Пациент: Бизюков. Статус: смертельно болен

Расследование «УралПолит.Ru». Почему умирают от туберкулеза на Урале

«Меня зовут Максим Бизюков, мне 37 лет, женат, воспитываю доченьку. Уже 18 лет у меня стоит диагноз фиброзно-кавернозный туберкулез, ХОБЛ 3 степени, тяжелое течение, астма средней тяжести. И врачи, и наше государство на мне поставили крест», – в информацию из сообщения «ВКонтакте» сложно было поверить: его автор живет в столице одного из наиболее развитых регионов страны, Тюмени. Но областной департамент здравоохранения подтвердил, что пациент действительно наблюдается в противотуберкулезном диспансере.

Бизюков не просил денег – он подчеркивал, что ему важно рассказать о проблеме, потому что «только так в нашей стране можно чего-то добиться». Новость о нем шокировала жителей страны: за сутки ее прочитали на сайте более 70 тыс. человек, запись в Фейсбуке увидели более 400 тыс. пользователей; более 11000 разместили ее в соцсетях. Новость стала второй по читаемости в социальных сетях в России за день. Учитывая широкий общественный резонанс, «УралПолит.Ru» начал собственное расследование темы.

Максим Бизюков соглашается на встречу с корреспондентом «УралПолит.Ru», чтобы рассказать о своей борьбе с болезнью, но разговор проходит по телефону: у него открытая форма туберкулеза, контакт с ним – прямая угроза для жизни. Вся информация о ходе болезни и лечения представлена им самим: Максим дал согласие на разглашение информации о своем состоянии здоровья вечером 12 марта, но отозвал на утро, когда статья разошлась по соцсетям. Без этого документа Департамент здравоохранения Тюменской области не может разглашать данные.

«Вокруг было много людей с открытой формой туберкулеза»

Говорит эмоционально, часто делает паузы, кашляет: «У меня предсмертная агония. Я умираю, я есть не могу, сходить в туалет не могу, я подключен к самому мощному кислородному концентратору, который только можно купить в Тюмени».

Туберкулезом Бизюков заболел, когда находился в колонии – был осужден на 2,5 года за попытку кражи, «хотя ничего не украл». «УралПолит.Ru» не располагает данными об обстоятельствах уголовного дела, однако известно, что мужчина отбывал наказание в колонии строго режима ИК № 2, которая расположена в поселке Строителей рядом с Тюменью. Освободился досрочно за хорошее поведение и примерную работу. «Вокруг было много людей с открытой формой [туберкулеза], на следующий день после выхода пошел проверился и мне сказали, что болею уже несколько месяцев. Встал на учет, лечили амбулаторно до 1999 года, пока кровь не пошла», – рассказывает Максим.

Кадр сделан в мае 2013 года. Тогда Бизюков дважды проходил обследование, в Москве и Екатеринбурге

Информацию о начале лечения «УралПолит.Ru» подтвердили в департаменте здравоохранения Тюменской области. «Все время с момента первого обращения в 1997 году М. Бизюкова в лечебные учреждения Тюменской области ему оказывалась медицинская помощь в полном объеме, включая лекарственную терапию, в соответствии с его заболеванием».

В то же время источник «УралПолит.Ru» в медицинских кругах области отмечает, что Бизюков долгое время пытался лечиться народными средствами.

«Я на нервах, не подумав, взял и подписал»

За полноценной помощью к врачам он обратился фактически спустя 9 лет – в интервью это подтверждает сам Максим: «В 2008 у меня родилась дочь, и я твердо решил выздороветь». 1 октября 2008 лег в больницу. «Я говорил с лечащим врачом, который предложил мне встать на особую федеральную программу лечения, которая подразумевает лечение особыми препаратами, подготовку к операции, саму операцию и полный курс реабилитации до планового выздоровления», – Бизюков рассказывает подробно, без запинки, по памяти называя года, фамилии врачей, названия клиник.

Спустя год у Максима родилась дочь

Основная часть разговора сводится к перечислению нарушений, допущенных, по мнению Максима, при его лечении. Учитывая невозможность проверки фактов, приводим их со слов пациента. «По технике безопасности они [врачи – «УралПолит.Ru»] обязаны работать в масках (между собой мы называли их намордники). Я говорю: «А вы тут разжирели на наших харчах, вам вообще нельзя с людьми без намордников работать». И через час меня выписали из больницы. Но я оттуда не ушел, потому что мне надо было выздороветь ради дочери».

По словам Бизюкова, на встрече с главврачом тубдиспансера Инной Куликовой ему объяснили, что он уже провел в клинике положенные по закону 120 суток и теперь может приезжать каждый день за лекарством. После споров (Максим объяснял, что на улице зима и ему далеко ездить до больницы) его включили в программу для пенсионеров, которым лекарства доставляют на дом, утверждает он.

