«Обвинение во взятках мне до сих пор не предъявлено – не до конца все придумали»

Сергей Пугин
О ньюансах своего дела, политической подоплеке и о том, кому это нужно – в эксклюзивном интервью бывшего первого вице-губернатора Зауралья Сергея Пугина УралПолит.Ru.
Фото: пресс-служба Курганской областной думы

В Зауралье который месяц идет следствие по уголовному делу в отношении бывшего первого заместителя губернатора Курганской области Сергея Пугина, арестованного в связи с обвинением в злоупотреблении должностными полномочиями. Следствие считает, что с 2018 по 2019 год экс-чиновник вместе с бывшим замглавы Шадринского района Вячеславом Розниным изготовил, подписал и оплатил фиктивные акты выполненных работ в пользу шадринского ООО «Мультипласт», зная о том, что работы не выполнены. Объекты до сих пор не достроены. Общий ущерб, по версии следствия, составил 195 млн рублей. В августе в отношении Пугина было возбуждено четыре новых уголовных дела. Экс-чиновника подозревают в получении четырех взяток. Но сам Сергей Пугин, который сейчас находится в СИЗО-1, отрицает вину. О ньюансах своего дела, политической подоплеке и о том, кому это нужно – в эксклюзивном интервью УралПолит.Ru.

Сергей Владимирович, почему вы отрицаете все предъявленные обвинения?

– Как я могу не отрицать, если меня обвиняют в том, чего я не совершал? Чтобы злоупотребить полномочиями, надо ими обладать. Неисполненные муниципальные контракты – это исключительные полномочия органов местного самоуправления. У меня никогда не было полномочий по реализации муниципальных контрактов. Законодательное разграничение полномочий определяет суть процесса реализации программы «Устойчивое развитие сельских территорий».

Администрация Шадринского района сама разработала проектно-сметную документацию, провела конкурс по определению подрядчика, заключила с ним контракт и обязана его исполнить. Для этого не требуется ничьих указаний. Есть соглашение о предоставлении субсидий между правительством области и администрацией района, в соответствии с которым область доводит финансирование. А район в соответствии с контрактом выполняет его. Задача правительства области – обеспечить финансирование муниципалитета. Это и было сделано в рамках закона и нормативных актов правительства Курганской области и Минсельхоза РФ.

Тогда в чем же состоит преступление?

– Как ни странно, обвинение считает, что доведение финансирования и есть преступление. Якобы я давал указания замглавы района на подготовку и подписание актов КС-2, КС-3 с невыполненными работами и на основании этих актов департамент АПК осуществлял необоснованное финансирование подрядчика.

Во-первых, департамент не оплачивает работы подрядчику, а доводит субсидии до муниципалитета. Расчеты с подрядчиком – зона ответственности муниципалитета. Во-вторых, основанием для финансирования является заявка муниципалитета, и только эта заявка. Если она есть – район получает субсидии под свою ответственность и рассчитывается с подрядчиком. Повторю – ничьих указаний для этого не требуется.

В данном случае, установив факт неисполнения муниципального контракта, установив истинных виновников неисполнения – сотрудников администрации Шадринского района и ООО «Мультипласт» – сторона обвинения, выполняя поставленную перед ними задачу, обвинила еще и меня, причем на совершенно надуманных показаниях этих самых сотрудников администрации и подрядчика, признавших свою вину, перекладывающих свою вину на меня.

Вы сказали о поставленной задаче. Что вы имеет ввиду? Некоторые наблюдатели расценивают дело против вас как неожиданное следствие ухода из команды врио губернатора Шумкова еще до выборов в 2019 году...

– Очевидно, что это обвинение – выполнение поставленной задачи по дискредитации меня лично и «управленческой команды», частью которой я был. По мнению заказчика, «старая» команда должна быть коррумпированной и недееспособной. Как в анекдоте про три конверта. В моем случае эта задача совпадает с задачами самих силовиков. Процветает «палочная» система. Чем выше статус обвиняемого, тем больше «плюшек» в виде звезд и поощрений. Такова действительность.

Преступлений, по-вашему, нет, но вы под стражей...

– Содержание в СИЗО – единственный способ выдавить у меня признание. Это такая тактика у силовиков. Возбуждение уголовного дела по признакам преступления, помещение под стражу в СИЗО и долгая работа по поиску «доказательств». Это расчет на психологию: больше посидит – быстрее признается. Иногда такая «работа» длится больше года и люди действительно не выдерживают. Не меня первого обрабатывают по такой тактике.

