«Первый урок, который я вынес – нельзя работать с друзьями. Второй – нельзя бесконтрольно давать доступ людям к деньгам»

Тимофей Алтушкин Фото: Ольга Юшкова

Тимофею Алтушкину - 21. Он – третий из шести детей миллиардера из списка Forbes, председателя совета директоров РМК Игоря Алтушкина. В 2019 году 18-летний Тимофей впервые заявил о себе, как о молодом предпринимателе. В 2020 году он вошел в топ-100 российских бизнесменов в сфере спорта. Сегодня официально запускается его премиальный детейлинг-центр Autolab by RCC, аналогов которому в России нет. Про опыт, планы, текущие проекты, отношения с отцом и автомобилях – в интервью УралПолит.

>

Тимофей, три года назад ты запустил бренд спортивной одежды RCC Sport. Что с этим проектом сейчас?

– Бренд развивается медленно. Прорывным шагом сейчас стало получение патента и выставление продукции на Wildberries. Там хорошие продажи. Я этому проекту сейчас не уделяю много времени. Есть управляющая, которая раз в неделю озвучивает предложения, а я принимаю решения. Если мне нравится какая-то вещь, могу сам нарисовать дизайн и отдать креативной группе для разработки модели. Также поступает много заказов от спортсменов. Например, Магомед Курбанов часто ко мне обращается за спортивной одеждой для выхода на бои. Индивидуально делаем такие заказы.

Какие уроки ты вынес из своего дебютного проекта?

– Первый урок, который я вынес – нельзя работать с друзьями 50/50. Споры и недопонимания мешают процессу. Второй – нельзя бесконтрольно давать доступ людям к деньгам. Люди начинают воровать. У меня был близкий друг, который по каким-то причинам украл у меня два миллиона рублей, занимаясь одеждой. Мы с ним разбежались. Клялся, божился, что вернет. До сих пор ждем деньги.

Каким был стартовый капитал RCC Sport? Проект был прибыльным?

– Стартовый капитал точно не скажу, но помню первую коллекцию, которую мы делали с Дмитрием Шишкиным. Ни один раз пожалели потом: там и качество страдало, и ценник был сумасшедший – в районе 10 миллионов рублей. Эта коллекция у нас вообще не зашла. Остатки бесплатно раздавали. Потом как такового финансирования не было, были только спецзаказы от РМК под мероприятия. Конечно, не все коллекции были успешны, и это нормально. Но с этого проекта я неплохо зарабатывал даже в первый год, так, что да, это прибыльный проект.

Если вбить твое имя в поисковике, по третьей ссылке появляется компания ООО «Саплайс». Чем она занимается?

– «Саплайс» – сейчас мое основное направление. Компания изначально была создана, чтобы заниматься поставками электродвигателей и различных запчастей от компании «АВВ». Мы получили у них представительство на Уральский федеральный округ и непосредственно под РМК. Постепенно развиваясь, каждый год мы в три раза увеличивали свои объемы. Сейчас идет четвертый год работы. «Саплайс» занимается различными принадлежностями, которые постоянно на предприятиях выходят из строя, под замену. Также ремонтные работы проводим. Мне это интересно. Остальные проекты – больше как хобби, потому что они приносят удовольствие, а это я считаю своей основной серьезной работой.

Как появился детейлинг-центр Autolab by RCC?

– Autolab – это импровизация. Изначально была идея построить рядом с офисом маленькое здание, чтобы машины РМК обслуживались не в сторонних организациях, и деньги не уходили бы налево. Постепенно пришли к тому, что можно замахнуться на такой проект. И ресторан мы изначально не планировали. Когда построили, поняли, что нужно его делать и все условия позволяют. Решили два таких серьезных проекта запустить в одном месте.

Как выбирали место под застройку? Кто занимался проектом?

– Место не выбирали – просто была удачная земля. В городе сейчас такую площадку сложно найти. Проектировал отдельный человек, он также участвовал в проектировании Ельцин Центра, а застройщиком была компания А1. Она выполняет большинство таких работ для РМК.

Как формировалась команда Autolab? Обучали или брали готовых специалистов?

– Сейчас в Autolab работает порядка 60 человек. Бригадиры к нам сами давно просились, мы их взяли. Остальных ребят – мойщиков и детейлеров – по большей части обучали с нуля. За полгода они неплохо выросли и сейчас показывают достойный уровень.

