​Директор IT-компании «Недремлющее око» Леонид Стариков – о создании первого в мире виномата: «Мы решили не бояться и сделать сами»

Леонид Стариков Фото: Иван Кабанов

События этого года внесли существенные коррективы в экономику и бизнес. Некоторые теряли партнеров, клиентов, закрывались или уходили с рынка. А кто-то брал все в свои руки и создавал что-то новое. Екатеринбургская IT-компания «Недремлющее око» придумала и произвела первые в мире виноматы. Зарегистрировали новую фирму в феврале 2022 года, незадолго до начала СВО, а от идеи до реализации прошел год. Мы встретились с директором Леонидом Стариковым и поговорили, какого это – воплощать свои идеи, когда вокруг неопределенность. Подробности – в интервью.

Леонид, расскажите, когда вы решили начать производить виноматы? Как вам пришла эта идея?

– Для того, чтобы решить производить, их сначала надо было придумать. Наша основная деятельность – это системы безопасности, в том числе с разработкой нейросетей, у нас есть технология распознавания лица, госномеров автомобилей и прочих видеообразов. И когда мы поняли, что у нас есть эта технология, сделали несколько проектов: в школах, ЖК, заводах. Думали, куда еще ее можно применить. Мы решили соединить историю вендинга с распознаванием лица, потому что есть запрет на продажу несовершеннолетним алкогольной продукции, соответственно автоматизация в этом сегменте не происходила, потому что не решалась эта задача. Мы придумали, как ее решить. Тренд на общую автоматизацию в ритейле очевиден. Мы уже видела в супермаркетах, в магазинах у дома формат кассы без кассира. Есть целые бизнесы, которые строятся на том, что нет кассиров. Поэтому мы в волне этого тренда сделали свой продукт – автоматизировали продажу вина. Так родилась сама идея.

Мы решили посмотреть в интернете, хотели подсмотреть, как это делать изначально. Но оказалось, что подсмотреть негде. Поэтому получилось так, что мы сами, с нуля, собрали прототип. Мы же инженеры, строим объекты и делаем там довольно сложные системы. Соответственно, понимание, как строить какие-то штуки, системы, у нас было. Мы решили не бояться и сделать самим. Корпус вырезали из фанеры, напечатали некоторые части на 3D-принтере, купили насосы, поставили камеру, компьютер, подключили к интернету и запустили. Собрали за несколько месяцев. У нас получилось.

Здесь нам подвернулась выставка вина на Волга-Дон – «Вин Фест». Мы договорились с крымскими виноделами, которым было интересно попробовать новинку, и повезли туда виномат. Там разливали вино по бокалам. По сути, технология работала. Неожиданно это произвело может быть не фурор, но сильное впечатление. Мы точно угадали с технологией и продуктом, потому что у нас сразу возникла очередь и большой интерес. Спрашивали все: от потребителей до владельцев винотек, виноделен. Они сразу смекнули, что могут ставить их у себя, проводить дегустации, упростить этот процесс. Также это делает продажи в магазинах. Рестораны, кафе тоже заинтересовались. После того, как мы явили его миру, попали в СМИ, получили кучу отзывов, заинтересовались реально все сферы бизнеса, которые связаны с вином. Мы поняли, что надо делать промышленную серию, потому что когда ты сам собрал из подручных материалов, с этим в приличные места нельзя идти.

Часть сами делаем, а для другой – нашли подрядчика, завод, который делает вендинговые машины. Мы пришли к ним, заключили лицензионное соглашение. Кстати, мы получили патент. Когда мы поняли, что такой штуки не существует, подали на патент. Сейчас у нас открыто окно, когда нам надо закрепить этот патент в других странах. Мы подали заявку практически везде, кроме недружественных стран, потому что там это бессмысленно сейчас: Китай, Индия, Латинская Америка, СНГ.

Сейчас, на данный момент у нас закончена первая серийная промышленная партия – пять штук. Один из них находится в нашем офисе, он проходит последние полевые испытания, прежде чем мы поставим его клиентам. Все эти пять штук мы хотим обкатать в поле, собрать с клиентов обратную связь, потому что между идеей, как это будет работать и тем, как этим будут пользоваться люди в реальности, все равно есть какой-то зазор. Внесем коррективы в софт или железо, а дальше будем запускать дистрибьюторский канал.

Вы сказали, что часть производите сами, другую – подрядчик. Где их делают? Это зарубежный или отечественный завод?

– Это российский завод. Мы сделали так, что нет никаких проблем с комплектующими.

