«Он с нами не конкурировал, а объединял нас». Как изменилась российская оппозиция после смерти Немцова

Марш Немцова
Каждый год марш памяти Немцова собирает тысячи человек в столице, которых бы не объединил любой другой повод. Что изменила смерть Немцова в российской политике, и кого потеряла оппозиция в его лице?
Фото: Виктор Вытольский

27 февраля – день памяти Бориса Немцова. Четыре года назад на Большом Москворецком мосту был застрелен политик, чье имя теперь имеет сакральное значение для всей российской несистемной оппозиции. Каждый год марш памяти Немцова собирает тысячи человек в столице, которых бы не объединил любой другой повод. Что изменила смерть Немцова в российской политике, и кого потеряла оппозиция в его лице? На эти вопросы мы попробовали ответить вместе с его соратниками, друзьями, конкурентами и даже идеологическими противниками. Подробности – в материале «УралПолит.Ru».

Не рыцарь, но политик

На место гибели Бориса Немцова на Большом Москворецком мосту приходят люди с цветами и свечами не только 27 февраля. Это далеко не всегда оппозиционеры, но и простые горожане, гости столицы, которые не принимают как данность убийство политика, который был известен своей непримиримой позицией по отношению к властям. Впрочем, Борис Немцов – фигура противоречивая. Его обширная биография, в которой есть тесная дружба с Борисом Ельциным в 90-е, пребывание на постах зампредседателя правительства и Госдумы, а потом – резкая смена политической ориентации в сторону радикализации протеста, не позволяет говорить о нем, как о рыцаре в белых доспехах. Но именно такой бэкграунд заставлял других прислушиваться к нему.

Известный общественный деятель, бывший депутат Госдумы, председатель «Партии перемен» Дмитрий Гудков в беседе с корреспондентом «УралПолит.Ru» вспоминает о Немцове как об опытном политике, каких в стане оппозиции сегодня уже нет. Гудков называет Немцова другом семьи, а его убийство – личной трагедией.

«Для меня, наверное, это было самым сильным эмоциональным потрясением за всю мою политическую карьеру. Убили человека, который был другом нашей семьи. Мне было с ним очень легко, мы друг друга понимали с полуслова. Полгода после убийства у меня был период привыкания, принятия того, что произошло. Он был человеком, который, в отличие от многих в оппозиции, обладал огромным опытом работы. Он был не просто фигурой известной, а фигурой крайне опытной как управленец и законодатель. Элиты по-другому таких людей воспринимают: когда есть опыт работы в госструктурах, все равно ты воспринимаешься серьезнее, тяжеловеснее. Многие к нему относились с симпатией, потому что он был хорошим человеком», – рассказал Гудков.

Дмитрий Гудков вспоминает, что, будучи в протестном движении, Немцов никогда не проявлял единоличные амбиции, не стремился что-то непременно возглавлять. Он также был мостом поколений в российской оппозиции:

«Он умел объединить, он был дипломатом. Сегодня ощущается отсутствие таких людей именно старшего поколения, которые могут объединить и не претендуют на лидерские позиции. Вот что было важным в Немцове. Он мне однажды сказал: «Дим, я губернатором был в детстве, поэтому давай мы лучше будем тебя куда-нибудь выдвигать». А лидеры одного поколения – все равно конкуренты. Каждый хочет быть лучшим. А Немцов с нами не конкурировал, он нас объединял».

Такого же мнения придерживается и другой известный оппозиционер, муниципальный депутат Илья Яшин. Он вспоминает, что Немцов был известен не только своими громкими заявлениями и расследованиями. Он, что называется, делом доказывал свою политическую состоятельность и на площадях, и на посту губернатора, когда уже был полностью погружен в протестное движение, рассказывает Яшин:

«Немцов был без преувеличения исторической фигурой. Он входил в руководство страны в самые тяжелые годы новейшей истории России. Он был успешным губернатором. При нем Нижегородская область за несколько лет превратилась из убыточного в экономически преуспевающий регион. Он осуществлял очень важные реформы в правительстве, противостоял олигархам. Он занял последовательную позицию, когда страна начала скатываться к авторитарному режиму. Он мог со своим опытом и связями встроиться в эту систему и безбедно жить. Но он выбрал совершенно другой путь, который был связан с последовательной линией, но в то же время с давлением, рисками, арестами и в итоге – с убийством. Это вызывает огромное уважение».

