​«Они нас поддерживают, мы – их». Почему протесты в поддержку Навального в Зауралье пошли не по сценарию

Почему в Курганской области, как и во всех других регионах России, протестные акции 23 и 31 января обернулись злом для самих организаторов этих митингов, и как на самом деле проходили несанкционированные митинги в Кургане – в материале специального корреспондента УралПолит.Ru.
Фото: Евгений Поторочин

Зауральские коммунисты после полного поражения регионального штаба Навального по результатам прошедших протестных акций выразили свое отношение к оппозиционеру Алексею Навальному, назвав его «зажигательным снарядом» и «поводом» для организации российского майдана. Почему в Курганской области, как и во всех других регионах России, протестные акции 23 и 31 января обернулись злом для самих организаторов этих митингов, и как на самом деле проходили несанкционированные митинги в Кургане – в материале специального корреспондента УралПолит.Ru.

23 января и 31 января

Я приехал в Курган в полдень 23 января. Настоящий сибирский мороз, на уличном термометре – 34 градуса ниже ноля. Клубы беспросветного дыма выхлопных газов от курганских «ПАЗиков» застилали солнечный свет на площади имени Слосмана. Наскоро перекусив в недорогом и вполне приличном даже по екатеринбургским меркам кафе на улице Рихарда Зорге, я неспеша отправился к кинотеатру «Россия» – месту, где в два часа дня должна была начаться несогласованная властями акция, организованная курганским региональным штабом Алексея Навального.

Моим желанием было увидеть своими глазами все происходящее и передать это читателям максимально подробно – не в красках, а так, как было на самом деле. Это уже сейчас, спустя несколько дней после протестных событий, становятся очевидными сразу несколько вещей. Во-первых, лишь единицы из тех, кто пришел тогда митинговать на площадку перед кинотеатром, реально поддерживали Навального. Проходя мимо кучек протестующей молодежи, а их 23 января было большинство, я отчетливо слышал не размытые фразы: «А че Навальный? Да пофиг на Навального! Вышла против безработицы и низких зарплат». Подобные разговоры можно было встретить в разных частях площадки перед кинотеатром, но ни слова я не услышал от этих людей о том, что они поддерживают политику российского оппозиционера.

Во-вторых, курганские власти, возможно, настолько «трепетно» относились к формированию положительной повестки в дни протестных акций, что спустя пару часов после митинга 23 января во всех без исключения провластных изданиях появились похожие одна на другую новостные заметки. Во всех прослеживался единый тезис: нельзя допускать детей и подростков младше 18 лет до участия в таких митингах. Это все, что пиарщики курганского правительства смогли придумать, чтобы «противостоять» этим несогласованным действиям.

Хештег #ДетиВнеПолитики в социальных сетях подхватили многие лидеры общественного мнения в Курганской области. Однако все эти доводы общественников были разбиты в пух и прах – в тех же соцсетях на протяжении многих лет курганское реготделение «Единой России» выставляло фотографии и посты, рассказывая, как несовершеннолетние были волонтерами перед голосованием по принятию поправок к Конституции РФ. Эти же дети, активисты движения «Молодая гвардия» активно принимали участие во многих других партийных акциях. При этом, тогда никто не выступал с призывами оградить детей от участия в политической жизни Курганской области.

Но вернемся к самому митингу. Ровно в 14:00 часов 23 января на площадке перед кинотеатром было совсем немного людей – стояли отдельными кучками по два-три человека. Однако уже через пятнадцать минут маленькая площадь оживилась. Цепью встали сотрудники полиции и прибывшие для участия в оцеплении казаки. Первые задержания митингующих начались после того, как в толпе кто-то крикнул оскорбление в адрес президента России Владимира Путина. Молодого человека быстро скрутили и отвели в автобус. В течение еще пятнадцати минут задержали еще нескольких человек – тех, кто пытался отбить первых задержанных. После этого толпа человек в 300, а именно столько граждан я примерно насчитал среди участников несанкционированной акции, плавно двинулась в сторону улицы Томина. Не пройдя и ста шагов, людей остановила цепь силовиков. Митингующие в течение пяти минут кричали в лицо правоохранителям: «Пропусти». После отправились обратно к кинотеатру «Россия». Вторая часть этого «мерлезонского балета» была томной – отдельные кучи участников акции ушли за здание кинотеатра, кто-то ушел с митинга вовсе, многие перешли через проезжую часть и остались наблюдать за происходящим с безопасного расстояния – крыльца местного городского главпочтамта.

Я стал подходить к людям и спрашивать их мнение. Мне достаточно было услышать комментарии всего лишь трех местных жителей для того, чтобы понять – это была акция не в поддержку Навального, московский оппозиционер абсолютно не был лидером сопротивления для курганцев.

