​«Мы у разбитого корыта». Почему в вотчине «ЛУКОЙЛа» диаспоры восстали против главы Общественного совета

Протест Фото: Евгений Поторочин

В Урае разгорается конфликт, в который оказался вовлечен один из претендентов на мандат городской думы. Представители татарской и башкирской диаспор рассчитывают сместить Рустама Миникаева с поста председателя местного Общественного совета. В вину кандидату, представляющему на выборах «Единую Россию», ставят фактический развал Национально-культурной автономии татар, прекратившей свое существование по решению суда. Более того, жители указывают на фактическое бездействие Миникаева и в других общественных организациях, что, с их точки зрения, не позволяет им эффективно отстаивать свои права в различных сферах. О причинах разгорающегося противостояния в канун выборов в муниципалитете «ЛУКОЙЛа» – в материале УралПолит.Ru.

Представители урайских диаспор татар и башкир в настоящий момент начали сбор подписей для последующей их передачи главе города Тимуру Закирзянову. В своем обращении активисты намерены потребовать отставки с поста председателя Общественного совета Рустама Миникаева.

Стоит отметить, что Миникаев, занимающий пост директора МБУ ДО «Детская школа искусств», борется за кресло депутата по 13-му одномандатному округу, где, судя по всему, выступает на текущий момент в роли одного из фаворитов. Соперниками «единоросса» являются три самовыдвиженца – индивидуальный предприниматель Егор Гнетов (судя по всему, родственник экс-депутата окружной думы Михаила Гнетова), инженер Владислав Гусев и юрисконсульт городской больницы Максим Налобин, а также выдвинутая КПРФ Елена Голубева.

Причиной требований лишить Миникаева председательства в Общественном совете Урая стала ликвидация возглавляемой им ранее Национально-культурной автономии татар, основанной еще в 2013 году. Такое решение принял городской суд по иску Министерства юстиции Российской Федерации в апреле текущего года. Как следует из материалов процесса, «в ходе проверки за деятельностью организации выявлены неоднократные и грубые нарушения законодательства Российской Федерации и устава организации».

«В нарушение требований Устава прием и исключение членов организации надлежаще не осуществляется; на общем собрании организации не заслушиваются годовые отчеты правления и контрольно-ревизионной комиссии, не определяются приоритетные направления и не утверждаются годовые программы деятельности, не определяется порядок и размеры отчислений и распределения доходов; член правления не переизбран после истечения срока полномочий (срок полномочий не продлен); заседания правления организации не проводятся ежеквартально, протоколы заседаний правления отсутствуют <…> членские взносы членами организации не уплачиваются», – значится в решении суда.

Кроме того, организация не представляла документы, подтверждающие опубликование отчетов об использовании имущества за 2016-2018 годы, ежегодную информацию о продолжении деятельности с указанием действительного места нахождения постоянно действующего руководящего органа, его названия и данных о руководителях за 2018 и 2019 годы, а также ежегодную отчетность за 2016-2019 годы.

При этом Минюст неоднократно указывал руководству Национально-культурной автономии на нарушения законодательства. Так, предупреждения и представления направлялись Управлением министерства по ХМАО-Югре в июле 2019 и феврале 2020 года. Однако распоряжения ведомства были проигнорированы. После этого ведомство дважды, в марте и июне прошлого года приостанавливало деятельность организации сроком на три месяца. Но и эти санкции эффекта не возымели, после чего последовало обращение в суд.

«Административный иск Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре к общественной организации Национально-культурная автономия татар города Урай о ликвидации общественного объединения и об исключении его из Единого государственного реестра юридических лиц удовлетворить полностью. Ликвидировать общественную организацию Национально-культурная автономия татар города Урай и исключить ее из ЕГРЮЛ», – решил суд.

Ликвидация общественной организации была болезненно воспринята представителями татарской, а также башкирской общественности города. По словам собеседников издания, «фактически татары и башкиры лишились цементирующего звена, позволявшего развивать народную культуру, сохранять традиции и самоидентификацию».

Примечательно, что о важных функциях, выполняемых национально-культурными автономиями, неоднократно публично заявляли власти города. Так, к примеру, предыдущий глава Урая Анатолий Иванов отмечал в беседах со СМИ, что в муниципалитете «ЛУКОЙЛа» проживают около 80 национальностей.