«Насчет нахождения в стационаре  весь вопрос в том, зачем ему там находиться. Неправильно, если человек будет находиться в стационаре всю оставшуюся жизнь, без возможности общаться с близкими. Задача стационара  обеспечить рекурсивный этап лечения, в этих случаях он показан. По окончании же этого этапа пациенту рекомендуется амбулаторное лечение под наблюдением специалиста», – рассказал «УралПолит.Ru» главный фтизиатр УрФО Сергей Скорняков.

Часть препаратов пациенту выдали на руки. «Через 10 дней лекарства кончаются, ко мне никто не едет, проходит 20 дней. У них же приказ есть, значит, лекарства должны привезти». Из монолога Максима выходит, что в ожидании врачей он не принимал лекарства как минимум три недели.

«В марте 2009 года я приезжаю в поликлинику с вопросом, где мои лекарства. В кабинете на меня накидывается участковая Екатерина Асямова, что я не приезжаю за лекарством. На повышенном тоне совершенно безапелляционно Асямова сказала, что из-за того, что я не приезжаю за лекарствами, я отказываюсь от лечения. Я сказал, что у них есть приказ лекарства на дом привозить. Она уточнила, где он и подсунула мне бумагу об отказе от лечения. Я на нервах, не подумав, взял и подписал ее», – Максим говорит много, кашляет, хотя и без приступов.

«7-ое мая. Я живу, я люблю, я счастлив, я любим! И ем шашлык!»,  подписано фото, опубликованное в мае 2014 года

На уточняющие вопросы Бизюков реагирует агрессивно. Рассказывает, что в 2013 году его отправляли на обследования в институт туберкулеза Москвы, в 2013 и 2014 году обследовали в Екатеринбурге. В комментариях под первой статьей о судьбе Михаила оставила сообщение его жена Ольга (она же разместила там его свежую фотографию). «Нужно было просто, когда он еще мог передвигаться, не на консультации его отправлять в Свердловск и Москву, а на лечение, у них-то есть те лекарства, которых нет в Тюмени».

Областной департамент здравоохранения настаивает: «Его консультировали ведущие институты России. От предложенной госпитализации Максим Бизюков в настоящее время отказывается». Вместо этого Максим регулярно вызывает скорую помощь: «Ко мне сегодня три раза приезжала скорая, взяли с меня расписку, что отказываюсь от госпитализации».

Учитывая запрет на комментирование болезни, который есть у минздрава, «УралПолит.Ru» попросил прокомментировать ход лечения главного специалиста по фтизиапульмонологии в УрФО Сергея Скорнякова. Он отдельно уточнил, что для любых утверждений необходимо смотреть историю болезни.

«Что касается появления подобных осложнений. Как правило, общей закономерностью является: чем раньше нашли  тем быстрее начали адекватное лечение. И, как правило, успешное. Сейчас у нас достаточно возможностей для этого, в том числе и в части индивидуального подбора лекарств. Но для этого недостаточно работы медиков  второй компонент, который необходим  ответственное отношение самого пациента. Большая часть хронических форм  это результат неправильного отношения пациента. И наиболее распространенный вариант  поздно обратился. На самом деле, что грамотный человек должен был сделать? Пройти достаточно простое обследование», – считает эксперт.

Вместо послесловия

В полусотне комментариев под новостью про Максима на «УралПолит.Ru» предложения помочь с лечением. От «Конечно, добиваться положенного лечения от врачей необходимо, но <…> Лучше уповать на Господа, нежели надеяться на человека» до советов по переезду: «Климат Тюмени влажный + холодный, абсолютно не Ваш. Выберите для переезда более теплый, сухой, с хвойными лесами». Есть и люди, которые готовы помочь финансово: «Разместите ссылку или сделайте группу в контакте с реквизитами для сбора средств».

На момент подготовки материала Бизюков отказывается от гарантированной помощи врачей. Объективных медицинских данных в общественном доступе о ходе болезни нет. Вариант лечения Максиму в любом случае предстоит выбрать самостоятельно. В случае его согласия «УралПолит.Ru» готов разместить координаты для сбора помощи в этой статье.

Справка «УралПолит.Ru»:

Туберкулез – инфекционное заболевание, вызываемое несколькими разновидностями кислотоустойчивых микобактерий. В 2006 году на постсоветском пространстве ситуация по распространению туберкулеза была одной из худших в мире, опережая только страны Африки, и составляла от 100 до 300 случаев заболевания на 100 тыс. жителей. С 2009 года показатели заболеваемости и смертности снизились на 30 %, в 2014 году показатель смертности от этой инфекции в России достиг лучшего результата за весь постсоветский период – 11,3 на 100000 населения, заявляла глава Минздрава РФ Вероника Скворцова.

В 2014 году на борьбу с туберкулезом в России было выделено порядка четырех миллиардов рублей.

  

  

Алексей Вахрушев, Игорь Чукреев

Фото: открытый профиль Максима Бизюкова «ВКонтакте»; комментарии на «УралПолит.Ru».


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.