«Меня позвала подруга. Мы пришли ради интереса, просто посмотреть. Если честно, я примерно это и ожидала увидеть. Призывали же людей чуть ли не с плакатами выходить. А ни одного человека с плакатом я сегодня здесь так и не увидела. Вообще, знаете, мое мнение – все эти протесты ни к чему хорошему не приведут. Я учусь в Кургане, в гуманитарном институте, изучаю историю. Это начало чего-то нехорошего – все эти акции. И если сейчас протестанты не одумаются, мы можем повторить семнадцатый год прошлого века», - рассказала мне 19-летняя Катя, студентка местного вуза.

Еще один представитель молодежи – учащийся колледжа Даниил. Он не был многословен, но в каждой его фразе слышалось непонимание происходящего.

«Я в политике не очень разбираюсь. Но вот увидел сейчас, что полиция задерживает молодых людей. Им руки крутят, в автозаки заталкивают. Я не поддерживаю ни тех, ни других ребят. Неужели нельзя мирно решать. Я вообще мимо шел, у меня тетя живет на улице Володарского, сейчас она болеет, я пошел к ней, чтобы принести продукты. А тут такое. Ну а Навальный – это клоун, который деньги получает от западных миллионеров. У них одна цель – страну нашу развалить», – сказал мне Даниил и пошел в обход по дворам.

45-летняя женщина, которая стояла чуть поодаль, отказалась назвать мне свое имя, но, отойдя в сторону, тихонько прокомментировала.

«Я уже 30 лет работаю на заводе. Не буду говорить на каком, но это большое промышленное производство. И я прекрасно помню 90-е – нам не платили зарплату, жить было не на что. У нас семья из четырех человек, мы все жили на пенсию дедушки – ветерана Великой Отечественной. Если бы его не было, мы бы умерли, наверное, с голода, либо пошли бы воровать. А что сегодня? Мы плохо живем? Да, я понимаю, что есть определенный слой людей, у которых совсем низкие зарплаты. Но от этого не уйти никуда. У нас сейчас в магазинах есть все, вакансий много. Нужно просто стараться заработать, и все получится. Я сюда пришла ради интереса, но сейчас уже пойду. Я не хочу видеть такое. Это неправильно и такого не должно быть ни в Кургане, ни в любом другом городе России. Как они этого не понимают…» – сказала женщина, попрощалась и ушла.

Уже в 15:00 часов на площадке возле кинотеатра оставалось около 20 человек, которые вскоре разошлись.

События 31 января, на втором курганском митинге, были еще скучнее. По дороге в Курган в то воскресенье я ожидал, что силовики, умудренные опытом прошлой субботы, перекроют весь город. Но я ошибся. К той же площадке у кинотеатра невозможно было подойти – живая цепь из полицейских не давала никому пройти по площадке. Были задержанные, но их блокировали еще на подступах к площадке, брали под руки и провожали в автобусы. Воскресная акция не продержалась и часа. По моим подсчетам, сотрудников правоохранительных органов 31 января было примерно в три раза больше, чем самих протестующих.

Красный след

Примечательно, что представителей курганских политических сил на акции 23 и 31 января не было – никого, кроме депутатов курганской городской думы от КПРФ. На акции 23 января были замечены депутаты Максим Пивоваров и Иван Камшилов. Первый активно снимал происходящее на камеру, второй, как только начались первые задержания, быстро зашел в здание кинотеатра. После этих акций курганские коммунисты официально выразили свое отношения к Навальному, заявив, что выступают против его политики. Однако в «красных рядах» нашлись те, кто этого мнения не разделяет.

Один из сторонников КПРФ, входящий в комсомольскую организацию Кургана, на условиях анонимности поделился мнением, что не понимает позицию своих соратников. По его словам, обком четко и решительно заявил, что КПРФ не поддерживает Навального, однако один из депутатов на митинге, по словам собеседника, рассказывал, что Навального отравили, что даже есть доказательства этого отравления, и высказывал всяческую поддержку российскому опозиционеру. Другой курганский депутат-коммунист и вовсе мог оказывать юридическую помощь задержанным.

«Он что, деньги получает от них? Для меня все это непонятно», – отметил собеседник агентства.

По некоторым данным, речь в последнем случае могла идти о депутате гордумы Якове Сидорове. УралПолит.Ru связался с народным избранником. Коммунист отметил, что никаких денег от представителей штаба Навального он не брал и все обвинения в его адрес несостоятельны. Также он прокомментировал возможные недовольства внутри организации, которые могут быть связаны с тем, что Сидоров помогает курганскому штабу Навального.

«Я считаю, что это – оговор, потому что никаких вознаграждений от штаба Навального я не получаю. В каких-то правоотношениях с данной организацией я не состою. По поводу «довольны – недовольны» – это их личное дело. Мне такие факты неизвестны, поскольку свою работу я обсуждал и на пленуме областной организации, секретом она ни для кого не является. Ни одного критического замечания в адрес моей работы не поступало», – прокомментировал ситуацию УралПолит.Ru Яков Сидоров.

