​«Угрожали реестром недобросовестных поставщиков». Как ремонт здания Пенсионного фонда в Челябинске закончился обращением в УФАС

Пенсионный фонд Фото: Евгений Поторочин

В Челябинской области разворачивается конфликт, участниками которого оказались региональное отделение Пенсионного фонда Российской Федерации и строительная компания «СУ-33». Подразделение федеральной структуры предъявило претензии подрядчику за якобы некачественно выполненный капремонт объекта и сорванные сроки, и даже попыталось добиться внесения фирмы в реестр недобросовестных поставщиков услуг. Однако, с точки зрения исполнителей, и не только «СУ-33», в настоящее время законодательство фактически не защищает их от «произвола» заказчиков услуг. Своими суждениями о регулярно возникающих конфликтах делятся и юристы, специализирующиеся на таких конфликтах. О «подводных камнях» работы по госконтрактам – в материале УралПолит.Ru.

Управление ФАС по Челябинской области приняло решение по жалобе регионального отделения Пенсионного фонда России на работу подрядной организации – ООО «СУ-33». Эта компания выполняла работы по контракту, заключенному в марте этого года.

«СУ-33» (учредитель и директор, по данным ЕГРЮЛ, Ирина Хрусталева) специализируется на строительстве жилых и нежилых зданий, а также различных инженерных и строительно-монтажных работах. Соглашение с Пенсионным фондом предполагало выполнение работ по капитальному ремонту нежилого помещения УПФР в Металлургическом районе Челябинска по адресу: улица Электростальская, 1. Завершить их подрядчик должен был к 14 июня (по данным портала госзакупок – до 29 июня). Однако проблемы с исполнением контракта возникли практически сразу, а вспыхнувший конфликт закончился односторонним расторжением соглашения со стороны заказчика и обращением в УФАС с требованием внесения «СУ-33» в «черный список» поставщиков услуг.

«…по условиям заключенного госконтракта, подрядчик должен был приступить к работам не позднее двух дней с даты заключения контракта (1 марта – прим.ред.) и завершить их до 14 июня 2021 года. К выполнению работ подрядчик не приступил…», – значится в жалобе представителей фонда.

Из этого документа, а также решения об одностороннем расторжении контракта следует, что при обследовании помещения на первом этаже здания и инженерных систем подрядчик выявил скрытые и дополнительные работы, неучтенные сметной документацией. Заказчик письменно предложил компании выполнить их за счет непредвиденных затрат, заложенных в локальной смете, изменив объем, виды работ и стоимость контракта на 10% (это предусмотрено Федеральным законом №44-ФЗ, – прим. ред.).

Тем не менее, подрядная организация отказалась работать на таких условиях, изложив причины в соответствующем письме, а затем и в возражении на односторонний отказ от исполнения договорных обязательств. На следующий день после подписания госконтракта «СУ-ЗЗ» к ремонту не приступило, что заказчик расценил как нарушение его условий.

Поясняя свою позицию, в компании сообщили, что заказчик, ссылаясь на неготовность объекта, сам смог предоставить к нему доступ лишь 15 марта, то есть более чем через две недели после заключения госконтракта. При этом объемы неучтенных в проектно-сметной документации работ во много раз превышали предусмотренные Федеральным законом №44-ФЗ отклонения в 10%.

«С непонятного электронного адреса нам скинули новую смету, в которой значилось: исключить из контракта работы на сумму 227 975 рублей и выполнить непредвиденные дополнительные работы на сумму 259 237 рублей с понижающим коэффициентом. И это только по первому этапу работ. Дальше по ходу работ мы будем всю смету менять?» – рассказала представитель компании-подрядчика Ольга Довгань.

При этом она отдельно подчеркнула, что часть предусмотренных сметой работ попросту невозможно было выполнить с соблюдением требований по качеству, а часть вообще. Например, со слов представителя фирмы, перед поклейкой обоев нужно было снять со стен набел и удалить краску, а для того, чтобы заменить линолеум, подрядчик должен был демонтировать настил из фанеры, чего не было предусмотрено сметой. Однако когда эти нюансы были доведены до сведения представителей Пенсионного фонда, те заявили, «раз подписали – делайте, иначе включим вас в реестр недобросовестных поставщиков».

Переписка к какому-либо консенсусу не привела, и в апреле «СУ-33» предложило фонду расторгнуть контракт по соглашению сторон, но в ответ получило уведомление о его одностороннем разрыве. Примечательно, что в официальных возражениях на этот шаг заказчика директор предприятия Ирина Хрусталева акцентирует внимание на изначально непрофессионально составленной смете, которая привела к дальнейшему конфликту.

