​Бизнес на старости. Сколько и как зарабатывают на пенсионерах нелегальные дома престарелых

Пенсионер
УралПолит.Ru разбирался, почему большая часть пансионатов для пожилых – нелегальны, сколько недобросовестные предприниматели зарабатывают на стариках и как это исправить.
Фото: ФедералПресс / Полина Зиновьева

Не так давно в поселке Боровский Тюменской области произошла страшная трагедия. В нелегальном доме престарелых случился пожар, в результате которого от угарного газа погибли семь постояльцев. Хозяйку «пансионата» арестовали. Это не первый случай, когда незаконные дома для пожилых становятся частью криминальной сводки и это неудивительно, ведь сегодня рынок услуг по содержанию пожилых устроен так, что большая часть работает нелегально, что в том числе связано с желанием быстро обогатиться. УралПолит.Ru разбирался, почему дела обстоят именно таким образом, сколько недобросовестные предприниматели зарабатывают на стариках и как это исправить.

С чего начинается дом престарелых?

Сегодня на территории России существуют два основных вида пансионатов для пожилых людей: государственные и частные. В государственные входят хосписы, дома милосердия и дома-интернаты для инвалидов, геронтологические центры, социальные дома для престарелых и психоневрологические интернаты. К частным организациям относятся непосредственно частные пансионаты для пожилых и патронаж.

Создать легальный и полностью законный бизнес такого рода, который приносил бы доход, по мнению экспертного сообщества, весьма сложно. Несмотря на то, что часто цена за содержание в пансионатах для пожилых достаточно высока, выйти в плюс или хотя бы в ноль, для бизнесмена будет трудно.

Как рассказала УралПолит.Ru управляющий партнер «Пионеры ГЧП» Дарья Годунова, прежде, чем приступать к построению финансовой модели будущего частного бизнеса, инвестору необходимо принять решение о том, по какой юридической схеме удобнее пойти.

Структурируется сам подход в запуске такого рода проектов, а потому частным инвесторам можно пойти двумя путями.

Во-первых, по коммерческой схеме: арендовать или купить помещение и оказывать услуги на коммерческой основе в рамках Гражданского кодекса РФ и федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». Во-вторых, бизнесмен может пойти по пути государственно-частного партнерства или квази-контрактов. В свою очередь инвестор – заключить концессионное соглашение. Это означает, что он получает государственные землю или объект, реконструкцию и эксплуатацию которого проводит за свой счет, а возврат средств идет за счет платы за услуги и преференций государства. Кроме того, он может заключить соглашение о государственно-частном партнерстве. По сути это то же самое, что и концессия, только право собственности может быть у частного инвестора.

Еще существуют варианты, когда инвестор может арендовать помещение или землю с инвестиционными обязательствами или заключает инвестиционный договор. Наконец, бизнесмен может заключить стратегический инвестиционный контракт в рамках регионального законодательства. Это похоже на вариант с инвестиционным договором, но прибавляется конкретный пакет преференций от региона.

«Оба пути имеют право на жизнь. Если речь идет о сумме вложений до 600-800 млн рублей в проект, это скорее будет коммерческая схема. Если более – от 800 млн до 3 млрд рублей, то ГЧП», – прокомментировала Дарья Годунова.

Финансирование, как правило, складывается из собственных и привлеченных средств. В коммерческой схеме соотношение может быть разное, а в ГЧП схеме основной процент ложится на заемные средства – около 70-80%. Банков готовых финансировать такого рода проекты не много, все сводится к цифре 7-8.

Инвестору, участвующему в ГЧП, необходимо вкладываться в реконструкцию помещения, а главное – брать на себя социальную нагрузку. Это означает, что пансионат для пожилых обязаны будут принимать пожилых людей, за которых возмещение затрат по услугам идет через оформление субсидии от государства. В этом случае оплата состоит из тарифа, который устанавливается в субъектах для компенсации затрат частному инвестору, пенсии проживающего и в редких случаях доплаты от родственников. При этом те суммы, которые выплачивают регионы, часто очень низкие. Поэтому государству необходимо оказывать этому социальному бизнесу финансовую поддержку, хотя бы на компенсацию затрат на реконструкцию социальных объектов.