Коллега Сидорова по партии – коммунист Сергей Еремин, в свою очередь подтвердил УралПолит.Ru, что Сидоров оказывал правовую помощь задержанным на митингах, но это было обговорено заранее с коллегами-коммунистами.

«Яков Сидоров действует на основании официального решения пленума обкома КПРФ, и он защищает искренне и без всяких вознаграждений, он – штатный работник обкома. Он защищает всех ребят, там уже около 20 человек. Он как второй секретарь обкома на совершенно законных основаниях защищает ребят. Дело в том, что нам плевать на Навального. Что Платошкин, что Навальный – они в Москве, а наши ребята – здесь», – отметил Сергей Еремин в беседе с УралПолит.Ru.

Еремин сообщил, что члены курганского штаба Навального помогают коммунистам в противостоянии добыче урана на территории Зауралья. Именно поэтому, по схеме «баш на баш» сейчас Сидоров юридически поддерживает местных навальнистов.

«Я уже который год опираюсь на этих ребят, они со мной мотаются и по открытым слушаниям, и везде. Они на судах выступают против добычи урана. Они – молодые, им здесь жить. Мы то уже пожилые. Они нас поддерживают, и мы их поддерживаем. И Навальный, и Платошкин, и прочие всякие «фигошкины», – нам пофиг. Мы живем на нашей зауральской земле, и мы хотим сохранить ее природу и сохранить ее народ», – сказал Сергей Еремин.

Подкрепить два этих мнения было решено третьим, самым весомым, и УралПолит.Ru связалось с руководителем курганского отделения КПРФ, первым секретарем обкома, депутатом областной думы региона Виктором Зыряновым.

«Это наглые и ложные слухи кто-то распускает в отношении Якова Сидорова, что он якобы получает какое-то вознаграждение. Такого нет и быть не может! Мы на пленуме этот вопрос рассматривали, была принята соответствующая резолюция, в которой мы заявили, что юристы курганского областного отделения КПРФ будут оказывать поддержку тем гражданам, которые были задержаны на событиях 23 и 31 января. Яков Семенович выполняет решение нашего руководящего органа. Мы не за Навального. Мы осуждаем политику, которую проводит Навальный. Мы считаем, что Навальный – это зажигательный снаряд, который запустили, чтобы взорвать российское общество, чтобы спровоцировать майдан в России», – заявил Зырянов.

Коммунист отметил, что реготделение КПРФ против того курса, который в настоящее время осуществляется в стране, против либерального курса.

«Поэтому мы поддерживаем молодежь, которая вышла в основном ведь не за Навального. Они против роста цен и тарифов, против пенсионной реформы, против ущемления демократических прав и свобод, против безденежья, против кредитной системы, в которую всю страну сейчас загнали как в кредитное рабство. Вот против этого молодежь выступает. Они против дистанционного образования, против оптимизации медицины. А Навальный – это так, повод, ширма. Поэтому мы против Навального, но мы вместе с этой молодежью», – сообщил Виктор Зырянов.

Не по сценарию

Получается, что акции протеста, которые по всей стране в той или иной мере прошли 23 и 31 января, не состоялись в том их виде, в котором были запланированы изначально. Никто, по крайней мере, в Кургане, не кричал: «Свободу Навальному!». Никто не выкрикивал лозунги в его поддержку. У каждого, кто пришел в те дни на площадку к кинотеатру, был свой повод и свой маленький протест. Кого-то не устраивает его зарплата, кто-то хочет снижения коммунальных платежей, кто-то хочет, чтобы для всех пенсионеров был бесплатный проезд в общественном транспорте, кто-то пришел просто поглазеть. Ну а если глобально, то люди знают – жизнь в Кургане отстает от жизни в Москве на добрых лет 15. В конкретном случае, это касается социальных сетей. Через них в Москве мобилизовывали людей на акции в поддержку Навального еще в далеком 2011 году. В Кургане же через соцсети удалось собрать лишь мизерное количество людей, которые пришли каждый со своей проблемой, но не за Навального.

Свою роль тут сыграла еще и усталость населения от почти годового коронавирусного карантина – тут уже чистая психология граждан. Желание покричать и поактивничать – это развернутая пружина, которая сжималась пандемийными месяцами.

Что же касается молодежи, то по мнению наблюдателей, в том же Кургане молодые ребята и девочки не видят реальной позитивной картины собственного будущего – у многих нет занятия и увлечения, нет никакого ощущения драйва и нет идеалов для подражания среди российских и курганских героев политики и общественности. За острыми ощущениями они пошли на улицы. Жители Зауралья отмечают, что неплохо было бы местным властям задуматься над привлечением молодежи в общественные проекты, конкурсы, мероприятия, но делать это со школьной скамьи – тогда к совершеннолетию взрослеющий человек уже будет понимать свое предназначение в этом мире.


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.