«Это не кошерно, не халяльно, не богоугодно»: новые факты из жизни еврейской гимназии

На процессе о преподавателе «Ор Авнер» Тыкмане главному свидетелю пришлось угрожать «уголовкой»

Как гособвинитель чуть не пришел на суд над еврейским преподавателем в арабском платке и в чем разница между побегом и уходом свидетеля – в репортаже «УралПолит.Ru»

Одна из основных свидетелей обвинения по скандальному делу преподавателя екатеринбургской еврейской гимназии «Ор Авнер» Семена Тыкмана отказалась выступать со своими показаниями в суде. Правда, подумав, она изменила свое решение и рассказала об изнанке образовательного учреждения и тех фактах, которые ее вынудили завалить инстанции жалобами на школу. Как гособвинитель чуть не пришел на суд над еврейским преподавателем в арабском платке и в чем разница между побегом и уходом свидетеля – в репортаже «УралПолит.Ru».

Марина Наймушина – мать одной из бывших учениц еврейской гимназии «Ор Авнер». Женщина – одна из главных свидетелей стороны обвинения по делу экс-преподавателя учебного заведения Семена Тыкмана. Дочка Наймушиной рассказала следователям УФСБ о якобы имевших место радикальных высказываниях Тыкмана по отношению к православным церквям и представителям немецкой нации. Против преподавателя возбудили уголовное дело по ч.1 статьи 282 «Разжигание ненависти». Процесс над ним проходит в Кировском суде Екатеринбурга, и «УралПолит.Ru» ранее уже подробно рассказывал о резонансном деле.

Суд вызывал Наймушину для дачи показаний уже несколько раз. Но все прошлые разы она уходила до начала процесса либо вовсе не являлась. Поэтому теперь суду пришлось доставлять ее на процесс принудительно. Первым делом Марина Александровна зачитала суду свое ходатайство.

– В связи с тем, что в СМИ уже размещена информация о несовершеннолетних свидетелях, к числу которых относится моя дочь, с указанием их персональных данных, без получения разрешения их родителей, в нарушение закона о персональных данных, а также о данных ею показаниях, мной была подана жалоба в прокуратуру Кировского района Екатеринбурга для привлечения к ответственности представителей «желтой прессы». Также в связи с предоставлением адвокатом Клеменовым представителям СМИ недостоверной информации, в том числе касающейся личной жизни свидетелей, что недопустимо и является разглашением информации, относящейся к уголовному судопроизводству, грубейшим нарушением адвокатской этики, прошу суд удалить из зала суда представителей СМИ, запретить адвокату защиты аудио- и видеосъемку меня, запретить адвокату защиты передавать в СМИ материалы. Вынести решение о недопустимости размещения фотообразов, видеосъемки, персональных данных свидетелей в СМИ с целью их защиты, – на одном дыхании зачитала Марина Наймушина. В дополнение к ходатайству она уточнила, что журналисты разгласили имена и фамилии детей. – Про меня написано, что я убегала с процесса. Но я вообще-то не убегала! Я уходила! Как пришла, так и ушла. Это вообще-то мое право.

– Да вы что! – не удержался адвокат Анатолий Клеменов.

Гособвинитель Михаил Осокин поддержал ходатайство, напомнив судье, что он и сам ранее выступал за закрытие судебного заседания от представителей прессы на время выступления свидетелей.

– Никаких оснований для удовлетворения этого ходатайства нет, кроме заботы о гражданке Наймушиной, – заявил адвокат Анатолий Клеменов и пустился в размышления о «беспринципной немотивированности» ходатайства свидетеля.

Судья объявила перерыв и более 40 минут не возобновляла процесс. Большую часть этого времени стороны активно перекидывались шутками.

– Какова ваша позиция? – задал вопрос гособвинитель адвокату Клеменову.

– Склонить вас к отказу от обвинения, – нашелся защитник. – Ведь это [обвинение преподавателя в экстремизме] все не кошерно, не халяльно, не богоугодно, если быть толерантным.

– Главное, чтобы было законно, – подытожил Осокин.

Развивая тему терпимости, гособвинитель продолжил:

– Мне коллеги подарили арабский платок. Я в шутку думал, надеть его сюда или нет.

– О да. Это было бы очень толерантно, – подтвердил Клеменов.