«Я присутствовал на многих мероприятиях, в которых отчетливо прослеживается, насколько идея единения, согласия и дружбы между разными народами близка не только людям среднего или старшего возраста, но и нашей молодежи. Я считаю, что это и есть показатель правильности действий и политики, которые сообща осуществляют в муниципалитете органы власти, городские учреждения, религиозные организации и национально-культурные объединения», – высказывал суждения предшественник Тимура Закирзянова.

А та же татарская национально-культурная автономия в конце 2016 года стала победителем федерального конкурса «СоДействие» в номинации «Развитие межнационального сотрудничества, мультикультурализма и гражданского единства».

Тем не менее, последние годы, судя по всему, стали для организации периодом стагнации, хотя различные мероприятия продолжали проводиться силами энтузиастов и добровольных спонсоров. Сейчас же, по словам собеседников издания, потерявшие автономию татары Урая «оказались в вакууме». К слову, в текущем году в городе впервые за долгий срок не был проведен Сабантуй, обычно превращавшийся в общегородское мероприятие.

Агентство рассчитывало получить комментарии самого Рустама Миникаева относительно причин ликвидации возглавляемой им структуры, однако кандидат в депутаты не смог ответить на вопросы, сославшись на занятость.

В то же время свои суждения высказывают другие жители города, в том числе, с условием соблюдения анонимности, представители администрации.

«Интересно, что когда Урай получил толчок к развитию в 1960-е годы, практически все первые нефтяники приезжали из Татарстана и Башкирии. С тех пор здесь очень сильные корни этих народов. Потом приезжали люди из Украины, и, по сути, именно татары, башкиры и украинцы составляют наиболее значимые национальные диаспоры. Миникаев в свое время при мэре Забозлаеве проявил инициативу создания автономии, что было воспринято с воодушевлением. До этого все было неофициально. Но зарегистрировав организацию, он, по сути, ничего не сделал. Есть инициативные люди, но к руководству их не подпускали», – рассказывает управленец.

По мнению собеседника издания, именно бездействие руководителя привело национально-культурную автономию к конфликту с Минюстом и последующей ликвидации. При этом, как подчеркивает источник агентства, «ни в коем случае нельзя говорить о каком-либо ущемлении прав татарского и башкирского народа в городе». Что касается выборных перспектив Рустама Миникаева, то в администрации полагают, что эта ситуация «не должна оказать на них решающего влияния», но другие провалы кандидата могут сказаться.

«Дело в том, что татары и башкиры не сконцентрированы в его одномандатном округе, а проживают дисперсно по городу. Кроме того, многие просто аполитичны. Но вот другой нюанс влияние оказать может. Миникаев вошел в Общественную палату Югры и в региональное отделение ОНФ. Но и там от него не исходило никаких инициатив. А именно в этих структурах он мог бы отстаивать интересы урайцев. Многие, однако, только недавно узнали, что он там числится. Это повлиять на шансы, полагаю, может. Зачем нужен такой бесполезный депутат? Он может быть отличным руководителем школы искусств, но на этих постах нужна инициатива», – полагает собеседник издания.

Источники агентства в самом татаро-башкирском сообществе подтверждают, что для них ликвидация национально-культурной автономии стала «крайне неприятной неожиданностью» и напрямую связывают ее крах с работой номинального лидера.

«В Урае из 40 с небольшим тысяч жителей, по нашим подсчетам, порядка восьми – татары, башкиры, или, по крайней мере, имеют татарское или башкирское происхождение. Минимум несколько сотен входили в автономию. Организовывали через администрацию различные мероприятия, популяризировали культуру, изучали язык, продвигали интересы народа через тот же Общественный совет, выигрывали конкурсы и гранты, а потом все закончилось. Сам Миникаев по этому поводу отмалчивается, как и по вопросу, почему не передал работу другим», – говорят участники ликвидированной организации.

При этом, по мнению татарского населения города, автономия, вне всяких сомнений, необходима, но когда и чьими силами она будет возрождаться, пока неизвестно.

«Получается, сейчас мы лишены органа, координирующего все мероприятия. Как такое могло произойти? Думаю, это именно провалы в руководстве. Конечно же, автономия нужна, и татарская, и башкирская. Люди ждут ее восстановления. Столько сил было вложено участниками. Есть инициативные люди, которые могли бы на себя взять эту работу. Почему их раньше не привлекали, неизвестно. Может, он кому-то был удобен, может, личные амбиции. Но пока мы у разбитого корыта, остается только по домам собираться. Надеемся, что Закирзянов сделает выводы», – заключает собеседник издания. 

Автор: Александр Филиппов


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.