Если брать ресторан, то повара – Максима Барбаренко – я давно переманивал из Izakaya, а команду он уже сам набирал.

Почему на автомойке появился ресторан NEONI?

– Была большая площадка на веранде, а ресторан я в принципе давно хотел сделать. У меня есть понимание, как можно сделать его круто, и все очень удачно совпало. С шефом у нас изначально было общее видение, понимание кухни. Как он готовил в Izakaya мне всегда нравилось. Я не хочу, чтобы перемешивали ресторан и мойку, потому что это два отдельно существующих как фактически, так и юридически проекта. Это два совершенно разных мира, которые находятся в одной локации. Здесь я планирую проводить хорошие тусовки, мероприятия, которые будут показывать достойный уровень.

Открытие Autolab by RCС совпало с непростой ситуацией в стране и полным разворотом экономики. Это хорошо или плохо для вас, как для бизнеса? Корректировали ли в связи со всеми этими событиями планы?

– Все европейские комплектующие нам успели прийти, и мы запустились в техническом режиме. С расходниками нам повезло, потому что контракты были заключены заранее и у ребят на складах запасы примерно на 1,5 года бесперебойной работы. Дальше будет видно. Отечественные производители у нас есть, но качество оставляет желать лучшего, а производить самим – возможно это станет перспективой развития. Надо подумать.

Стартовые вложения в Autolab составили 250 миллионов рублей, при этом цены на услуги удалось сохранить демократичными. Когда планируете выйти на окупаемость?

– Чтобы выйти на окупаемость затрат на это здание – это лет 50. Но такой задачи не стоит. Это было внешнее финансирование, которое не просят вернуть. Задача – сделать крутой уровень и доступный для большинства людей сервис.

Какая целевая аудитория проекта?

– В первую очередь – жители близлежащих районов: Широкая речка, ВИЗ, жители элитных поселков Палникс, Образцово, Карасьеозерский. И все интересующиеся автомобилями, автоспортом. Все, кто в этой движухе крутится, приезжают.

Почему автомобилисты должны приезжать именно к вам? В чем уникальность Autolab?

– Если говорить про конвейерную мойку – это единственный экземпляр у нас в России. Это самый топ из того, что есть на рынке. Почти 60-метровый конвейер, который собирается блоками и его можно пересобирать под любую необходимость. Он показывает хорошие результаты по качеству. Про ручную мойку – инженеры специально под нас разработали уникальное предложение по технологии. В принципе такого оборудования и такого качества химии у нас в городе точно нет.

Химические составы средств для мытья автомобилей очень токсичны для окружающей среды. Как будете с этим справляться?

– Многие люди так ехидно улыбаются, когда видят, что у нас рядом водоем. Но в центре существует фильтрационная система, которая позволяет нам очищать использованную на мойке воду. Мы ее прогоняем примерно 3-4 раза и потом она отправляется в 17 емкостей, закопанных вокруг здания. Оттуда по мере заполнения приезжает откачивать воду специальная машина от сторонней компании. По договору ответственность за дальнейшую утилизацию лежит на этой компании и строго контролируется. Такое недешевое решение было принято из-за отсутствия рядом канализационной трубы.

Вы планируете облагородить территорию вокруг здания? Обустроить зону отдыха у водоема?

– Мы планировали сделать это к открытию, но, к сожалению, этот водоем сейчас находится в аренде у человека, который просит какие-то неадекватные деньги за доступ, хотя он водоемом не занимается. Пока он ему принадлежит, сделать мы ничего не можем. Я бы хотел в первую очередь водоем почистить и сделать небольшой пляж с лежаками.

Autolab начал работать примерно полгода назад. Уже можете оценить успешность проекта?

– Успешность проекта мы сможем оценить только к следующему сезону, после официального открытия. Эти полгода штаб был приходящий. Мне кажется любой проект можно спустя год только оценивать. Пока еще не понятно.

Молодость и обеспеченная семья часто формируют образ «мажора» среди общественности. Сложно ли быть сыном Игоря Алтушкина в бизнесе? Нет страха не оправдать ожидания?

