​«Импортозависимости у БАЭС нет - в ближайшие годы никаких проблем не испытаем»

Иван Сидоров Фото: Евгений Поторочин

В Свердловской области расположен уникальный промышленный объект, подобного которому нет не только в России, но и в мире. Речь о БАЭС – атомной электростанции на быстрых нейтронах. В современных реалиях атомная энергетика выходит на первый план и переплетается с мировой экономикой. УралПолит.Ru на полях международной выставки «Иннопром» поговорил с директором Белоярской АЭС Иваном Сидоровым. О том, как отразятся санкции на атомной энергетике, какое оборудование было импортозамещено – в интервью.

Иван Иванович, можно ли сказать, что БАЭС занимает особо место в атомной энергетике? И в чем ее главное отличие от других предприятий концерна?

– Она занимает особо место не только в атомной энергетике России, но и мира. Есть разные виды реакторов, которые эксплуатируются – водо-водяные, реакторы РБМК – у них охлаждающим телом является вода. У нас же с реактором с быстрыми нейтронами охлаждающим телом является натрий. Физика реакторов совсем разная. Отличия у нас существенные, а мы еще и перспективные.

Четвертый энергоблок АЭС в этом году начал полностью работать на «топливе будущего» (МОКС-топливо). В чем плюс данного перехода? Насколько данная технология интересна зарубежным партнерам в плане экспорта?

– Обычное топливо, которое используется для реакторов, состоит из оксида урана 235 – это определенный материал. Его достаточно мало в природе. Если взять от всего урана – это 0,7%, а остальное – изотоп урана 238. В реакторах на быстрых нейтронах этот изотоп делится, мало того при его делении еще и нарабатывается плутоний 239. Вот МОКС-топливо – это топливо на основе плутония и урана 238, где отсутствует природный материал 235. Мы не говорим, что сжигаем полено – получаем два, но коэффициент больше единицы. Сжигаем меньше, вырабатываем больше.

БАЭС вносит приличный вклад в энерговыработку нашего региона. Какое количество энергии производится на станции?

– Наша доля – это 15% энергии Свердловской области, но хотелось бы больше. И такая задача у нас стоит.

До 2030 года на Урале планируют построить «быстрые» атомные реакторы нового поколения (БН-1200). Все остается в силе? Рассматриваются ли под БН-1200 другие площадки? Сколько потребуется инвестиций?

– Мы будем строить новый реактор, решение в «Росатоме» принято, составлена «дорожная карта» строительства. Сейчас мы занимаемся проектной документацией, получаем лицензию, и с 2027 по 2035 год должны реактор построить и ввести в эксплуатацию.

Другие площадки, конечно, рассматривались, потому что технологию нужно развивать. Но из-за того, что мы уже эксплуатируем БН-600 и БН-800, у нас есть персонал, имеющий большой опыт – новый блок доверили тоже нам. По поводу инвестиций – ровно такие же, как и на обычный тепловой блок.

Как устроена система безопасности на Белоярской АЭС? В целом насколько сильно изменилась атомная энергетика в нашей стране в плане безопасности и энергоэффективности после Фукусимы?

– Систем безопасности большое количество: физическая, ядерная, радиационная, экологическая, техническая и информационная. У нас трехканальная система, есть после Фукусимы еще и дополнительный блок безопасности. И на всех станциях был проведен стресс-тест по безопасности, прорабатывали вопросы и влияние всех природных явлений: и ураганы, и наводнения, и даже падения самолетов.

Отразились ли антироссийские санкции на работе БАЭС? И атомной энергетике страны в целом?

– Практически все оборудование, которое у нас работает, произведено в России. Такой зависимости БАЭС не испытывает. Есть, конечно, образцы оборудования и от другого производителя. Например, по немецким насосам мы уже два года занимаемся импортозамещением. В ближайшие годы никаких проблем не испытаем. При этом, есть программа в отрасли импортозамещения, этим занимаемся и прорабатываем.

Сейчас в Турции идет строительство первого реактора атомной электростанции «Аккую». Да и в целом портфель зарубежных контрактов включает 36 энергоблоков от Египта до Китая. Принимает ли БАЭС участие в каких-то зарубежных проектах, и если да, то какое? И как повлияла внешнеполитическая ситуация на эти проекты?

– Госкорпорация занимается многими проектами за рубежом. Вы знаете, что недавно финны отказались от проекта «Росатома», но ничего не изменилось, например, по Египту, Турции, Бангладеш. Там идет строительство блоков, где принимает участие наш персонал. Один из заместителей по капитальному строительству БАЭС возглавил филиал в Венгрии. Много персонала уезжает на «Аккую».

Сотрудничает ли БАЭС с азиатскими партнерами? С кем, если не секрет и в какой части? Планируется ли укреплять и углублять это сотрудничество?

– Нашей технологией интересуются многие. Есть, например, реактор в Китае, построенный с помощью России. Напрямую мы взаимодействия не проводим, но так как опыт эксплуатации есть, то наш персонал принимал участие во встречах.


Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.