«У некоторых компаний есть только коммерческие места. Они иногда могут участвовать в конкурсах по 44-ФЗ (закон о госзакупках – Прим. ред) на оказание услуг социального патронажа, обслуживания, но это уже по желанию. Принятие пожилых по субсидии не становится обязанностью, когда они берут в аренду помещение, которое принадлежит государству», – рассказала Дарья Годунова.

При этом качественно оказывать услугу – это затратно. Нужно брать кредиты. При реконструкции здания нужно соблюдать строительные нормы и правила, потому что в пансионатах должны быть определенной ширины коридор и, например, соблюдаться норматив, относящийся к санузлу и кроватям для такого рода услуг.

Ранее банки выдавали кредиты на такие проекты, начиная с 1 миллиарда рублей. Сейчас этот параметр уменьшился. Например, «Сбербанк» может выдать необходимые для бизнеса деньги, начиная с 250 млн рублей. Правда, исходя из своего коробочного решения. Это означает, что кредитная организация подготовила свой проект займа, что позволяет инвестору выйти на финансовое закрытие сделки, например, через четыре месяца. Это достаточно быстро, если речь идет от ГЧП схеме.

Дарья Годунова подчеркнула, что если в пансионате для пожилых берут маленькую плату, то, скорее всего, уход будет второстепенным. Такие организации появляются, например, на бывших дачах, которые, к сожалению, часто попадают в криминальную хронику. Как и в любом бизнесе есть аферисты, которые приходят быстро заработать. Это не те люди, которые планируют заниматься бизнесом долго. Как и не те родственники, которые действительно заботятся о своих стариках, если «сдают» близких в такого рода заведения.

С 1 января 2015 года вступил в силу Федеральный закон Российской Федерации «Об основах социального обслуживание граждан в Российской Федерации». Этот закон дает возможность гражданам РФ, нуждающимся в социальных услугах, получить эти услуги в любом, в том числе частном учреждении социального обслуживания. Но именно сознательные учреждения могут предоставлять такие услуги, если вступили в государственный реестр поставщиков социальных услуг.

«Поэтому при выборе заведения, обратите внимание находится ли заведение в реестре, это определенный знак качества», – заключила эксперт.

Бизнес по правилам

Впрочем, если нахождение в реестре – это знак качества и по сути, не обязательно, то для того, чтобы подобное заведение считалось законным, обязательной является регистрация юридического лица или ИП. Кроме того, нужно получить соответствующий код ОКВЭД, а также сообщить о себе в Роструд и в соцзащиту.

В Тюмени, одним из таких легальных и законных пансионатов, например, является пансионат для пожилых «Комфорт». За шесть лет существования организация выросла до четырех отделений, у каждого из которых своя специфика для постояльцев. УралПолит.Ru пообщался с владелицей пансионата Ольгой Черпаковой, что понять примерную бухгалтерию этого бизнеса на легальных основаниях.

По словам руководителя пансионата, для создания такого учреждения нужна материальная база и определенный набор знаний. Суммы для открытия исчисляются миллионами. Например, для открытия нового, четвертого отделения, было вложено несколько миллионов рублей.

Стоимость проживания в пансионате «Комфорт» в настоящее время составляет от 1 до 1,5 тыс. рублей в сутки – в зависимости от состояния здоровья человека, то есть ежемесячная плата выходит примерно от 30 тыс. до 45 тыс. рублей.

«В процентной составляющей на питание, аренду, коммунальные платежи уходит примерно 60% доходов. При этом эта сумма может варьироваться исходя из того, сколько человек проживает в пансионате. Мой чистый доход составляет примерно 10-15% от общего оборота денежных средств. Все остальное – это зарплаты, коммунальные платежи, аренда, питание, оплата поставщиков и прочее», – пояснила Ольга Черпакова.

В среднем, по подсчетам УралПолит.Ru, при проживании 100 человек доход пансионата может достигнуть 3 млн 750 тыс. рублей в месяц. То есть директор пансионата может получить порядка 562,5 тыс. рублей прибыли в месяц. Все остальное, а именно 3 млн 187 тыс. 500 рублей – идет на оплату счетов.

Например, по словам руководителя, на аренду у «частников» четырех помещений уходит 720 тыс. в месяц.

«Социальные работники у нас получают от 2 до 2,5 тыс. в сутки. Педагоги и медики получают фиксированную сумму в 40 тыс. рублей. При этом могут быть премированы или оштрафованы», – пояснила Ольга Черпакова.