Что из себя представляют эти аппараты? Как они работают?

– Самая ближайшая аналогия – это кофе-машина. Виномат сделан так, чтобы работать с бутылками. В основе этой бизнес-истории кроме автоматизации также лежит проблема того, что бокал вина довольно сложно добыть. Порцию пива можно купить, этот процесс бессмысленно автоматизировать. А бокал вина ты зачастую нигде не можешь купить, кроме как в ресторане.

В самом виномате два холодильника, условно для красного и белого. Там меняется температура, поэтому можно сделать как угодно. Каждый из них – на четыре бутылки, поэтому можно сделать хоть восемь «белых», хоть восемь «красных» бутылок. Они сделаны так специально, чтобы была возможность выбора. В каждую бутылку вставляется вакуумный насос, который позволяет наливать любое количество вина – дегустационную порцию, полноценную, двойную. Все это настраивается в компьютере. У него стоит система распознавания лиц, есть камера. Все это подключено к интернету и объединено в общую сеть. По сути, это все.

Дело в том, что нам надо удостовериться, что клиенту есть 18 лет. Это краеугольный камень всей истории. Поэтому нам нужно распознавание лиц. Несмотря на то, что нейросеть умеет определять возраст без паспорта, там все равно есть вероятность ошибки. Мы не можем допустить такую историю. Поэтому мы просим какой-то документ. Системе необходимо скинуть сэлфи и фотку паспорта, без паспортных данных. Это вносится в базу и потом автоматически распознается. Оплата происходит через QR-код.

Виноматы можно использовать в отелях, в продуктовых гипермаркетах на дегустации, в качестве маркетингового инструмента, который увеличивает продажи. Люди смогут попробовать и выбрать, какую бутылку вина они сегодня выпьют за ужином. В ресторанах их можно поставить в зоне хостес, можно предлагать эту историю комплиментарно или платно и гость уже с бокалом вина пойдет к столику. Так же работает и в обратную сторону – это уже своеобразная русская традиция «на посошок», когда уже готов садиться в такси и тут тебе последний бокальчик с собой предлагают. «Вино to go», так сказать. Плюс хорошо работает на верандах. Например, там он может просто стоять. Люди шли мимо, заметили виномат, налили бокальчик вина и пошли дальше. Это тоже увеличивает продажи и пролив ресторанов. Ну и последний вариант – круизные лайнеры. У нас это, например, круизы по Волге. Не секрет, что в таких местах нормального вина не найти. А здесь все самим собой – отдыхающие дышат свежим воздухом, кормят чаек и наливают вино. Такие кейсы обсуждались, такие варианты рассматривали наши потенциальные клиенты.

Получается, вы начали реализацию своей идеи незадолго до начала развития событий на Украине. Как 24 февраля и последующие события повлияли на реализацию вашей идеи на старте?

– На самом деле, так вышло, что никак. Спецоперация повлияла на другие процессы, но в случае с виноматом – нет, поскольку технология наша и мы никогда не были здесь зависимы от недружественных стран, полагались только на себя. Здесь ничего принципиально не поменялось.

Вы не боялись, что столкнетесь с какими-то сложностями?

– Это вопрос к малому бизнесу в России. Когда все начали волноваться, бегали, кричали «как нам дальше жить? что делать?», у малого бизнеса в стране ничего не изменилось. Ты как находился в постоянном стрессе, перетекал из одного кризиса в другой, так точно и продолжил это делать. Ничего не изменилось. Обычная жизнь.

Сколько стоит один аппарат? Где вы брали первичный капитал? Сколько средств пришлось вложить на создание виноматов?

– Аппарат стоит 1,2 миллиона рублей. У нас есть партнер, мои друзьям по совместительству, который инвестировал. Мы с ними договорились так: мое – работа, знания и фантазия, их – капитал.

В каких заведениях первые автоматы будут представлены? В каких городах?

– Первая партия расписана, у нас есть желающие их взять, посмотреть. Это Екатеринбург, Москва, Санкт-Петербург. Процесс идет. Желающих больше, чем готовых виноматов. Мы еще ведем переговоры. Точно поставим в Екатеринбурге, в винотеку скорее всего. В Питере будет ресторан.

Планируете ли делать вторую партию? Какого объема она будет?

– Конечно, планируем. Думаю, все решится на стадии «пилота». Как только люди поймут, что это работает, убедятся, что это может приносить деньги, возврат инвестиций за год-два возможен, то сформируется пакет заказов и исходя из этого мы начнем производство. Я полагаю, что речь пойдет о нескольких десятках, 50 штук, например. Может быть, до 100 единиц.