«Мы также предложили вам осуществить проверку сметы на предмет достоверности определения сметной стоимости в специализированной организации (судя по аукционной документации, смета утверждена лицом, не имеющим на это права (п. 5 ст. 48 ГрК РФ), не обладающим достаточными познаниями в области определения сметной стоимости), продлить срок действия госконтракта», – значится в возражении.

Кроме того, Ирина Хрусталева отметила, что фактически размещенные в Единой информационной системе сведения являются недостоверными, что ввело в заблуждение и «СУ-33», и других участников аукциона. А все предложения пересмотреть схему и составить дополнительное соглашение с учетом фактических изменений были заказчиком проигнорированы. Более того, вскоре подрядчик узнал, что на него в УФАС отправлена жалоба. Однако недавно стало известно, что антимонопольщики, изучив документы, не нашли в действиях «СУ-33» оснований для включения в «черный список».

«Рассмотрев жалобу и заслушав наши аргументы, антимонопольный орган не установил факт умышленного уклонения подрядчиком от исполнения контракта и совершения недобросовестных действий в отношении заказчика. Кроме того, комиссия обратила внимание, что мы предупреждали заказчика и о приостановке работ, и предлагали расторгнуть договор по обоюдному согласию, но заказчик на это не реагировал, указывая нам лишь на нарушение сроков выполнения работ», – прокомментировала решение представитель «СУ-33» руководитель консалтинговой компании «Лигал Эксперт» Ольга Попова.

На фоне противостояния между строительной фирмой и региональным отделением Пенсионного фонда собеседники издания вспоминают и другие недавние конфликты. Например, в конце июня было вынесено решение по спору между челябинским поставщиком оборудования «РИЦ АИЛТ» и пермской структурой «Роскосмоса» – ПАО «Протон-ПМ». Последняя также пыталась «наказать» своего подрядчика, но Арбитражный суд Пермского края, а следом и Семнадцатый арбитражный апелляционный суд отклонили требования «Протона-ПМ» о взыскании неустойки в 114 млн рублей с южноуральского предприятия, о чем подробно информировал УралПолит.Ru.

В свою очередь, представители юридического сообщества отмечают, что подобные споры возникают регулярно. Между тем, попадание в реестр недобросовестных поставщиков означает для компании закрытие доступа к муниципальным и государственным закупкам, что создает осязаемые риски банкротства. Но действующее законодательство неспособно защитить права исполнителей. Ответственность заказчиков описывается в 15 статьях КоАП РФ, но, тем не менее, «система не работает».

«Представим себе заказчика, который должен предоставить информацию подрядчику, и пусть это будет даже не проектно-сметная документация, а хотя бы техусловия. Где заказчик должен взять эту информацию, если у него нет соответствующих специалистов? В итоге, как может, так и составляет. При этом заказчик и сам понимает, что техзадание недоработано, но он вынужден за него держаться, иначе его накажут. В итоге получаем ситуацию двух противоборствующих сторон. Со стороны заказчика идет посыл: подписал контракт – исполняй, как хочешь. Подрядчик, в свою очередь, сначала добросовестно пытается сделать «как правильно», а потом изыскивает возможности, чтобы хоть как-то минимизировать свои убытки», – описывает причины регулярно возникающих конфликтов Ольга Попова.

По мнению руководителя консалтинговой компании, метод «кнута» в сфере взаимоотношений заказчиков и поставщиков услуг не работает, а подходы следует менять, помогая «правильно сформулировать техзадание и выдавать корректные исходные данные», чтобы избежать конфликтов в процессе выполнения работ. Тему развивает ведущий юрист юридической фирмы Intellect Дарья Скудная.

«Проблема с техзаданием заключается в точности описания предмета закупки – того, что заказчик в результате хочет получить. Многие, стремясь к этому, пытаются максимально детализировать техническое задание, что потом в ходе исполнения контракта может стать проблемой для обеих сторон контракта. В других случаях, описание закупки, наоборот, не проработано. Из-за чего в последующем возникают споры уже на стадии исполнения контракта, а чаще всего сдачи-приемки работ. Такие ситуации обычно связаны с отсутствием в штате заказчика квалифицированных специалистов для написания технического задания под конкретную закупку», – называет типовые проблемы юрист.

Как бы то ни было, контракт так и не был исполнен в надлежащие сроки, и не исключено, что «СУ-33» и Пенсионный фонд встретятся в суде, а само соглашение станет предметом проверок со стороны надзорных органов. Такую возможность предприниматели не отрицают.

«В сложившейся ситуации мы будем вынуждены обратиться за защитой своих нарушенных прав в органы, осуществляющие контроль за соблюдением законодательства в сфере госзакупок – прокуратуру, уполномоченному по правам предпринимателей, а также в судебные органы», – указала директор компании в возражениях на односторонний разрыв контракта.

УралПолит.Ru продолжит следить за развитием событий.

Автор: Александр Филиппов


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.