Она уточнила, что сегодня обращаться в пансионаты выгоднее, чем нанимать сиделку или медсестру. Работа надомных соцработников стоит не менее 250 рублей в час. Если родственники хотят круглосуточное наблюдение, то это обойдется в порядка 6 тыс. в сутки. Исходя из этого, стоимость дома для пожилых доступнее.

Справка: Как пояснили корреспонденту УралПолит.Ru в пресс-службе HeadHunter Урал, количество вакансий, которые предполагают работу в домах и пансионатах для престарелых, за 2020 год по стране в целом сократилось на 38%, причем в абсолютных цифрах это совсем немного – в 2020 году было всего около двухсот таких предложений.

«Об уровне заработной платы судить сложно, так как вакансии – очень разного уровня. Например, вакансия для управляющего в пансионат для престарелых в Москве предлагала зарплату от 120 до 200 тыс. рублей, а вакансия управляющего в дом престарелых в Ростове-на-Дону – от 45 до 60 тыс. рублей. Также встречаются вакансии поваров, дворников, уборщиков, сиделок, медсестер и даже маркетологов в дома престарелых», – отметили в пресс-службе.

Вакансии сиделок, по данным HeadHunter, встречаются значительно чаще. Так, в 2020 году в России было открыто около 2 тыс. таких предложений, что на 84% больше, чем в 2019 году. При этом в УрФО – 62 вакансии, что выше на 72% в сравнении 2019 годом. В Тюменской области – 13 вакансий, что в два раза больше, чем в 2019-м. Средняя предлагаемая зарплата составляет 38,5 тысячи рублей. За год существенных изменений не произошло.

Чтобы выяснить среднюю «температуру по больнице», а именно сколько стоит услуга проживания в пансионатах, корреспондент УралПолит.Ru под видом клиента также связался с двумя другими организациями, также работающими законно и легально. По легенде необходимо разместить бабушку с болезнью Паркинсона. После снятия режима самоизоляции родственники не могут заботиться о ней, а уход ей необходим.

В первом пансионате для пожилых, «Доме заботы», ответил мужчина. Сначала он рассказал об условиях, в которых проживают пенсионеры. В частности, в пансионате круглосуточно работают санитарки и медсестры. Врачи приезжают дважды в месяц из тюменской областной больницы, клиники «Доктор-А» и клинической психиатрической больницы. Осмотр постояльцев проводят психиатр, терапевт и хирург. Кроме того, утром и вечером у пожилых измеряют температуру и давление. Таким образом, наблюдается динамика состояния человека.

В доме для пожилых пятиразовое питание – три основных приема пищи и два перекуса. В свободное время постояльцы смотрят телевизор или выходят на прогулку. В номерах размещаются по два-три человека. От одноместных пансионат отказался, но больше трех человек в одной комнате не проживает. Сам пансионат небольшой – вместимость до 30 человек. На данный момент проживает 27 человек. Правда, организация подразумевает длительное пребывание – от месяца. Краткосрочных постояльцев не берут.

«В среднем получается порядка полутора тысяч. Если сам передвигается, но нужен уход – 1 тыс. 100 рублей. В пошлом году было дешевле, но в связи с подорожанием продуктов и прочего, были вынуждены поднять цену. То есть 33 тыс. рублей в месяц – для тех, кому нужен уход, 30 тыс. рублей – для тех, кто полностью самостоятелен, 42-45 тыс. рублей – для лежачих и маломобильных. С вас еще лекарственные препараты и памперсы. Все остальное за нас счет, например, постельное, полотенце, шампуни, зубная паста, мыло и прочее», – рассказали в «Доме заботы».

Во втором пансионате, «Добрые руки», корреспонденту УралПолит.Ru ответила женщина. Легенда была немного изменена. Так, родственники ищут место для бабушки 82 лет. Она уже плохо ходит и видит, и немного ворчит.

Как в «Доме заботы» в этой организации утром и вечером производятся замеры артериального давления, сахара в крови и температуры. Постояльцы могут проживать как в двухместной, так в четырхместной комнате. Оплачивать отдельно «двухместку» не нужно. Пожилому будет доступны душевая кабина, раковина и унитаз. Кроме того, ведется видеонаблюдение в каждой комнате.