Вы позиционируете свою продукцию, как первую в мире. Есть ли планы выхода на зарубежный рынок?

– Да, собственно для этого и патентуем в других странах. У нас есть центр поддержки экспорта, я уже к ним ходил. Они сказали: «Интересно». Но там много бюрократических процедур надо пройти. Мы встали на этот путь, будем сейчас по нему идти. В идеале – попасть с бизнес-миссией или на выставки, чтобы найти потенциальных дистрибьюторов, потому что у нас такая модель бизнеса. Мы будем производителем, а в регионах будут наши представители, дистрибьюторы, которые займутся продажей и обслуживанием. И за рубежом, соответственно, такая же модель. Мы можем быстро дотянуться до Китая, ОАЭ и саудитов. Там, конечно, мусульманские страны и они с алкоголем в интересных отношениях, но у них есть зоны, где это можно. Хотелось бы заинтересовать любую отельную сеть, условный Hilton. Если они поставят у себя наши виноматы, то другие сделают то же самое. До них проще достучаться через Дубай.

Говоря о внутреннем рынке. Вы недавно ездили в Москву, беседовать со столичными партнерами. Каких результатов удалось достичь?

– Мы общаемся с клиентами разного уровня и на прошлой неделе (интервью проходило 19 декабря, прим.ред.) у нас была встреча с Павлом Титовым – это владелец «Абрау-Дюрсо». Его заинтересовало наше предложение, он посчитал, что это хороший аттракцион. Поскольку у них есть большой туристический кластер, то это будет хорошо там смотреться. Мы договорились с ним о «пилоте», в январе мы поставим им виномат. Они его опробуют и если все будет хорошо, то будем договариваться о поставке в отель, туристический кластер и возможно в винотеку.

Также мы пересеклись с несколькими ресторанами, которые специализируются на винной тематике. Из крупных сетей – мы закинули презентацию в White Rabbit Family. Не могу сказать, что там все точно, но какой-то интерес есть. В целом, желающих больше, чем мы можем сейчас дать на тест. Все будет зависеть от отзывов в эксплуатации. Если все будет в порядке и мы действительно увидим, что виноматы увеличивают пролив и дают экономию, то любой бизнес будет готов их использовать.

Здесь даже нет привязки к региону. Нам звонили из Хабаровска, Волгограда, Самары, Саратова, Оренбург писал. Заведение каким угодно может быть, потому что какое будет вино в виномате определяет сама компания. Можно поставить какое-нибудь Шардоне Донское по 250 рублей за бокал, а можно по бокалам продавать относительно дорогие вина. Есть много авторских вин в Крыму, которые стоят в ресторанах по две-четыре-пять тысяч, и люди хотят убедиться, что это вкусно. А через виномат это проще, чем сразу брать целую бутылку.

Какие планы у вас на будущее?

– Давайте будем оптимистами и верить, что тесты будут удачными и «пилоты» все завершаться благополучно. При таком условии на 2023 год я примерно ставлю цель в 100 виноматов. Путь будет круглая цифра, для планов она годится. Думаю, по всей стране они разойдутся. Параллельно нужно успевать попадать на экспорт, потому что, как правило, хорошие идеи приходят одновременно в разных странах. А когда ты заявил о себе, могут захотеть попытаться повторить технологию. Есть компании с большими ресурсами, чем мы. Поэтому 2023 год – это продажи в России и выход на экспорт. По крайней мере подготовка к тому, чтобы это точно можно было сделать.

Также хотели бы развивать технологию. Например, продажа по бутылкам в ритейле. Сейчас, на сколько я понимаю, по закону это нельзя делать. Но может быть сделают какую-нибудь поправку, ведь если можно платить своим лицом в метро, то мы верим, что это работает, государство верит, что это работает. Значит, точно также с помощью лица можно платить и за бутылку, потому что понимаем, что 18 лет уже есть. Если это будет возможно, то можно ожидать другую версию наших виноматов в торговле. Представьте себе, что теперь в «Красное&Белое» будет не три кассы, а две кассы и два виномата. Любая автоматизация дает экономию. У них же тысяча магазинов. А если мы 30% фонда оплаты труда срежем? Это же очень большие операционные расходы. Им это может быть очень интересно. Также мы уже продумали, как сделать виномат для бара.


Вы можете поделиться новостью в соцсетях
Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.