Последнее слово в виде притчи: прения по делу Дмитрия Лошагина

«Устроил показательную месть», уверена мать погибшей Светлана Рябова

​Судебный процесс по делу Дмитрия Лошагина, сделав крутой поворот, вновь вышел на финишную прямую. Прокурор потребовал приговорить обвиняемого к тринадцати годам колонии строгого режима. Адвокаты гламурного фотографа по прежнему просят суд полностью оправдать своего подзащитного.

>

Судебный процесс по делу Дмитрия Лошагина, сделав крутой поворот, вновь вышел на финишную прямую. Прокурор потребовал приговорить обвиняемого к тринадцати годам колонии строгого режима. Адвокаты гламурного фотографа по прежнему просят суд полностью оправдать своего подзащитного. Сам подсудимый в последнем слове рассказал притчу из книги, которую прочитал в тюремной библиотеке. Подробности – в материале «УралПолит.Ru».

Второй раз судебный процесс по делу Дмитрия Лошагина вступает в стадию прений. Еще в ноябре суд должен огласить приговор обвиняемому, однако в день оглашения вердикта судья неожиданно для всех вернул процесс на стадию судебного следствия, чтобы допросить нового свидетеля защиты – московского независимого эксперта Юрия Паждина. Тогда он раскритиковал выводы судмедэкспертизы.

В результате участникам процесса пришлось заново проходить соответствующие регламенту судебные стадии. Первым на сегодняшнем заседании выступил гособвинитель Микаэль Оздоев. «Нет никаких сомнений в виновности Лошагина. Его молчание объясняется тем, что он хотел сначала ознакомиться с собранными доказательствами, чтобы потом выстроить свою защиту», – сделал вывод Оздоев. В своей речи он упомянул все собранные доказательства и подверг жесткой критике выступление эксперта Юрия Паждина.

«Паждин вышел за пределы своих полномочий и дал оценку протоколам следственных действий. Согласно его выводам, повреждения, повлекшие смерть Прокопьевой, мог причинить человек со специальной подготовкой. Это его личный вывод, не подтвержденный научными изысканиями. В действительности же эти повреждения мог причинить любой взрослый человек среднего телосложения. Поэтому я предлагаю суду скептически отнестись к показаниям Паждина. Таким образом, исследованные доказательства полностью подтверждают вину Лошагина. Лошагин вину не признал, в содеянном не признался. Также он имеет малолетнего ребенка, что является смягчающим обстоятельством. Прошу суд признать Лошагина виновным и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком 13 лет строгого режима», – заявил гособвинитель.

Следом выступила потерпевшая – мать Юлии Прокопьевой Светлана Рябова. «Считаю, что у Лошагина был умысел убивать Юлю. У него было четыре прекрасных женщины. Одна от него сбежала в Америку, вторую он застал в постели с его другом-фотографом. Моей же дочери он устроил показательную месть в назидание собственным женам».

После этих слов Светлана Рябова продемонстрировала Лошагину бэби-ситтер с сим-картой: «Ты прослушивал ее до последнего дня. Я нашла это в ее машине». Тут потерпевшую перебил судья, сославшись на то, что данные с сим-карты не были исследованы в суде, соответственно, Рябова не может сейчас говорить об этом. Женщина закончила свою речь со слезами на глазах: «Ни одно из доказательств адвокаты не смогли развалить. Прошу вас, суд, простить меня, если я вела себя неправильно. Нервы – это было. Прошу наказать его по всей строгости».

Слово перешло к адвокатам Лошагина. Их выступление длилось около полутора часов. Сергей Лашин построил свое выступление на презумпции невиновности. По его мнению, все доказательства в деле являются лишь косвенными уликами. «Поэтому я прошу Лошагина оправдать. Кто такой Лошагин? Это человек, который любил свою жену, который потерял любимого человека и вместе с этим в течение более года находится в СИЗО. В общем и целом это человек, который в соответствии с действующим законодательством подлежит оправданию», – закончил свое выступление адвокат Сергей Лашин.

Наконец выступил сам Дмитрий Лошагин: «В последнее время я много изучал Ошо – нашел такую притчу. Пропал топор у человека, и он стал подозревать в краже соседского мальчика. Посмотрел на его походку – точно он украл топор. Все в его манерах показывало, что он вор. Спустя время, вскапывая огород, человек нашел топор. На следующий день снова увидел соседского мальчика. Ничего в его поведении не говорило о том что он украл топор! Сначала должны идти доказательства, потом выводы. Но следователь, который меня арестовывал, сразу сообщил мне, что по статистике в смерти жены чаще всего виноват муж. А с учетом того, что я купил билеты на неделю в Крым, я точно похож на преступника. Люди часто делают выводы, а потом пытаются искать доказательства. Так поступил следственный комитет, обвинив меня в преступлении, но доказательств мы так и не увидели. Было и психологическое давление, и не только на меня, на моих друзей, которым рекомендовали не давать показания. Тут сидит Светлана Петракова, она расскажет о давлении, которое на нее оказывалось. И на месте прокуратуры, видя, как сшитое дело в суде разваливается, я бы снял обвинение. Но система не умеет признавать своих ошибок. Надеюсь на вашу мудрость, ваша честь. У меня был сложный последний год. Я пережил смерть любимой жены, чудовищные обвинения, предательства и унижения. 15 с половиной месяцев я нахожусь в СИЗО. Я просто хочу вернуться к своей нормальной жизни».

Приговор по делу Дмитрия Лошагина вынесут 25 декабря.


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.