«Проживание у нас составляет 1 тыс. 200 рублей в сутки. Кроме того, ежемесячно 1 тыс. 300 рублей нужно вносить на хозяйственные нужды. Итого месячное содержание в пансионате обойдется в 38 тыс. 500 рублей. В эту сумму входят полный уход, сиделка 24 часа в сутки, медсестра, посещение терапевта четыре раза в неделю», – рассказали в пансионате.

Кроме того, родственники приобретают лекарства и памперсы. Один прием прием психиатра бесплатный, следующие сеансы обойдутся в 1 тыс. 500 рублей. Невролог также отдельно оплачивается – прием 1 тыс. 400 рублей. Массажный и процедурный кабинеты также платные.

Бизнес вне закона

Как рассказал корреспонденту УралПолит.Ru один из участников этого рынка, цель «теневого» сегмента рынка – быстрое обогащение и избежание контроля со стороны проверяющих органов. Открытых и легальных пансионатов очень мало.

Дома для пожилых, которые находятся в «тени», как правило, вынуждены скрывать свою деятельность, чтобы избежать проверок надзорных органов, которые они пройти не могут. Это связано с тем, что пансионаты – это часто переделанные жилые дома, как правило коттеджи в пригороде, а потому они не будут соответствовать, например, строительным требованиям. К тому же, расходы на создание такого пансионата и содержание стариков будет не высоким, а потому прибыль может быть выше, чем в легальных.

Найти контакты домов для престарелых, которые будут «теневыми», достаточно просто. Для это стоит немного полистать соцсети и площадки для торговли по типу «Авито» или «Юла». Таких объявлений там сотни. Часто цены на проживание не указаны, но в случаях когда стоимость прописана, она не слишком большая – от 500 до 700 рублей в сутки. В сравнении с открытыми и легальными учреждениями, разумеется, она ниже, однако, не нужно забывать о том, что в большинстве случаев «нелегалы» не принимают много пенсионеров, не нанимают персонал, а если и кого-то берут, то это от силы пара человек без профильного образования.

Также «пансионаты» не имеют названий. В один из таких пансионатов позвонил корреспондент УралПолит.Ru. На том конце провода ответила женщина, которая рассказала, что у них «мало народу», а потому комнаты более или менее свободные. В них живет два-три человека.

«Есть телевизоры на первом и втором этажах. Гулять они могут выходить, но только когда тепло. Лестниц крутых нет, но чтобы выйти из дома нужно преодолеть две ступеньки. Есть ходунки и палки», – рассказали корреспонденту УралПолит.Ru.

В нелегальном пансионате, по словам представителя учреждения, четырехразовое питание – три основных приема пищи и перекус. Если кто-то захочет еще поесть, то в холодильнике есть «на бутерброд и молочко», печенье и пряники.Досуга организованного в пансионате нет. Нет и врача, который бы следил бы за состоянием постояльцев. Вблизи от пансионата, по заверениям хозяйки дома для престарелых и инвалидов, есть больница, а состояние контролирует непосредственно она и сиделки. «Домашний вариант» обойдется в 24-25 тыс. рублей в месяц. Лекарства и памперсы за счет родственников. То есть сутки обойдутся в чуть более 800 рублей. Также хозяйка пансионата обмолвилась, что дом находится в аренде. В доме проживает в среднем 15 человек, а потому в среднем доход будет равняться 367,5 тыс. рублей.

Во втором нелегальном доме для пожилых корреспонденту УралПолит.Ru также рассказали о том, что в пансионате четырехразовое питание, помывка, а когда тепло – прогулки. Памперсы меняют утром и вечером. Измеряют также температуру, сахар в крови и давление. Содержание – «домашнее». Телевизор есть в каждой комнате. Хозяйка частного дома отдала его под пансионат. В доме три комнаты, в которой может проживать до 12 человек.

«У нас осталось одно место, в большой комнате, где лежат пять человек. Нас курирует врач, но его прием стоит 250 рублей. В сутки проживание в пансионате стоит 650 рублей, а за 30 дней – 19 тыс. 500 рублей. С вас лекарства, памперсы и выписка из больницы. Есть сиделки», – рассказали в доме для пожилых.

Под подсчетам в среднем данный мини-пансионат может зарабатывать 234 тыс. рублей в месяц. При этом, отметим, что в среднем сиделки по объявлениям просят 150 рублей в час. То есть если посчитать, что работа круглосуточная, то в сутки выходит 3 тыс. 600 рублей, а за месяц 108 тыс. рублей. Кроме того, в 2021 году в России потребительская корзина для пенсионеров составляет 10 тыс. 22 рубля, то есть в среднем на содержание постояльцев может уходить 120 тыс. 264 рубля. Иными словами вряд ли при доходах в 234 тыс. рублей «теневой» пансионат, цель которого в большинстве случаев обогатиться, будет платить 228 тыс. за содержание стариков и труд сиделок.