«Таких больше нет»

Яшин называет Немцова системообразующей фигурой для российской оппозиции. Он убежден, что, застрелив Немцова, убийцы нанесли «колоссальный урон демократическому движению»:

«Он был в оппозиции системообразующей фигурой. Мы при его жизни не вполне это понимали. Но сейчас масштаб его личности становится очевиден даже его оппонентам. Знаете, в футболе бывают игроки, которые могут играть на любой позиции. Также и Немцов в политике мог делать абсолютно все. Он умел организовывать масштабные акции протеста, он умел выступать на трибуне. Самое главное – он умел разговаривать с кем угодно и не обладал болезненной обидчивостью. Он связывал самые разные группы самых разных людей между собой. Убийцы Немцова прекрасно знали, в кого они стреляли».

Не стоит забывать, что Немцов был одним из тех, кто организовывал, пожалуй, самые масштабные акции протеста в современной России, будь то митинги на Болотной площади или шествия по проспекту Сахарова. Тогда объединились, казалось бы, непримиримые идеологические соперники – либералы, коммунисты, националисты. А сегодня таких площадок нет, за исключением одной. Но и она связана с именем Немцова.

«Я уверен, что и на том свете он очень многое сделает для страны. Он стал символом борьбы за демократические перемены. Он даже сейчас нас всех объединяет на марше. Посмотрите, были все – Навальный, Гудков, Рыжков, Сванидзе, Явлинский. Марш Немцова становится уже не маршем памяти, а серьезным политическим событием», – отмечает Дмитрий Гудков.

И ведь действительно прошедший марш памяти Немцова на минувших выходных в Москве наглядно продемонстрировал, что лишь это событие сегодня объединяет разрозненную оппозицию. По данным «Белого счетчика», на акцию пришло около 10 тысяч человек, по данным МВД – порядка 6 тысяч. За последние годы ни один политический митинг не собирал столько людей. А тут и Навальный, и «яблочники», и ультралевые собрались вместе. Остальные 364 дня в году эти люди друг с другом практически не разговаривают.

Взгляд «слева»

Лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова сложно похвалить или упрекнуть за какие-то связи с либеральной оппозицией. Сегодня их просто нет. Но Удальцов говорит, что убийство Немцова стало переломным моментом в российской политике вообще. Новость об этом трагическом событии застала лидера уличных коммунистов в тюрьме, вспоминает сам Удальцов в беседе с «УралПолит.Ru»:

«Когда убили Немцова, я отбывал срок по «Болотному делу», но помню, что это на меня произвело действительно шокирующее впечатление. Я тогда подробностей не знал, но интуитивно был уверен в том, что это политическое убийство, связанное с его оппозиционной деятельностью. Я и сейчас придерживаюсь такой позиции. Я был шокирован, потому что до того момента таких крупных оппозиционных деятелей физически не устраняли. Бывали нападения, избиения, аресты, но так явно, да еще и у стен Кремля никого не убивали».

Удальцов рассказывает, что, выйдя на свободу, чуть ли не первым делом он возложил цветы к месту убийства Немцова, за что был раскритикован некоторыми товарищами по левому движению. Этих двух политиков не связывала дружба или идеологическая платформа. Немцов был ярым антикоммунистом и никогда этого не скрывал, но в рамках оппозиционного движения он умел найти общий язык со всеми. Удальцов говорит, что после событий четырехлетней давности либеральные оппозиционеры перестали быть договороспособны:

«Сегодня нет такого модератора, нет человека с таким авторитетом, который хочет и может сплотить отряды либеральной оппозиции. Это большая потеря для всего оппозиционного движения. После убийства Немцова все атомизировалось. Я бы не стал говорить, что Немцов в одиночку все объединял, но он играл очень важную роль. В этот день я так или иначе буду про Немцова вспоминать, хоть он и был моим идейным оппонентом. Мы тактически были союзниками, и в этом плане он вел себя достойно. Он не давал поводов заподозрить себя в какой-то подлости, двуличности, лицемерии. В этом плане он у меня вызывает уважение».

То, что сегодня происходит внутри протестного движения нашей страны, эксперты энциклопедически называют родовой травмой российской оппозиции. Она не может объединить усилия даже для участия на предстоящих выборах в Мосгордуме.

А Борис Немцов не был любимчиком россиян. Его антирейтинг скорее превышал доверие граждан, которые ассоциировали Немцова с лихими 90-ми. Возможно, он и сам это понимал и не лез в лидеры протеста. Однако миссия Немцова была в другом: он показал на своем примере, что родовую травму российской оппозиции можно подвергнуть терапии. Только сегодня сама российская оппозиция не стремится вылечиться. Каждый питает лидерские амбиции и не может простить другому аналогичных устремлений. Именно с этим пытался бороться Немцов, судя по рассказам очевидцев. Вряд ли сегодня он был бы доволен происходящим.

Георгий Максимов

Фотографии: Виктор Вытольский

Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...