле, чем переселение тагильчан. Здоровье жителей, вероятно, вопрос вторичный.

Справедливости ради стоит отметить, что есть и другой путь преодоления санитарно-защитной зоны. Речь идет о модернизации предприятия. Именно его и избрали на комбинате. В частности, в 2018 году там была запущена новая домна, однако и с ней возникли сложности. Долгое время жители Нижнего Тагила жаловались на оранжевый дым над предприятием после запуска нового оборудования.

Был замешан «Евраз» и в религиозном скандале. В частности, промышленники долгое время пытались выселить буддистов с горы Качканар. Причина в том, что монастырь буддистов, да и сами они, мешали Качканарскому ГОКу вести разработку месторождения. Противостояние длилось несколько лет и окончилось победой промышленников – буддистов переселили на соседнюю гору, монастырь было решено не сносить, но постоянное проживание в нем запрещено.

К слову, было неспокойно и на самом Качканарском ГОКе. Сотрудники комбината не раз высказывали недовольство заработной платой и сокращениями на предприятии. Рабочие неоднократно выходили на митинги. Однажды для решения проблемы с трудовым коллективным договором и размером заработной платы в ситуацию даже пришлось вмешаться тогдашнему полномочному представителю президента в УрФО Игорю Холманских.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...