Пример тому – история бывшего начальника технического надзора ГИБДД Кургана Сергеева, у которого трое несовершеннолетних детей, из них двое – малолетние. В начале февраля против него было возбуждено уголовное дело по ложному доносу о получении взятки от человека, которого в нарушение закона освободили от уголовной ответственности. Следствие по его делу длится восемь месяцев и Сергеева все это время держат в СИЗО. Сотрудники ФСБ и СК ищут и не могут найти доказательства его вины. И держат его в СИЗО, чтобы он оговорил себя.

Чем выше статус обвиняемого, тем дольше это длится. Я в СИЗО нахожусь уже свыше пяти месяцев. За это время следственные мероприятия с моим участием проводились только по ходатайству стороны защиты. То есть, если бы мы их не заявляли, то такие мероприятия следствием даже не планировались. Зато все это время вокруг меня старательно создается образ закоренелого преступника, используются возможности всем известных СМИ. Порочить людей – это тоже тактика.

Но ведь появились новые обвинения – о взятках?

– Это как раз результат «работы» по поиску «доказательств». Не уверенность в своей позиции – обвинение меня в злоупотреблении полномочиями – заставляет силовиков искать дополнительные доводы для образа закоренелого преступника. Не найдя их, опустились до откровенного вранья. Провели «работу» со скрывавшемся от следствия и пойманным представителем ООО «Мультипласт», который, за изменение меры пресечения, а может и за уход от ответственности вообще, дает лживые показания о взятках. Взятка, с учетом устоявшегося мнения о чиновниках, по мнению силовиков, самое подходящее. Но обвинение во взятках мне до сих пор не предъявлено! Видимо не до конца все придумали. Без доказательств и состава преступления это сделать сложно.

То есть взяток не было?

– Все, кто меня знают, все, кто со мной работал и взаимодействовал, знают, что взятка и я – несовместимы. Человек, который дал лживые показания, говорит, что давал мне взятки с 2015 по 2018 годы, но при этом когда давал, где и за что не поясняет. Такой вот маразм – лицо заявляет о преступлении и отказывается отвечать, как оно произошло. Бред, но объяснимый. Цель – оказать воздействие, вывести из равновесия, запугать, опорочить. Еще один элемент тактики.

Что собираетесь делать?

– Буду защищать себя, доказывать свою невиновность. Это будет сложно, учитывая заинтересованность и ангажированность системы, которая разучилась признавать свои ошибки. Но я уверен, что клевета и доносы не станут основой правосудия. Рассчитываю на справедливый и беспристрастный суд. Я преступлений не совершал – это факт, а факты – вещь упрямая.

Кто и как поддерживает вас в эти дни?

– Моя семья – самые главные люди в моей жизни: жена, сыновья, родители, брат, родные и близкие. Поддержка родных и близких очень важна здесь. Им самим сейчас непросто, но они делают все, чтобы я чувствовал их поддержку. Поддерживают настоящие друзья. Я им благодарен за это. Вообще, эта ситуация помогла разобраться, кто друг, а кто и не друг, и не враг, а так… Много тех, кто, зная меня, поддерживают, хотя никогда не были мне близки. Но есть и те, кто называл себя другом, а сейчас сделали вид, что никогда меня не знали. Такова природа человека. Но и то, и другое дает сильнейшую мотивацию на отстаивание своего честного имени. И я это сделаю!

Автор: Павел Овсянников

* От редакции: 30 сентября Курганский городской суд в очередной раз продлил срок пребывания Сергея Пугина в СИЗО на два месяца – до 3 декабря 2020 года. Следователь СУ СКР по Курганской области Евгений Панкратьев мотивировал свое ходатайство о продлении меры пресечения тем, что он не успевает закончить следствие до 3 октября, и ему необходимо дополнительное время, сверх предельного срока в шесть месяцев, так как «могут быть обнаружены дополнительные доказательства» и он также собирается «дать окончательную юридическую оценку собранным доказательствам».

Защитники Сергея Пугина – Олеся Бортникова и Владимир Певчев – в суде отметили, что никаких обоснованных доказательств необходимости содержания обвиняемого в СИЗО в суд не представлено, и просили перевести Пугина под домашний арест. Они отметили также, что за предыдущие два с половиной месяца с Пугиным проведено только одно следственное действие, причем по инициативе защиты, и новых следственных действий с его участием не планируется. Адвокаты также сообщили, что из всех фигурантов этого уголовного дела только Сергей Пугин остается под арестом, все остальные обвиняемые освобождены из-под стражи.

Сам Сергей Пугин в суде сообщил, что, как следует из материалов следствия, оглашенных в судебном заседании, по делу опрошены около 200 свидетелей, и никто из них не подтвердил его вину.

Суд встал на сторону следствия, заявив, что «нахождение Пугина на свободе может привести к уничтожению доказательств».

Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.

Новости партнеров

Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...