Наконец, судья вышла из совещательной комнаты и огласила решение об отказе в удовлетворении ходатайства свидетеля, сделав ремарку для представителей СМИ о недопустимости публикации персональных данных, которые стали известны в ходе судебного заседания.

– Я прошу суд дать мне письменный отказ, – сделала новое заявление свидетель Наймушина. – Я показания давать не буду.

– Вы в начале судебного заседания были предупреждены об ответственности за отказ от дачи показаний. Если вы отказываетесь, вы можете быть привлечены к уголовной ответственности по статье 308-ой, – разъяснила судья Шенгина.

– Мне нужен перерыв, – выпалила загнанная в угол Марина Александровна.

– Почему?

– А как адвокат берет перерыв?

– Адвокат берет перерыв, чтобы обсудить со свидетелем...

– А я беру перерыв, чтобы обсудить сама с собой, – ответила свидетельница.

– По какому вопросу?

– Ну, это мое уже дело. Мне нужно пять минут.

Судья пошла навстречу Наймушиной и объявила новый перерыв. Все выделенные судом пять минут она провела в коридоре, оживленно беседуя по телефону. А на возобновившемся заседании женщина заявила о готовности к даче показаний.

«На уроках он рассказывал про себя и свою жизнь»

Марина Наймушина рассказала, что дочка проучилась в гимназии «Ор Авнер» с четвертого по седьмой класс, с 2011 по 2014 год. Поначалу ей очень нравилось учебное заведение. Но в какой-то момент в гимназии сменился директор и, по словам свидетеля, обстановка ухудшилась. Началась перетасовка учителей. Так, якобы учителя литературы перевели на должность преподавателя географии. Соответственно, снизился уровень образования. Наймушина также поведала о жуткой антисанитарии и постоянных конфликтах с администрацией заведения, из-за которых она даже вышла из родительского комитета.

На этом фоне якобы разгорался конфликт между учениками и преподавателем курса еврейских традиций Семеном Тыкманом. Приведем дословно показания дочери Наймушиной, которые были ею даны в ходе следствия, а сегодня их огласили в суде:

«Зимой 2013 года приблизительно в декабре на уроке еврейских традиций учитель Тыкман, который является бывшим военным (насколько мне известно, у него нет педагогического образования), в присутствии учащихся нашего седьмого класса сообщил нам , что, проезжая на машине мимо православной церкви, он плюет в ее сторону, в связи с неприязнью и негативным отношением к христианству, так как это не его народ. А также он всегда закрывает глаза и, если это невозможно сделать, он плюет в сторону христианской церкви. Эти слова Тыкман говорил прямо на уроке. Так как у нас много православных учащихся, нас это сильно оскорбило. Кроме того, в этот же период Тыкман, также в присутствии учащихся, заявил, что представителей немецкой нации необходимо уничтожить в связи с тем, что они в период второй мировой войны истребляли евреев. Об этом Тыкман говорил просто. Перепрыгивал с темы на тему. Какой-либо учебной программы по курсу еврейских традиций у него не было. На уроках он обычно рассказывал про себя и свою жизнь. После указанных уроков девочки класса, большинство из которых православные, с недоумением отзывались о поведении учителя и его высказываниях».

Об общей ситуации в гимназии Марина Наймушина написала несколько заявлений в полицию, прокуратуру, а после – уполномоченному по правам детей Свердловской области Игорю Морокову.

– Почему вы в своем заявлении Морокову указали 17 фактов нарушений, но не сообщили о Тыкмане? Ведь нежные души детей травили ядом экстремизма, мне кажется, это злодеяние куда серьезнее, чем антисанитария, – поинтересовался адвокат Клеменов.

– Я указала об этом позже. Когда меня вызвали в аппарат Морокова, то его сотрудники попросили изложить дополнительные факты. Там я все и указала, – заявила Наймушина.

Как сейчас выясняется, именно эти заявления и стали причиной скандальной проверки «Ор Авнер» прокуратурой и изъятием учебной литературы.

– Все мои доводы тогда и подтвердились. И даже в большем объеме, – гордо подытожила Марина Александровна.

После длительного допроса Наймушиной суд оперативно заслушал выступление бывшего преподавателя гимназии по курсу математики Светланы Федоровой. После чего суд принял решение о принудительном приводе на заседание следующего свидетеля обвинения – сотрудницы синагоги Миллер. Она длительное время пребывает в Израиле, и поэтому не может явиться в суд. Ее допрос запланирован на 23 ноября.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...