– Я очень самокритичный и у меня всегда к себе завышенные ожидания. Конечно, есть страх оценки. Боюсь не оправдать ожидания отца, но я ни разу от него не слышал ничего негативного в свой адрес или в адрес проектов. Мне по большей части приходится работать со взрослыми людьми, уже состоявшимися, серьезными. Как мне кажется, у нас всегда складывается уважительное отношение. Ни разу я не чувствовал в свой адрес, предвзятости, что я «мажор» или «папенькин сынок» – такого нет. Мои партнеры знают нашу компанию, как надежных ребят, которые всегда все в сроки и честно выполняют.

Игорь Алексеевич вмешивается в проекты или дает свободу?

– Отец дает мне полную свободу действий. Иногда могу прийти к нему за советом. По бренду одежды – он никогда этой темой не занимался, и мне приходилось полностью самому разбираться, чему-то новому учиться. В «Саплайсе» он мне большую помощь оказывал и много чего объяснял. По поводу детейлинг-центра – участвовал только финансово. Сказал: «Как сделаешь – так и будет. Сам разбирайся». Мы с ним планировали вчера сюда приехать, финальный результат он не видел. А так – ему очень нравится.

В следующем году ты заканчиваешь «Финансы и кредиты» в УрФУ, до этого учился в «Русской классической школе». Как оцениваешь уровень образования в России? Какое образование считаешь достаточным для старта в бизнесе?

– Я уверен, и видел, что образование у нас очень сильно хромает. Тем более экономическое. Не знаю, есть ли смысл усердно учиться экономике для старта в бизнесе. Думаю, что человек, который умеет размышлять, имеет все шансы что-то самому начать делать. Я больше за практику, чем за теорию.

Ты уже задумывался над целью своей бизнес-деятельности? Каких принципов придерживаешься в бизнесе?

– Мне нравится фраза «У самурая нет цели, только путь», поэтому просто движемся. Первое: лучше где-то сработать в ноль или в минус, но при этом честно и достойно, нежели где-то попытаться урвать кусок и испортить свою репутацию. Второе: не требовать и не ожидать от людей больше, чем они могут сделать. Требования, которые ты предъявляешь к себе, зачастую выше сил других людей. С себя нужно спрашивать строго, с других не надо спрашивать – что от сотрудников, что от партнеров. С собой – построже, с другими – помягче.

Что тебя мотивирует делать больше?

– Родители. Они для меня в плане работы – идеал. Как много энергии у такого человека, как мой отец. Я знаю много людей, у который при возникновении проблемы опускаются руки, уходят в депрессию, в запой, потом срываются на своих близких. Никогда мой отец себя так не вел. Когда какая-то проблема – у него включается дополнительный ресурс, и он в него погружен. Никогда негатив какой-то на работе не выносит на окружающих.

Имея такой бизнес ты наверняка увлекаешься автомобилями. На чем ездишь сам?

– BMW М8 находится сейчас в ремонте, потому что я тренировался экстремальному вождению на льду и немножко помял дверь. Это было в мой день рождения, в феврале. Как раз там началась спецоперация и все детали застопорили. Она полгода уже стоит и мы не можем ничего привезти. Повседневно я езжу на Gelendwagen, по выходным – на Lamborghini. Это машина для удовольствия.

Смог бы пересесть на отечественный автомобиль?

– Будет необходимость – пересяду. А так, по своему желанию, мне кажется, что нет.

Что думаешь про электрокары? Приживутся в России?

– Электрокары – это шаг в будущее. Мне кажется, что у нас в стране их никогда не будет много, и как только они начнут развиваться, в России их искусственно будут пресекать: либо какие-то налоги повышать, либо дополнительную цену на ввоз. Не всем выгодно, чтобы мы ездили на электрических автомобилях, потому что нужно продавать бензин.

Как относитесь к китайскому автопрому?

– Еще лет 10 назад я смеялся над китайским автопромом, а сейчас они вызывают огромное уважение – что Китай, что Корея. Они сейчас делают очень крутые автомобили на уровне немецких, а по цене в два раза дешевле. Думаю, что как раз сейчас, когда везде будут запреты на ввоз европейских машин, все заполонит Китай – в ближайшие три-четыре года.

Уже знаешь, каким будет следующий бизнес-проект? Чем хотел бы заняться после полной автоматизации работы Autolab by RCС?

– Есть проекты, но я далеко не забегаю. На ближайшее время мне была поставлена задача, что нужно здесь еще сделать. Будем делать. Надеюсь, года через два увидим.

Автор: Валерия Острова


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Добавьте УралПолит.ру в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.