В целом же, по нашим приблизительным подсчетам, в легальном частном пансионате за 10 человек доход составит 375 тыс. рублей в месяц и, соответственно, выручка руководителя – 56 тыс. 250 рублей, в нелегальном цифра дохода будет чуть ниже – 367 тыс. 500 рублей, однако прибыль хозяина будет выше. Иными словами, если предположить, что в среднем содержание десяти пенсионеров обойдется в 120 тыс. 264 рубля, то при доходе в 367 тыс. 500 рублей «хозяйская выручка» составит порядка 247 тыс. 236 рублей.

Человек и закон

По словам игроков легального рынка таких услуг, сегодня государство не оказывает финансовой или консультативной помощи частным пансионатам. Если бы власти выполняли не только проверяющую функцию, то тогда бы рентабельность этого бизнеса (по крайней мере его легального сегмента) была выше.

«Мы живем и существуем на самообеспечении. Финансовой поддержки у нас никогда не было и в принципе на нее никогда не рассчитывали. Мы бы хотели консультативной помощи. Сегодня нет такого образования, которое бы объясняло, как открывать и руководить домом престарелых. Поэтому приходится все изучать на своем опыте», – поделилась мнением Ольга Чепакова.

Улучшить ситуацию с «нелегалами», по ее мнению, можно на законодательном уровне. Например, прописать законодательные требования к пансионатам для пожилых.

«Если посмотреть статистику, то большинство чрезвычайных происшествий происходят именно в нелегальных пансионатах. Если наша деятельность не лицензируется, то постановка в реестр должна быть обязательной. Власть должна помогать нам в этих вопросах, чтобы не создавалось «теневого» бизнеса – компании не прятались, а могли открыто помогать», – подчеркнула руководитель «Комфорта».

Похожего мнения придерживается управляющий Senior Group, председатель правления НП «Мир старшего поколения» Алексей Сиднев.

«Нужны меры, чтобы обелить рынок – чтобы у пансионов была мотивация работать качественно. Чтобы они заявляли о себе, им надо что-то дать. Чтобы качественно обслуживать – нужно за каждого доплачивать, за одну пенсию качественный уход обеспечить невозможно. Механизм такой есть – чтобы государство доплачивало за каждого подопечного. Минимально в день качественный уход стоит две тысячи рублей в регионе, четыре тысячи в Москве, иначе никак не получается. Пока же государственные тарифы, по которым государство доплачивает за каждого пожилого человека, ниже себестоимости качественного обслуживания», – пояснил Алексей Сиднев.

Сегодня эта сфера деятельности регулируется базовым законом «Об основах социального обслуживания». Также есть Роздравнадзор и МЧС. Важно понимать, что компанию будут регулировать, если она добровольно назовет себя учреждением для ухода за пожилыми людьми. Пансионаты организуются часто. Руководители некоторых заведений не сообщают о том, что осуществляют уход за пожилыми людьми. Они существуют как отели для пожилых людей в не приспособленных для этого учреждениях: в избах, в жилых домах – это защищает их от проверок.

«По закону нужно сообщать в Роструд о начале трудовой деятельности, но штраф такой маленький, что это мало кого останавливает. За последние пять-семь лет, судя по всему, количество частных мест в домах престарелых , пансионатах в России выросло серьезно – в Москве сейчас 15 тысяч мест, в России – 150 тысяч. Это сопоставимо с количеством коек в госучреждениях», – уточнил эксперт.

При это необходима так называемая авторизация деятельности, потому что нарушаются права граждан. Алексей Сиднев подчеркивает, если в пансионе инвалид живет на третьем этаже без лифта и в заведении на десять пожилых людей приходится один помощник по уходу или нянечка, то очевидно, что он никогда не сможет выйти погулять. Или если человек проживает в неприспособленных для ухода за пожилыми людьми помещениях, где никак не профилактируется риск падений, а это основной фактор риска падения качества жизни. Например, перелом шейки бедра – главный бич. Если потом его не оперировать, то резко сокращается продолжительность жизни. 


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.